Весна близко: блокада Донбасса и нарастание кризиса власти в Украине

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Института Будущего, "Хвиля"

sur102

Февральское обострение на Донбассе, внешнеполитическая активность ряда депутатов украинского парламента, активизация обсуждения темы мирного урегулирования, внутриукраинские события, блокада ОРДЛО создаёт для официального Киева сразу несколько проблем. С одной стороны имеем очередную попытку предложить Украине чрезвычайно невыгодный (если не сказать губительный) компромисс по вопросам оккупированных территорий. С другой очевидна активизация работы внутренних и внешних игроков на обострение политического кризиса и досрочные парламентские (если не президентские) выборы. Ход событий по обоим направлениям чрезвычайно выгоден Российской Федерации.

События последних дней или прицел на Порошенко

Активизация боевых действий на Донбассе, увы не стала неожиданностью. Такой сценарий развития событий в прогнозе Украинского Института Будущего был описан как наиболее вероятный. Неожиданным стали лишь сроки «выполнения прогнозов».

Эскалация сама по себе не особо страшна для Украины, ведь страна уже может эффективно себя защищать. Если в 2014 и 2015 годах при аналогичном росте интенсивности боёв проводилась мобилизация, то сегодня к решению боевых задач даже не привлекается второй эшелон силовиков вдоль линии разграничения.

С другой стороны бои на Донбассе очередной раз ставят вопрос об Минского плана урегулирования. Очевидно, что в «прочтении Киева» реализовывать алгоритм разрешения конфликта Россия не будет. Вариант Кремля неприемлем для Украины. Что касается внешних игроков, так называемых партнёров по нормандской четвёрке, то их позицию прекрасно иллюстрируют откровения посла Германии.

Ситуация патовая, но именно она создаёт предпосылки для выхода на новый формат договорённостей и (или) расширение числа участников обсуждения украинского вопроса. Увы, но в данном направлении официальный Киев не предлагает своего видения развития ситуации и разрешения кризиса.

В это же время Россия достаточно активно пытается решить свои проблемы, в том числе и проводя «торг» по украинскому вопросу. В частности:

  • активно продвигается тезис разделения проблем Крыма и Донбасса,

  • говорится о неспособности Украины выработать единую точку зрения внутри страны, не говоря уже о вопросе мирного урегулирования

  • через своих партнёров, дружественные и подконтрольные СМИ говорится о неустойчивости политической и экономической ситуации в Украине и, как следствие, выдвигается тезис о киевской власти как «ненадёжном партнёре»

Естественно, что одной агитацией, без конкретных фактов тут обойтись трудно, но сама Украина даёт богаты й набор фактуры для дальнейшей проработки. С одной стороны через непосредственно связанных с РФ украинских политиков, с другой посредством внутренней борьбы элит за передел власти.

Депутаты, патриоты и Надежда Кремля

На прошлой неделе достоянием общественности стал список народных избранников, совершавших вояжи в Российскую Федерацию. Ничего бы страшного в этом не было, если бы не война и не специфика статуса народного депутата Украины. Это немного странно, когда человек, имеющий доступ к государственной тайне вне рамок официальных делегаций, без поручения Парламента, президента либо Кабмина путешествует в столицу государства, аннексировавшего часть территории твоей страны и ведущего боевые действия вдоль восточной границы.

Если анализировать состав группы таких «путешественников», то кроме депутатов Оппозиционного блока, там можно найти фамилии народных избранников и из других фракций. Как минимум странно, но вполне ожидаемо по крайней мере в отношении бывших членов Партии Регионов, учитывая риторику их выступлений с трибуны Верховной Рады.

Но это явление само по себе не так критично. Опасно другое — дискредитация украинской власти на внешней арене. Процесс идёт зачастую без непосредственной привязки к войне на востоке.

