Украина и ЕвроПРО: ловушка для Януковича

Дмитрий Тымчук

Более того: по словам Кожиела, представители Украины и Международного секретариата НАТО уже проводят неформальные консультации по теме противоракетной обороны Альянса. «В течение прошлого года ПРО была темой неформальных консультаций между Международным секретариатом НАТО и представителями Украины. Я бы хотел этот аспект особо подчеркнуть. Это значит, что консультации между Украиной и НАТО в этой сфере проходят, и они проходят и на политическом, и на техническом уровне», — сказал он. Председатель Офиса связи НАТО подчеркнул, что консультации все еще носят неформальный характер, «поскольку НАТО должен сначала определить форму собственной ПРО».

Одновременно секретарь Посольства США в Украине Юрия Федькив подтвердил, что не только НАТО, но и конкретно Соединенные Штаты заинтересованы в участии Украины в процессе создания ПРО. «США и далее будут заинтересованы в усилении ПРО. Мы еще раз заявляем о том, что мы будем усиливать наше сотрудничество в этой сфере с Россией. Одновременно мы еще раз подтверждаем, что размещение ПРО не является таковым, что направлено против России. Мы выступаем за то, чтобы были созданы две сильные системы», — сказал он. Он также отметил, что США будут заинтересованы в участии Украины в процессе усиления ПРО: «Мы также будем приветствовать любые предложения и инициативы Украины в этой сфере… Несмотря на решение Украины не вступать в НАТО, мы готовы и дальше поддерживать все намерения Украины в направлении осуществления реформ, в первую очередь в оборонной сфере».

Причины резонанса, который вызвали эти заявления, понятны. Решение о создании системы ПРО НАТО в Европе, принятое в ноябре 2010 года на саммите организации в Лиссабоне, изначально вызвало критику России. Планы объединить уже имеющиеся национальные компоненты систем ПРО стран-участниц НАТО, а также использовать развертываемые в Европе элементы ПРО США, радиолокационную станцию в Турции, базы ракет-перехватчиков SM-3 в Румынии и Польше, корабли ВМС США, базирующиеся в испанском порту Рота, и мобильные РЛС системы раннего предупреждения о ракетном нападении, размещенные на кораблях ВМС Нидерландов, заставили российское руководство принять активное участие в игре. Ибо только ленивый российский военный аналитик не заявил, что одна из основных задач создающейся в Европе ПРО — нивелировать ядерный потенциал России, в частности, на стратегических носителях, которые могли бы угрожать Европе и США.

В этой связи Россия, которая уже стала договориваться с НАТО сотрудничать по проекту ЕвроПРО, натолкнулась на странную политику Запада. В частности, ее требования гарантий от США относительно ненаправленности развертываемой системы против РФ не были удовлетворены. В итоге Москва резонно считает создающуюся в Европе ПРО угрозой для себя, тем более что ее политическое давление ни к чему не привело — в октябре 2011 года генсек НАТО заявил, что система ПРО Альянса достигнет степени полной операционной готовности в 2018 году. Также ожидается, что о начальной степени готовности ПРО НАТО будет объявлено на саммите альянса в мае 2012 года в Чикаго.

Понятно, что в такой игре Россия рассматривает построение ЕвроПРО как способ нивелировать стратегический баланс с США в сторону последних. С другой стороны, при всех заверениях Вашингтона, что противоракеты не рассматриваются им как способ противодействия российским межконтинентальным баллистическим ракетам, а направлены исключительно против «стран-террористов» в лице прежде всего Ирана и КНДР, США не дают Москве никаких юридических гарантий. В этих условиях любой формат участия Украины в американо-натовском проекте будет рассматриваться в Кремле как ярко выраженный антироссийский шаг.

Какова же позиция по ПРО самой Украины? Украинский МИД в конце прошлого года заявлял, что Киев обеспокоен отсутствием прогресса в двусторонних переговорах между Россией и США по проекту ЕвроПРО и призвал стороны преодолеть противоречия в этом вопросе. МИД указывал, что такая ситуация не будет способствовать обеспечению национальных интересов Украины, поскольку РФ и США являются стратегическими партнерами Украины и гарантами безопасности украинского государства.

Если переводить эти постулаты с дипломатического языка на «человеческий», это означает, что Киев просто напросто пытается заболтать ситуацию явно в надежде, что она как-нибудь авось сама собой разрешится. Украина не выразила ни поддержку России и требование к США дать гарантии ненаправленности ПРО на своего северо-восточного соседа, ни готовность участвовать в западном проекте или поддержать его. Мы услышали какую-то отстраненную обеспокоенность ситуацией, из которой едва ли кто способен уразуметь, на чьей же стороне Киев.

