Революция и идеология. Причины поражения Евромайдана

Максим Гардус, для "Хвилі"

Евромайдан

Годовщина Евромайдана предполагает подведение итогов. Оценки прошедшего года разнятся, хотя соцопросы демонстрируют, что большая часть граждан склонна оценивать изменения уровня жизни негативно. И видит, как минимум, неизменный уровень коррупции.

Значительная часть оценок причин неудачи концентрируется вокруг личных качеств пришедших к власти людей. Но этот взгляд в корне не верен.

Главная причина — отсутствие идеологии, четкого видения желаемого будущего. Революция без идеологии — это восстание. Восстания всегда заканчиваются поражением.

Причина различных оценок

Причина разнообразия оценок итогов Евромайдана в том, что точка зрения определяется местом сидения.

Те, чье социальное, политическое и экономическое положение улучшилось, склонны оценивать результаты позитивно по субъективным причинам. Это новые чиновники, новые и некоторые старые олигархи и политическая и медийная обслуга указанных групп.

Аналогично некоторые старые олигархи, чиновники и их политико-медийный персонал склонны к злорадным оценкам в силу ухудшения их положения.

Оценки широких народных масс зависят от приоритетности рациональных (измеряемых) или иррациональных (эмоциональных) мотивов. С одной стороны —  память об эмоциональном запале от ощущения «наши победили «ихних». С другой — измеряемые личные доходы и расходы, наличие возможности попасть в социальные лифты, опыт защиты прав и свобод в контакте с государственной машиной.

Что есть революция

Чтобы понять, победила революция или нет, нужно расшифровать само понятие. Индустрия рекламы чрезвычайно опошлила слово, постоянно называя каждый выпуск более толстых гамбургеров «революцией». В рамках исследуемого объекта эффективна следующая дефиниция.

Революция — это запланированный насильственный переход от одной социальной формации (политический строй, форма государственного правления, политический режим, форма государства) к другой.

Именно такое определение позволяет избежать субъективности в оценках: если восстали «хорошие» — это революция, а если «плохие» — то это заговор. Рассмотрим примеры.

Великая Французская революция

Формация До революции После революции
социально-экономический строй феодализм капитализм
форма государственного правления монархия республика
политический режим абсолютная монархия парламентская республика
форма государственного устройства унитарное унитарное

Американская революция

Формация До революции После революции
социально-экономический строй феодализм капитализм
форма государственного правления монархия республика
политический режим абсолютная монархия парламентская республика
форма государственного устройства империя федерация

Октябрьская революция

Формация До революции После революции
социально-экономический строй феодализм социализм
форма государственного правления монархия республика
политический режим абсолютная монархия диктатура пролетариата/авторитаризм
форма государственного устройства империя федерация

Евромайдан

Формация До революции После революции
социально-экономический строй капитализм капитализм
форма государственного правления республика республика
политический режим президентско-парламентская республика президентско-парламентская республика
форма государственного устройства унитарное унитарное

Идеология и революция

Программа перехода от одного состояния другому, причины необходимости такого перехода и обоснование его справедливости называются идеологией.

Идеология — это картина желаемого будущего и пути его построения. Идеология описывает превалирующую в обществе систему обмена властью, правами и материальными ценностями.

Социальная группа, получающая выгоду от этого обмена, и является носителем идеологии, ее защитником и реализатором.

Построение новой идеологии складывается из нескольких этапов.

Стадия 1. Анализ существующего разделения общества на социальные группы — классы, сословия, касты и прочее — с определением их иерархии.

Говоря о разделении на социальные группы, нужно отталкиваться от признака, в соответствии с которым происходит разделение.

Традиционные признаки: родственные отношения; отношение к военному делу; происхождение; религия; обладание собственностью; этнос, нация, раса.

Некоторые современные мыслители предлагают новый признак — отношение к генерации информации (нетократы, креативный класс и т. п.).

Стадия 2. Анализ системы обмена между ними (аристократия дает защиту от врагов, духовенство дает стабильность морально-этическим устоям, торговцы и ремесленники дают материальные блага, крестьяне — пищу).

Стадия 3. Субъективизация: для какой социальной группы создается идеология? Это очень важный момент для понимания. Особенно, в разбалованной 25-ю годами воинствующего популизма Украине. Обычно авторы идеологических построений и партийных программ лицемерно декларируют намерение «раздать сестрам по серьгам», утверждая мифическое равенство всех со всеми во всем.