Возьмём, например, комбинацию с такой вещью как свобода вероисповеданий:

  1. На сессии ПАСЕ депутат Новинский, представляющий Украину заявляет о начале преследований граждан по религиозному признаку и преследованию русской православной церкви на территории страны. Простое заявление, не подтверждённое ничем. Это на первый взгляд.

  2. Но в это же время общины РПЦ МП начинают подавать документы на перерегистрацию своих приходов. Новые уставы религиозных объединений фактически скопированы с документов РПЦ в России, но их положения (в части руководства общиной, имущественных прав) нарушают требования украинского законодательства и, естественно, что Минкульт требует устранить недостатки. В ответ РПЦ заявляет о преследовании и подаёт на государство Украина в суд. Это новость от 27.02.

Не надо быть пророком, чтобы предсказать следующий шаг – извещение международных организаций и правительств стран ЕС о «фактах преследования» и вмешательства государства в дела религиозных организаций. Факт судебного иска есть, осталось подключить прессу и дипломатов.

Следующая комбинация — болезненная тема обмена пленными. Ещё недавно именно Россия и террористы воспринимались в качестве тех, кто тормозит обмен узниками. Утверждения были обоснованными. Факты пыток, нечеловеческих условий содержания пленных, как это цинично не звучит, давали дополнительные аргументы Киеву в диалоге с европейскими партнёрами.

Тут вступает в игру Надежда Савченко. Вначале она посещает Москву и спокойно возвращается назад. Потом публикует списки украинских пленных и пытается выйти на контакт с их родственниками, убеждая людей, что власть не делает нужных шагов по освобождению их близких.

Дальше необходимо вывести тему на более высокий уровень и Надежда оказывается в ДНР. Где посещает пленных, раздаёт интервью и вновь рассказывает о нечеловеческих условиях содержания. Это уже серьёзно, ведь поездка и её освещение могут привести сразу к целому букету проблем для Киева. В частности:

  • Проблема родственников. Отчаявшиеся люди получают информацию от Савченко, они убеждаются, что она, как минимум, смогла «договориться» и увидеть пленных. Это приводит к росту недоверия по отношению к власти и наоборот поддатливости людей к предложениям «бывшей узницы Путина»

  • Депутат Верховной Рады посетила тюрьму с военнопленными. ДНР и ЛНР продемонстрировали открытость и теперь уже они могут требовать (и требуют) аналогичных шагов Киева в ответ. Этого Украина допустить не может, а, значит, теряет позиции на переговорах рабочих групп.

  • Надежда Савченко попадает к сепаратистам не через официальные пункты пропуска. Украинская власть реагирует на факт пересечения линии разграничения. Принимает меры в том числе в отношении Рубана, который «поехал за Надеждой». Это, учитывая, что данный гражданин стал основной медиаперсоной при освещении вопросов обмена, позволяет сразу же обвинить Киев в срыве процесса освобождения своих военнослужащих из плена.

Таким образом власть с одной стороны имеет проблемы на внутриполитическом поле — обвинения в недостаточной активности в деле освобождения узников и, возможно, акции протеста родственников. С другой, обвинения в отсутствии реакции на проявления «доброй воли» террористами из ЛДНР.

Блокада. То, что торговые отношения с частью предприятий, физически находящихся на территории, подконтрольной террористам не останавливались не было ни для кого секретом. Общество без лишнего оптимизма воспринимало этот факт, но мирилось с ним, особенно в разгар отопительного сезона.

Блокада ОРДО начинается одновременно с активизацией Надежды Савченко в вопросах обмена пленными. Первые лозунги (о которых мало кто помнит) заключались как раз в требовании освобождения граждан Украины, находящихся в заточении на неподконтрольных территориях или в России. Но вскоре тезисы подверглись коррекции: основным посылом стал вопрос моральности торговли с террористами.

