Снова во времена Руины? О вызовах перед украинскими элитами

Сергей Маслюченко, "Хвиля"

sur09

Украина сейчас представляет собой странное государство, которое зажато со всех сторон внешними игроками. А внутренние противоречия в самом государстве достигли огромной величины. Рассмотрим ситуацию подробней.

В условиях внешних и внутренних проблем постмайданные политические силы, которые получили власть, пытаются барражировать между многих огней. С одной стороны на Украину давит Россия. При том, ее политическое давление уже перешло к открытой военной поддержке своих требований. Именно так можно интерпретировать сегодняшние отношения Украины и России, где ограниченное применение военной силы идет в ходе политического торга. Часть украинского общества давит на власть, в вопросе признания военного состояния между Украиной и Россией, на максимальной мобилизации всех ресурсов во имя победы в этой войне (пока это меньшинство). Но тут сама власть попадает в зависимость от Европы (главных образом от Германии), которая делает все, что бы перевести все на язык дипломатии и «закрыть глаза» на использование вооруженных сил в решении «украинского вопроса» (нельзя же, что бы немцы догадались о том, что их правительство ведет торг очень далекий от демократических и гуманных ценностей). Вообще война в Украине мешает глобальной торговле здесь и сейчас, бьет по благополучной жизни обычного европейца. Также украинские политики от войны получают определенные преференции другого плана – общество отвлечено от войны, а его наиболее активные члены в нее включились (или в военном, или в волонтерском плане), и не может внятно с позиции силы или созданных структур давить на власть.

Позиция США. Мы с одной стороны имеем полную поддержку, с другой – эта поддержка носит очень ограниченный характер. Позицию США понять можно: они заинтересованы в затягивании конфликта, т.к. это будет пожирать огромные ресурсы со стороны и России, и Украины. Для США нынешняя ситуация выгодна с точки зрения бизнеса. А издержки, которые они несут пока не большие, и точно будут возвращены в долгосрочной перспективе. И беда украинской стороны в том, что она или не понимает всей картины, или не может ее использовать. Конвертировать поддержку США Украина должна максимально быстро, это уменьшит наши издержки. Нужно для этого показать США, что им это будет выгодней, чем нынешняя стратегия. Но США, как и Европа прекрасно понимают с кем они общаются (это я о качестве нашей политической элиты). И поэтому готовы серьезно помочь только в том случае, если сама Украина действительно будет идти на изменения. Т.е. нам помогут, если мы пойдем по стратегии победителей. Она включает в себя – борьбу с коррупцией, улучшение инвестиционного климата, принятие четких и простых правил ведения бизнеса, запуск модернизации во всех сферах общественной жизни (в первую очередь в экономике).

Как нам пойти по пути реального победителя? Этот вопрос стоит и в изменении своих позиций на внешней и на внутренней сцене. Что бы пойти на такие изменения нужно действовать, как единое целое. Возможно ли такое? Мне кажется, что не возможно на данном этапе.

Что бы действовать, как единое целое нужен один источник принятия решений. Такого источника не предусмотрено в нашем законодательстве в принципе. И если Конституция 1996 года отдавала преференции Президенту, то Основной закон 2004 года разделяет полномочия и приводит часто к дублированию полномочий между Премьером и Президентом. В таком случае можно успешно реализовать задуманное, если Президент и Премьер выступают в одной команде. Пока до такого единства мнений мы не дошли. Премьер же самостоятельной фигурой быть не может, потому что зависим от парламента, где нет классических партий, а собрана огромная солянка по интересам. Выборы 2014 ничего не решили, а просто расширили влияние одних ФПГ за счет других (само проведение выборов вызывает много вопросов).

В принципе я не вижу, как мы демократическим путем сможем победить в войне и совершить инновационный прыжок в развитии. Власть держится и декларирует неизменно демократические идеалы во многом из-за финансовой помощи извне, на которой можно паразитировать.

Минский договор зафиксировал мир на условиях агрессора (который выполняется очень сомнительно). Время, которое получила Украина, расходуется очень не эффективно. Поэтому сравнение с Брестским миром, который заключили большевики в 1918 году с немцами уже не актуально.

Одной из главных проблем также является то, что между властью и народом не происходит публичного и правдивого диалога. Власть недооценивает и побаивается собственного народа, мало ему доверяет. В ответ народ теряет доверие к власти, что в условиях катастрофического состояния экономики может привести к тотальному развалу государства и погружения всей территории Украины в хаос.

Что мешает власти признать реальные потери в войне с Россией, назвать реальное положение экономики? Что мешает вводить сильных общественников (которые себя проявили во время Майдана) во власть или силовые органы (имеется в виду на посты, где есть полномочия)? Вместо этого нас продолжают развлекать по ТВ. А вакуум правды заполоняют слухи, которые массово использует враг. Организация диалога власти и народа на постоянной основе – абсолютная необходимость. Возобновление или создание основ равновесия в обществе – основополагающая задача. Социальная игра, где в основе лежит цинизм завершиться кроваво и печально для всех.

Цитируя украинского философа Сергея Дацюка: «Можно врать о чем угодно, кроме вещей, касающихся основных условий существования страны. Если начинают врать о фундаментальных вещах, страна обречена».

Выборы в Верховную Раду показали, что власть не готова к такому диалогу. Резонансные дела не завершены. Люди, которые должны быть давно в тюрьме – избраны депутатами или спокойно живут и даже пользуются результатами созданных ранее схем. Пользуясь патриотическими лозунгами, в парламент вводили послушных депутатов различные ФПГ.

Нужно понять, что наше выживание зависит от ситуации внутри страны, и уже исходя из этого, мы можем рассчитывать на внешний успех.

Если Украину ожидает крах, то это будет последствием, прежде всего, бездарной внутренней политики.




Комментирование закрыто.