Собственно, это можно понять: виной такой клоунаде нынешняя внешняя политика Украины, базирующаяся на провозглашенной Виктором Януковичем внеблоковости державы. Похоже, изобретая этот курс, сам Янукович (или те, кто подсказал ему такое решение), полагал, что разрешил тем самым все давние украинские внешнеполитические проблемы. С виду оно так: нет курса на вступление в НАТО — нет и раскола украинского общества по этому вопросу. С другой стороны, нет и цели в виде вступления в какие-либо военно-политические союзы с участием России (в ОДКБ или двухсторонние), что также не все украинцы поддержали бы.

Однако на практике ситуация сложилась совсем по-иному. Фактическое сближение Украины с НАТО, постоянные заявления украинского руководства о разделении взглядов Запада на проблему укрепления трансатлантической безопасности, активное участие в операциях Альянса повлекло за собой неизбежное. НАТО ставит вопрос, исходя из бесчисленных уверений Киева, прозвучавших за последнее время: раз Украина так спешит «помочь» Альянсу в «деле укрепления международной безопасности», милости просим в самый актуальный на сегодня для Запада проект в этой сфере — ЕвроПРО. Участие в нем — это и есть практическая реализация всех тех намерений и громких заявлений, которые делала и делает команда Януковича с ним во главе, «развивая» сотрудничество с НАТО.

В то же время для НАТО в нынешних условиях, когда переговоры по ПРО с Россией зашли в глухой тупик, эта спекуляция может быть направлена исключительно на руководство РФ и играть роль известного восточного рецепта, как сделать лучше: надо сделать хуже, а потом вернуть как было. То есть если сейчас намекнуть на работу с Украиной по ПРО, понятно, стоит ожидать резко негативной реакции Москвы, которая еще более усложнит и так крайне непростой диалог с Брюсселем. Но зато потом, дав гарантии неприсоединения Киева к системе, НАТО может попытаться протолкнуть нынешние условия, которые сейчас неприемлемы для россиян.

С другой стороны, даже внеблоковый Янукович прекрасно понимает, что первый же шаг Украины в сторону ПРО будет и первым шагом к беспрецедентному противостоянию с Россией, по сравнению с которым и нынешние его разногласия с Москвой, и даже конфликты времен Ющенко покажутся детскими играми в песочнице. После этого шага уже никакие басни о внеблоковости не будут иметь никакого значения, поскольку де-факто Киев изберет практический антироссийский курс.

В то же время, на тактическом уровне Киев может попытаться использовать ситуацию в свою пользу. Как именно — понятно, речь тут может идти о давней попытке украинского руководства решить вопрос с ценой на российский газ. В отличие от предыдущего шантажа международным судом, такая комбинация для Украины может означать намеки рассмотреть возможность своего участия в проекте НАТО — мол, не факт, что получится, но отчего бы не попробовать, вдруг Москва поддастся на шантаж? В то же время, тема ПРО столь болезненна для России, что тут для получения достойного ответа может хватить и намеков.

И все же при всех вариантах в данной ситуации Украина оказалась на геополитическом перекрестке. Причем ситуация эта возникла далеко не на ровном месте, поскольку тема ПРО всплывает в переговорах Запада с Украиной не первый раз, начиная с того времени, как она была чисто американским проектом. Так, еще в октябре 2009 г прозвучало заявление заместителя министра обороны США Александра Вершбоу о том, что Украина включена в список стран, на территории которых будут находиться элементы системы противоракетной обороны — ПРО США. Это заявление тогда вызвало серьезный ажиотаж в мире, однако продолжения не получило.

С приходом к власти Януковича «приглашения» от Брюсселя стали более настойчивыми. Так, в конце ноября 2011 года на видеоконференции в киевском Институте мировой политики ведущие американские эксперты по безопасности заявили, что Украина может присоединиться к системе противоракетной обороны НАТО с выгодой для себя, но потеряет шанс, если будет медлить. «Поезд ПРО уже двинулся, и если Украина не поторопится, то может не успеть даже в последний вагон, — заявил Стивен Пайфер, директор программы контроля за вооружениями Brookings Institution и бывший посол США в Украине. — Первый класс уже занят, и если слишком долго думать, можно просто не найти себе место в этой архитектуре безопасности. Ведь со временем будет значительно тяжелее вписаться в уже сформированную конфигурацию».

Таким образом, нынешние заявления представителей НАТО и Посольства США в Украине являются лишь продолжением давней эпопеи. Которая, тем не менее, свидетельствует о том, что рано или поздно Киеву придется давать прямой ответ на поставленные вопросы.

Автор — руководитель Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.