Стадия 4. Расстановка приоритетов. Идеология не может описывать государство всеобщего счастья и сытости. Она всегда описывает, по сути, систему распределения:кто в какой степени сыт и почему.

Идеология:

— сначала именует ту социальную группу, которая по замыслу проектантов должна стать ведущей в системе обмена;

— потом аргументирует этот приоритет миссией, целью и задачами правящей социальной группы по отношению к остальным группам, задачами, стоящими перед обществом в целом;

— потом описывает миссии, цели и задачи всех остальных групп, их роль в системе обмена.

Стадия 5. Описания ключевых различий между существующей и желаемой системами.

Стадия 6. И только после этого становится реалистичным завершающий этап — создание программы действий, обеспечивающей переход от существующей системы к желаемой.

Разница между революцией и восстанием

Если идеологии нет, то и переход невозможен. Общество остается тем же, меняются имена некоторых игроков и названия институтов.

Эмоциональный фон в виде недовольства негативными явлениями в обществе (коррупцией, бедностью, безработицей) понятен и справедлив. Понятен также эстетический фон — восстания веками вдохновляли поэтов, художников и музыкантов на гениальные произведения.

Но безидеологическая революция — продолжение такого постмодернистского явления, как флешмоб. У действия нет ни истории, ни перспективы. Восстание флешмобберов не имеет ни картины будущего, ни плана его приближения, ни команды, ответственной за выполнение плана.

Но это не значит, что аналогов в истории нет вовсе. Это прямой аналог крестьянских восстаний. Вызванные негативной эмоциональной оценкой реальности, но не имеющие видения перехода к цели, бунты происходили повсеместно и довольно часто. Иногда они охватывали значительные территории, задействовали большое количество людей и длились годами. И переходили в крестьянские войны. Но всегда терпели сокрушительные поражения с гигантскими жертвами.

Несправедливая система угнетения восстанавливалась. По той же причине: у восставших не было картины будущего, а только ненависть к настоящему.

Отсутствие идеологии и кадровый голод

Именно отсутствие идеологии и есть главная причина неудачных кадровых решений. Сенека Луций Анней говорил: «Кто не знает, в какую гавань плывет, для того нет попутного ветра». У Евромайдана не было конечной гавани. Он не предполагал построения в Украине ни коммунистической монархии, ни буддисткой теократии.

Поэтому не было и идеологического ценза для «капитанов»: никто не требовал от них быть ни буддистами, ни монархистами. Просто «честными реформаторами».

В результате общество возлагало завышенные ожидания на социальные группы, которые носителями какой-либо идеологии не являлись: экспаты, инвестбанкиры, комбаты, грузины.

Но принадлежность к этим группам вовсе не предполагает принадлежность к конкретной идеологии. И уж тем более, навыков для ее осуществления. Грузин может быть коммунистом и либералом, инвестбанкир может быть рыночником и сторонником олигархических монополий, комбат вовсе может оказаться фейковым.

В результате потенциальная революция заменилась набором реформ, необходимость которых обосновывается давлением внешних доноров, популярностью конкретных реформаторов, закулисным сговором старых и новых элит. Но никогда — единой идеологией.

Реставрация — процесс логичный и неизбежный

У контрреволюционеров (в украинской ситуации — старых и новых олигархов, а также их политической и медийной обслуги) совершенно нет видения будущего как Иного. Их будущее — вечно длящееся настоящее.

Но у реставрации есть конкретная квазиидеология — олигархический плюрализм. Он предполагает, что каждый олигарх имеет «вотчину» в виде секторов экономики. Между олигархами идет ожесточенная конкуренция. Но идея коллективного права на национальное богатство не поддается сомнению. Так же, как до этого, таким коллективным правом обладала номенклатура, ранее — аристократия. Именно этим Украина отличается от России, где олигархический плюрализм был заменен авторитаризмом и публичная борьба стала невозможной.  

Ни мирный протест, ни массовые человеческие жертвы при условии отсутствия идеологической политической силы во главе не способны изменить формацию государства.

Настоящее — слабее будущего.

Но.

Настоящее — сильнее пустоты.

И невежественный крестьянин с вилами, поджигающий барский дом, и выпускник университета, твиттящий френдам линки на флэш-мобы — коллеги по несчастью. Оба закончат одинаково.

Настоящее их победит.




Комментирование закрыто.