Три сценария будущего для Украины: сирийский, египетский и тунисский

Юрий Романенко, "Хвиля"

железная дорога2

Оценивая развитие ситуации в Украине в 2015 году можно отметить, что, безусловно, положительным моментом является сохранение государства в нынешних границах и недопущение распространения сепаратизма на другие регионы. С другой стороны, руководство государства потеряло время для проведения эффективных реформ, хотя на старте имело все необходимые для этого условия. В 2014-2015 реформы в целом проводились поверхностно и не устранили глубинные причины глубокого кризиса украинской государственности. Более того, на некоторых направлениях вообще ничего не было сделано. Учитывая это, сегодня можно констатировать, что внутригосударственные дисбалансы, которые привели к взрыву социального недовольства режимом Януковича в ноябре 2013 года сегодня вновь актуализировались. Более того, на сегодня эти дисбалансы усложняются еще и тем, что на Донбассе идет война, которая принесла массу издержек.

В конце прошлого года после местных выборов все сильнее стал проявляться новый политический кризис, обусловленный тем, что сегодня уже невозможно скрывать конфликты между различными группами элиты. При этом у президента все меньше поле для маневра в условиях сужающейся экономической базы, на которую претендуют все те же олигархические группы, неспособные поступиться своими интересами. Активность данных групп обусловлена ​​тем, что они не видят для себя рисков в противостоянии с действующей властью, а если и видят, то не считают их критическими для себя. Поэтому сегодня высшее руководство государства подходит к очень опасной ситуации потери управляемости над внутригосударственными процессами, поскольку старая система договоров между финансово-промышленными группировками перестает действовать, и как следствие, отношения между ними начинают обостряться.

Относительно перспектив развития ситуации в Украине в 2016

В вышеупомянутых условиях, ситуация в Украине в 2016-2017 гг. имеет такие перспективы развития, которые в той или иной форме были реализованы в сценариях на Ближнем Востоке.

Наиболее вероятными на сегодня есть три сценария.

Первый — это сирийский, то есть гражданская война, или война всех против всех.

В Сирии причинами для его реализации стали: обрушение действующего режима, который потерял легитимность после силового подавления протестов на первом этапе арабской весны; отсутствие легитимности в любой из воюющих групп на всей территории страны из конфессиональных, клановых и прочих противоречий; игра внешних игроков, которые поддерживают те или иные лояльные к себе группы. Как результат: война всех против всех и разрушение старой модели государства.

Учитывая современные условия в Украине, такой сценарий является достаточно реальным для реализации на ее территории. Для этого сегодня есть следующие предпосылки: наличие антагонистичных социальных групп; которые не признают друг друга ( при этом РФ делает все для того, чтобы данный антагонизм развивался); наличие региональных диспропорций, которые усилятся, если Донбасс получит широкую автономию; слабый контроль центра над регионами, который находится у региональных элит, которые, лояльны Киеву настолько, насколько он позволяет сохранять их власть и не нарушает существующий статус-кво (яркий пример — Закарпатье), слабость силовых структур, и как следствие — отсутствие у государства монополии на насилие. Наконец, отдельным фактором является фактор России, которая старается сейчас сохранить неопределенность Украины в форме государства-кентавра, в которое она превратится, если Донбасс получит широкую автономию и Украина де-факто превратится в конфедерацию со слабым центром и мощными регионами.

Второй сценарий — египетский, который может быть осуществлен в форме революционного или контрреволюционного (как в Египте) переворота.

В нашем случае он возможен в нескольких видах:

а) Консервативный — например, если действующий президент в интересах сохранения старого режима сможет взять под контроль силовую вертикаль и установит автократический режим заручившись внешней поддержкой и поддержкой части старой элиты ;

б) Революционный — когда группа старой или новой элиты, или их связка попытается силовым путем захватить власть для осуществления модернизации в форсированном режиме.

Данный сценарий будет успешно реализован в том случае, если ресурсная база такой силы обеспечит контроль над силовиками, которых будет достаточно, чтобы быстро взять под контроль всю страну, в том числе и через либо договоренности с региональными элитами (которые должны четко понимать в чем их интерес), либо их страх перед репрессиями. Важнейшим фактором является также поддержка от внешних сил, которые дадут ресурсы остро необходимые на первом этапе существования нового режима. Наконец, очень важный фактор — это высокая внутренняя легитимность этого режима перед обществом, то есть оно должно поддержать такие действия, а для этого он должен опираться на одну-две раскрученные политические силы, иметь харизматичных лидеров и внятную повестку, которая будет способна увлечь основные социальные группы своей перспективой.