Это болезненный вопрос для Порошенко, учитывая, что значительная часть объёмов грузов, пересекающих линию разграничения, проводится структурами Р. Ахметова. Последние полгода этот олигарх работает на удержание стабильности политической ситуации в стране, поскольку статус-кво выгоден для него и президента. Наметившийся раскол Оппозиционного блока как раз проходит по линии интересов «на обвал системы или на её поддержку». Без голосов депутатов, завязанных на Ахметова, позиции коалиции в Верховной Раде существенно ослабнут. Развитие событий вокруг блокады создаёт чрезвычайно опасную вилку вариантов для Порошенко. Попытка восстановить грузопотоки поможет сохранить позиции в Раде, но может вызвать резко негативную реакцию в обществе. Демонстративная поддержка блокады может лишить коалицию поддержки Ахметова. Более подробно писал об этом в недавнем тексте «Вилка для президента».

Порошенко пытался тянуть время, но тут своё слово сказала Москва: ЛНР и ДНР объявили ультиматум Киеву, пригрозив 1.03 национализировать предприятия, имеющие украинскую регистрацию. В Луганской области сепаратисты уже сегодня объявили о введении внешней администрации на трёх компаниях, принадлежащих Ахметову.

Таким образом Москва руками террористов лишает Киев времени для манёвра и принуждает его прибегнуть к резким (возможно силовым) методам. Любой выбор (блокада или её силовое снятие) играет на руку стране-агрессору – может вызвать очередной виток политического кризиса и демонстрирует неспособность украинской власти контролировать даже формально «подконтрольные» территории.

Пат власти и начало броуновского движения среди сторонников

Если подвести итог описанных выше февральских событий, то становится очевидно, что официальный Киев, не предпринимая активных действий, пропустил целый ряд опасных для себя политических комбинаций. Результатом стали возможные потери позиций на внешней арене, но и возникновение новых предпосылок для раскачки ситуации внутри страны.

В таких случаях необходима консолидация власти для быстрой выработки чёткого плана действий на ближайшее время, его реализации. Вместо этого получаем ещё один «удар по власти». На этот раз от близких и «своих» политиков, которые наперегонки предлагают своё видение «компромиссов», в той или иной мере близкое к тезисам посла Германии в Украине.

Даже если забыть о планах Артёменко, остаётся активность героя Майдана М. Найема, который уже третью неделю собирает рабочие группы по разработке комплекса законопроектов по работе с неподконтрольными территориями. В частности в рабочих материалах содержаться нормы, размывающие ответственность РФ за события на Донбассе и наоборот усиливающие ответственность Украины за обеспечение базовых прав для граждан по обе стороны от линии соприкосновения.

Несомненно, что такая активность будет замечена международными организациями, политиками европейских стран. Несомненно, что за границей появится желание побольше услышать предложений отдельных депутатов. Но вот беда, позиции самой Украины от этого не усилятся, скорее наоборот.

Варианты для власти

Власть проспала удачные шаги Москвы и допустила развитие (возможно возникших самостоятельно) процессов внутри страны в выгодном для Кремля ключе. Одна из причин — боязнь выйти со своим видением развития ситуации и повторение мантр о «единственно возможном Минске-2» как в конце 2014 – начале 2015 говорили о «незыблемости Минска-1».

Повторяется ситуация конца лета-начала осени 2016 года, когда Киеву «выкручивали руки» вопросами о выборах в ОРДЛО. Увы, сейчас нового доклада по МН-17, способного изменить баланс сил не предвидится.

Но сегодняшнее обострение имеет свои временные рамки, которые определены сменой власти во Франции и формированием новой коалицией в Германии. До окончания «периода выборов» есть возможность потянуть время. Но уже к середине лета Украина просто обязана иметь свой план действий и свои границы компромиссов. К этому же сроку власти придётся решить проблему формирования рамок взаимодействия с ОРДЛО, работы по крымскому вопросу. Если в 2014 и 2015 «подвешенный» статус оккупированных территорий позволял избегать лишних проблем в экономике, политике, то сегодня он уже является угрозой стабильности политической ситуации. И это тоже можно считать заданием на ближайшие месяцы.




Комментирование закрыто.