Пять факторов, которые препятствуют превращению Харькова в глобальный город

Юрий Романенко, "Хвиля"

Игра престолов

Вместе с Алексеем Копытько мы развернули дискуссию о перспективах Харькова. Мы убеждаем харьковчан в том, что наш город имеет светлое будущее, даже в тех сложных условиях, в которых сегодня оказалась Украина. Теперь посмотрим с другой стороны. Я расскажу, почему Харьков имеет все шансы остаться лузером, дальше провинциализироваться, чтобы окончательно проесть остатки советского прошлого.

Первый фактор. Любое движение вперед требует наличие драйвера, который выполняет функцию локомотива. Как говорил инженер “сингапурского чуда” Ли Кван Ю, “искусство правительства заключается в максимально возможном использовании ограниченных ресурсов, имеющихся в распоряжении страны”. Далее он писал, что “работа руководителя состоит в том, чтобы вдохновлять и стимулировать, а не разделять ваши смятенные мысли”.

Проблема Харькова сегодня заключается в том, что на данном этапе он еще не имеет политических лидеров, которые способны “вдохновлять и стимулировать” город глобальной повесткой.

Харьковский губернатор Игорь Райнин правит областью чуть более 100 дней. Очевидно, что сегодня он в поиске своего места под солнцем и не определился, останется ли в Харькове надолго или же будет использовать его как площадку для карьерного рывка в Киев. Учитывая неустойчивость ситуации в стране, никто не может гарантировать Райнину, что он будет находиться в губернаторском кресле годами. Это значит, что ему нужен внятный успех, который он может предъявить общественности и президенту, скажем, в течении года. В какой сфере он будет? И будет ли вообще? Пока трудно сказать. Стратегия Райнина пока не просматривается.

Городской голова Харькова Геннадий Кернес ведет арьергардные бои, пытаясь сохранить влияние, которое резко уменьшилось после изгнания из страны Януковича. Цель Кернеса сегодня — сохранить активы, а это во многом зависит от исхода местных выборов в октябре этого года.

Самый богатый олигарх Харькова Александр Ярославский потерял интерес к городу после экспроприации “Металлиста” зимой 2013 года. Ярославский ведет бизнес на глобальном уровне и ему просто неинтересно заморачиваться местечковой возней, которая, к тому же, ресурсно очень затратна. Как утверждают мои источники, в частных разговорах Ярославский говорит, что готов завести в город миллиарды долларов, но только тогда, когда появится определенность и стабильность.

Бизнесмен и депутат Александр Фельдман готовится к схватке за город, но займет активную позицию в том случае, если Киев уберет Кернеса. Самостоятельно атаковать Кернеса он не будет.

Инна Богословская, которая вернулась в Харьков, также может попытаться претендовать на позицию мэра и игрока с миссией. Она определенно имеет опыт большой игры и масштаб, необходимый городу сегодня, но в то же время неясна ее социальная база плюс придется преодолевать вязкость харьковской элиты, которая находится в состоянии “войны всех против всех” или, в лучшем случае, в состоянии неустойчивого перемирия. Это требует ресурсной базы, которая сегодня выглядит ограниченной.

Арсен Аваков, кажется, потерял интерес к карьере на региональном уровне, хотя в случае отставки с поста министра  МВД может попытаться использовать Харьков в качестве “площадки подскока”.Но опять-таки, в этой логике Харькова рассматривается как инструмент в более масштабной игре и ресурсная база.

Отсюда второй фактор. На данном этапе Харьков будет выступать донором для других игроков. Прежде всего, Оппозиционного блока в лице той части, которая завязана на Рината Ахметова. Как известно, Харьков и Харьковщиина на досрочных выборах в Раду в 2014 году стали базовым регионом для экс-регионалов, дав наибольшее количество голосов за него. Очевидно, что на местных выборах Оппоблок попытается еще в большей степени укрепить свои позиции на Харьковщине. Более того, есть информация, что в случае если Оппоблок возьмет более 50 % на выборах в облсовет, то с подачи Москвы ситуацию в Харькове будут качать в сторону “большой автономии” под фишкой о децентрализации. Такая себе ХНР с человеческими лицом без автоматов.

Уверенность Райнина о том, что ему удастся передавить экс-регионалов админресурсом, на мой взгляд является, мечтой, которую будет трудно осуществить, учитывая общую экономическую ситуацию в регионе и разбалансированное состояние вертикали власти, где полно адептов «русского мира» и бывших регионалов.

Еще одним игроком, чье влияние будет очень ощущаться в Харькове, является Игорь Коломойский. Для Игоря Валерьевича харьковская ставка принципиальна, поскольку от того, как успешно он разыграет карту на местных выборах, зависит, что он получит на досрочных выборах в Верховную Раду весной 2016 года. Коломойский будет пытаться сделать Харьковщину одним из своих базовых регионов, помимо Днепропетровска.

Не секрет, что весной 2014 года именно влияние Коломойского на Кернеса стало одним из ключевых факторов, которые не позволили сепаратистам взять контроль над городом. Наши источники в горсовете Харькова говорят о том, что сейчас Коломойский ведет переговоры с Кернесом относительно сотрудничества на местных и парламентских выборах. Если Коломойский окончательно возьмет Кернеса под свое крыло, то шансы Геннадия Адольфовича устоять в борьбе за власть резко увеличатся.

Однако, здесь возникает конфликт интересов с бывшими коллегами Кернеса по Партии регионалов. Если Кернес отдаст свой электорат на местных, а потом на парламентских выборах Коломойскому под его одну из его партий, например,  “Майбутнє України”, то результаты Оппозиционного блока резко уменьшатся. За Кернеса готовы сегодня голосовать около 25% жителей Харькова, которые также традиционно голосовали за Партию регионов. Так что конфликт интересов неизбежен. Экс-регионалы прямо говорят, что Кернес не имеет права на этот электорат, потому что “он их”, тот, естественно, против.

