Время миротворцев в украинской политике подошло к концу

Максим Михайленко, "Хвиля"

Ястреб и голубь

Заявление министра иностранных дел Павла Климкина о том, что правительство не намерено отвоевывать захваченные районы Донецкой и Луганской областей является, на мой взгляд, политически недальновидным. Однако, укладывается в контекст того странного курса, который проводит нынешняя власть — «трусость в обмен на сохранение симпатий со стороны ЕС». Не следует забывать о тематическом сообщении президента в социальной сети — он, мол, желает прекратить войну. Генсек ОБСЕ тоже заикнулся о том, что у конфликта, якобы «может быть только политическое решение».

В то же время, реальность совершенно иная: чем больше в информационное пространство вбрасывается миротворческой демагогии, тем агрессивнее ведет себя Москва и ее оккупационный контингент. Простой пример — как только Кабмин прервал платежи на оккупированные территории, сразу же раздался сигнал из разрушенного Донецка, российскому гауляйтеру срочно понадобилось возобновить переговоры в Минске. Потому что, разгромив и разграбив все, что можно, российские паразиты намеревались жировать на наши деньги. Только такой язык понимают оккупанты — и больше никакой. Не дай Бог, если хотя бы в эту абсолютно правильную инициативу вотрется какая-нибудь слезливая «миротварь». Террористическая банда Путина точно животы надорвет от смеха. Потому что кроме как над миротворческими попытками Порошенко и его трясущихся от ужаса европейских друзей — смеяться путинистам не над чем: изоляция и экономический кризис уверенно делают свое дело.

Однако, не надо обманываться — подавляющее большинство населения РФ не просто является потомками сталинских вертухаев, которым вполне по душе кровавая война со всем миром, но и хранит память поколений, привыкших к жизненным стандартам ниже центральноафриканских. Тем более, что машина государственной пропаганды четко указывает на то, кто виноват в том, что портки на самогон менять приходится: Запад. Кстати, эта совершенно правильная с точки зрения организации в Четвертом Рейхе пропаганды стратегия — за географическими пределами применения, ничего, кроме горькой усмешки не вызывает. Потому что качество большинства западных политиков теперь проявилось во всей красе.

У Франции нет консолидированной позиции даже по «Мистралям», и это в условиях, когда россияне угробили одного из ведущих французских предпринимателей.

Германия вознамерилась преследовать деятелей «ЛНР-ДНР», которые сами по себе никто и звать их никак, таких «деятелей» в качестве стукачей полно в записной книжке любого участкового.

Эва Копач — нет, я понимаю, что новый премьер Польши в прошлой жизни была педиатром — все чаще напоминает мне маршала Рыдз-Смиглы, который со всем штабом сбежал в Румынию, когда не знавшая об этом факте польская армия все еще оказывала серьезное сопротивление гитлеровцам. Зато, конечно, польские патриоты оторвались на Марше независимости, с новой песней, емко дефинирующей как банду Путина, так и ее пособников в странах ЕС.

Нарастает общественный остракизм в отношении злоупотребляющего «путинкой» Милоша «Таракана» Земана, а к подмахивающему Москве Виктору Орбану, вероятно, пришла во сне мрачная тень Имре Надя и немного придушила. Порадовал и Бойко Борисов — с места в карьер взявшийся за прожекты путинской банды в Болгарии. Так что, с одной стороны здесь есть и хорошие новости, но все же больше неприятных: Европа оказалась не способна существовать без американского поводка, но, к несчастью, этот поводок пока что в ватных руках мечтателя, по-детски радующегося договору с Китаем о сокращении выбросов, но не понимающего, что выбросы в газовые камеры путинизма только увеличиваются. День адской сероводородной вони в Москве — всего лишь, так сказать, изображение этого процесса в зеркале сермяжной правды. Вместе с тем, продолжение существования «голубиной» партии в Киеве, безотносительно причин этого явления — неприемлемо. Стоит напомнить, что голуби всегда подвергались включению в меню во время войны, и сопутствующего ей голода. Дело в том, что голубиное мясо напоминает куриное. А chicken, как мы помним, довольно обидное прозвище в Америке — «трус». С ним всю жизнь можно проходить.




Комментирование закрыто.