В случае, если переворот будет консервативным, как в Египте, то тогда основные цели революции не будут достигнуты и ситуация в любой момент может выйти из-под контроля, что может закончиться сваливанием в первый сценарий, т. е. гражданскую войну с элементами внешней интервенции. В таком случае, Украина может превратиться в серую зону вроде Сомали или квази-государство в формате Боснии и Герцеговины, когда государственность формально существует, а марионеточное руководство в Киеве будет признаваться внешними игроками, но где-факто у него не будет реальных рычагов влияния и власть перейдет в руки региональных, полевых командиров и прочих акторов, имеющих ресурс контроля над той или иной территорией . В конце концов, в этом случае украинский вопрос будет решаться внешними игроками и исключительно в интересах внешних игроков, как это было 1917-1920 годах во времена Гражданской войны.

Если же будет осуществлен модернизационный вариант переворота, то страна сможет за короткий период решить вопрос макростабилизации и далее выйти из логики выживания в логику развития. Как это мы могли увидеть на примере режима Ататюрка в Турции, который возник на обломках Оттоманской империи.

Третий сценарий — тунисский, это сценарий политического консенсуса, когда структурированные социальные группы организуются новой элитой и выходят на договоренности о новых правилах игры с частью старой элиты.

Если старая элита ( или, какая то ее часть, по логике вещей, как минимум, половина) воспринимает такие условия, то возникают условия для мирного перехода к новому устройству государства — создается Третья Украинская Республика. В таких условиях новый режим предлагает старым элитам спокойный отход от власти, инициирует создание технократического правительства, убирает все дисбалансы которые привели к состоянию кризиса, решает вопросы децентрализации, т. е. проводит региональную реформу, перезапускает суды, правоохранительные органы. Ключевым элементом в этой конструкции является способность новой элиты выполнять функции арбитра. Арбитраж выведет ее в суперпозицию, поскольку у общества и старой элиты будет страх перед конфликтами, которые разорвали Вторую Украинскую Республику, поэтому эта функция будет востребованной и даст возможность сбалансировать противоречия и убрать из политической системы наиболее деструктивные элементы легитимным путем.

Для реализации этого сценария необходимо будет запустить Конституционный конвент, который примет новую Конституцию, которая будет по-сути новым общественным договором.

В качестве исторических примеров, помимо недавней стабилизации Туниса в 2013 году, мы можем вспомнить возрождение Третьей Речи Посполитой на обломках Польской Народной Республики в 1989-1990 гг.

На сегодняшний момент вероятность реализации указанных сценариев в Украине равнозначная. То есть, все они имеют более менее одинаковые шансы в нынешних условиях.

При этом вполне вероятна их одновременная реализация в различных регионах страны: например, еще один регион аналогом ДНР / ЛНР, в каком-то региональная элита возьмет контроль над ситуацией и сделает переворот, а в каком-то будет политический консенсус и туда стянутся все передовые и прогрессивные силы.

В этом плане 2016-2017 годы будут переломными, поскольку старая модель ВУР себя полностью исчерпала и ее государственные институты стремительно теряют остатки легитимности.

В то же время, следует понимать, что на данные сценарии, в частности, на сроки и форму их реализации, будет активно влиять Россия, которая, в частности, заинтересована в первом (сирийском) или контрреволюционном варианте второго (египетского) сценария. Учитывая это, возможность реализации в Украине третьего — наиболее мирного варианта будет зависеть не только от договороспособности наших политических элит, но и от того, насколько быстро Россия углубится в свои проблемы из-за резкого сокращение ее ресурсной базы вследствие глобального экономического кризиса, падения цен на нефть и конфликта с Западом.

Таким образом, позитивные перспективы Украины прямо пропорциональны ее устойчивости в эти критические два года и будут увеличиваться по мере того, как Россия будет слабеть, начиная с конца 2016-2017 годах. Не только маститые российские аналитики, но и Джордж Сорос сходятся, что резервы России исчерпаются в течение двух лет. Поэтому мы должны буквально пройти по лезвию ножа в этот период, чтобы избежать стандартной модели Руины в которую сваливались в предыдущие этапы своей национальной истории. 

Расширенный вариант статьи были записан в форме интервью для безпекового огляду «Виклики і ризики» №2 (№41) ЦДАКР  




Комментирование закрыто.