Также нельзя забывать о “Самопомощи” на которую Коломойский влияет, хотя и не имеет полноценного контроля. “Самопомощь” набрала на досрочных выборах в Раду 12% и ее рейтинг не снизился несмотря на то, что партия на городском уровне раскололась на три части, которые враждуют между собой.

Кроме того, Коломойский также наверняка будет также играть через экс-регионала, Виталия Хомутынника. Получивший мандат по мажоритарному округу, нехарьковчанин Хомутынник сейчас восстанавливает структуры партии “Відродження”, которую ранее называли «партией железнодорожников». Так что у Коломойского есть серьезные возможности усилить свои позиции в Харькове, что будет сказываться на общем контексте политической игры в Украине.

Наконец, за Харьков будет бороться и Петр Порошенко, опираясь на админресурс во главе с губернатором. Учитывая постепенное снижение рейтинга БПП, возможно, что к моменту местных и досрочных выборов в Раду Порошенко запустит нишевые партийные проекты на юго-восток. Плюс в пользу Порошенко будет играть бэкграунд харьковчанина Бориса Ложкина, который ныне возглавляет АП. Ложкин может содействовать появлению ситуативных союзов президента с крупным харьковским бизнесом, что, несомненно, отразится на составе горсовета.

Нельзя также списывать со счетов и Арсена Авакова, который наверняка будет пытаться сыграть свою игру, особенно, если к моменту выборов оставит МВД.

Как хорошо видно из вышеуказанного расклада, Харьков при таком положении дел продолжает оставаться донором для крупных игроков, которые находятся в тактической повестке, направленной на сохранении контроля над политической системой страны. Поэтому системные изменения, направленные на создание качественной новой среды в Харькове будут оставаться на периферии их мотиваций. Следовательно — потенциал города будет дальше работать вхолостую или уменьшаться.

Этому будет способствовать третий факторраздробленность постмайданных сил в лице волонтерских и общественных организаций, которые так и не смогли сгруппироваться вокруг объединяющей повестки. На этом небосклоне есть такие перспективные фигуры, как Юрий Кальченко, но они пока еще не конвертировали свой авторитет в конкретные политические структуры.

Проблема Харькова в общественном секторе заключается в том, что в городе есть достаточно много активных групп, но они малочисленны и, как следствие, провалены сами в себя, т.е. ориентируются на решение каких-то конкретных проблем. К тому же они конфликтуют между собой, потому на этом уровне повторяется точно такая же ситуация, как на уровне выше — они становятся донорами для более ресурсно обеспеченных игроков. Экс-регионалы, Кернес, структуры Коломойского активно имплантируют общественников в свои схемы, тем самым, снижая вероятность появления альтернативных сил, которые бы могли развивать проект глобального города. Если передовые люди города не способны на элементарную кооперацию, то что говорить о среднестатических харьковчанах, которые ушли с головой в апатию и пассивное созерцание печальной реальности.

Четвертый фактор —  стратегия власти на освобождение от государственной собственности, которая жестко проводится в лице главы Министра экономического развития и торговли Украины Айвараса Абромавичуса. В Харькове много государственных предприятий, прежде всего, завязанных на оборонку. Несмотря на войну, которая по логике должна была дать им второе дыхание, многие из них влачат достаточно жалкое существование. Можно вспомнить о Харьковском авиационном заводе, где уже 8 месяцев не выплачивают зарплату сотрудникам. Министерство сознательно ведет работу по удушению госпредприятий, чтобы провести потом их приватизацию. Однако по ходу можно потерять тот ресурс, который еще остался у Украины после развала СССР.

С этой точки зрения, инициатива Райнина по открытию представительства Харьковской области в США по продвижению бизнеса Харьковской области абсолютно правильная, но вне системной политики государства ее будет проблематично реализовать. Допустим, захочет “Локхид” или “Боинг” начать кооперацию с Харьковским авиазаводом, а оттуда все разбежались на огороды? Что делать?

Кроме того, есть пятый фактор — Харьков де-факто прифронтовой город и в случае эскалации конфликта на востоке Украины может быть оккупирован Россией или ее сателлитами в лице ЛДНР. И хотя конфликт явственно идет к своей заморозке, но для внешних наблюдателей очевидна неопределенность ситуации, которая растянется на годы. В таких условиях никто не будет рисковать капиталом и временем, чтобы получить выгоду в неопределенной перспективе. Как сказал нам в Нью-Йорке один  управляющий крупного инвестиционного фонда: “Нам проще вложиться в Колумбию или в Африке, где понятны риски и перспективы, чем в Украину, где непонятно ничего”.

Поэтому ситуация выглядит достаточно просто. Никто не потянет Харьков в светлое глобальное будущее, пока харьковчане сами не дозреют до перемен, которые подтолкнут на поверхность новых лидеров, которые потянут город вперед.

Как говорил тот же Ли Кван Ю, “История народа не решается за одно-два поражения на выборах или одну-две победы на них. Это длительный безостановочный процесс, не зависящий от отдельных лиц или персоналий, он зависит от общественно-политических и национальных сил, действующих в данной конкретной обстановке. Вопрос только в умении проанализировать и расшифровать, распознать задействованные силы, просчитать конечное направление всех этих сил. Эти факторы носят более длительный, более определенный характер, чем все лозунги, которые народ или политики или представители профсоюзов могут сфабриковать”.

Источник: Информационное сопротивление-Харьков




Комментирование закрыто.