Пришло время кормить украинскую армию

Олег Переверзев, для "Хвилі"

украинская армия

Имеющие доступ к трибунам обожают цитировать Кеннеди: «Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя, спроси, что ты можешь сделать для своей страны». Красивая фраза! Взлетела на гребне эпохи, как глянцевая красотка на гребне волны — завораживает и возбуждает, однако убери неистовую энергию океанской бирюзы — останется славная мордашка с лакированной доской в обнимку.

Когда теплым январским днем, на лужайке перед Капитолием Джон «Джек» Фицджеральд читает свою знаменитую речь – «страну» распирает от потребительского бума. Расходы на новое строительство возросли на порядок – население хлынуло в пригород (подальше от городских джунглей) в уютные коттеджи, с современной мебелью и бытовой техникой. Три четверти семей имеет автомобиль, телевизор, стиральную машину. Пик экономического подъема. Крупнейший экспортер. Культурная экспансия. На мировых экранах — нескончаемый поток голливудских звезд от ослепительно сексуальных богинь Элизабет Тейлор и Мэрилин Монро до молодых бунтарей Джеймса Дина и Марлона Брандо. Молодой Пресли доводит до истерик пятнадцатилетних школьниц во всех уголках планеты, где еще не глушат вражеские голоса. Рок-н-ролл, Диснейленд, вакцина от полиомиелита и Плейбой. Таки да, американцам не имело смысла спрашивать, что страна может сделать для них. Зачем задавать глупые вопросы в эпоху возможностей?!

Впрочем, вторая часть фразы их тоже не сильно занимала. Марлон Брандо как-то сказал, что его сограждане бросили бы Сталинград к чертовой матери. Нет-нет, граждане США в те года были безусловные патриоты, поднимали флаг на лужайке перед домом, пели гимн в торжественных моментах и некоторые из них отправлялись добровольцами на Вьетнамскую войну, в которую администрация США втянула страну меньше чем через год после вышеупомянутой речи. Тем не менее «Поход на Пентагон» состоялся буквально через полгода после первых серьезных потерь. И не стоит думать, что протестующие были предателями, просто патриотизм как ресурс – категория скоропортящаяся, если он не прикрыт мощным слоем качественного прагматизма.

«Вьетнамский синдром» вылечил не только США: сегодня в большинстве западных стран все предельно прагматично — военные воюют, ВПК зарабатывает, обыватель платит налоги. Служить идет тот, кто не хочет метаться в поисках работы между стройкой и супермаркетом, кто не имеет на гражданке якоря в виде семейного бизнеса, маленького ребенка и больной матери. Основной посыл это личный выбор, основанный на оценке баланса рисков и перспектив. Солдат мотивируется, прежде всего, понятным предсказуемым будущим и нормальным денежным содержанием. Ничего запредельного — всем хочется жить, а страна должна уметь воевать. Либо система работает эффективно, либо неэффективно.

В текущей главе новейшей украинской истории, смерть и самопожертвование вдруг стали нормой. Ощущение циничного и абсурдного спектакля. В первом акте граждан зовут на баррикады — в финале подсчитывают трупы и с пафосом рассказывают, как героически погибли патриоты. И никто не наказан, ни те, кто звали на подвиг, ни те, кто отдавали распоряжения калечить и убивать. В информационном пространстве — спекуляция мифологемами, перманентная «Сталинградская битва» и вечный «Бой под Крутами». И почему-то отодвинуты на задний план вопросы о задачах, тактике и результате. Непонятно: карма у нас такая или те, кто сидят за пультом все время путают цель со средством? Барон дю Валлон тоже дрался, потому что дрался, но делал это, черт возьми, лично! Он (барон) рудимент блестящей эпохи, когда аристократия была обязана воевать — в этом состояла ее государственная функция. Пусть другие времена и другая логика отношений. Пусть «аристократия бабла и мандата» (в отличие от аристократии крови) не считает военную службу своей прямой обязанностью. Нет проблем! Но и линкор под названьем «Индустриальная эпоха» тоже давно скрылся за горизонтом. Постиндустриальная реальность — решето, пропускающее все ресурсные потоки. Чтобы что-то иметь, надо платить реальную цену. Человеческий ресурс не исключение. У нас же все стоит денег (оружие, форма, тепловизоры, техника) и только боец ничего не стоит. А почему? Почему он, черт возьми, бесплатный и его как грибы собирают в сезон?! Украинский воин мотивируется долгом перед Родиной, отсутствием выбора и (внимание!) стаж и возраст значения не имеют. Опять же, почему? Забейте в поисковике «ищу работу» — всюду требуются, но реальный стаж от трех лет и возраст до сорока. Война тоже работа — должна выполняться профессионалами и нормально оплачиваться.

Призывная армия была логична в СССР, поскольку социалистическая государственность опиралась два базовых ресурса — государственная собственность и население, прикрепленное к государственной собственности. Оба ресурса государственная элита полностью контролировала. Что контролирует современное украинское государство? Как можно контролировать гражданина, бросившего собственный дом, двадцать лет мотающегося по всем стройкам континента и умеющего дать взятку на всех языках мира? Как можно контролировать производственные фонды, принадлежащие кипрским компаниям?

В СССР была возможность взять на военные потребности, сколько нужно и кого нужно, но была и возможность обеспечить примерно равный пакет социальных благ. В одни времена в него (пакет) входили паек и койка в бараке, в другие – средняя зарплата, типовая квартира в панельном доме, бесплатное образование и бесплатная медицина. Пусть наполнение этого пакета менялось в зависимости от категории, личных связей и места прописки, но какая-никакая социальная справедливость в этом была и мотивация воевать за общее дело тоже. О какой социальной справедливости в Украине можно говорить? За что должен идти воевать гражданин, живущий от стройки до стройки? За упитанные лица на экране? За валютные качели, на которых катают многострадальную гривну? И кто, в конце концов, будет кормить его семью, когда он «не вернется из боя»?

Девяносто процентов «постсовка» обитает в пределах от «получить здесь и сейчас» до «умри ты сегодня, а я завтра». Пять процентов из этих девяноста выгрызли себе неплохие куски жизненного пространства, еще десять не жалуются, около тридцати несутся по жизни в ритме «извините, я спешу», остальные уже ничего не ждут, они плывут по течению — выживая и доживая. И в эту логику правящие элиты пытаются втиснуть какие-то смыслы из других миров. Почти как тот самый янки из Коннектикута при дворе короля Артура. Он (янки) сажал рыцарей на велосипеды, а они (элита) в социуме, где на каждый шаг требуется предоплата, пытаются пристроить социальные посылы и организационные принципы времен Максима Перепелицы и Ивана Бровкина, но при этом мечтают выпросить у заокеанских партнеров оружие двадцать первого века. Черт возьми! При всем понимании, что народ достоин своих правителей — не бывает коллективных реформаторов. Коллективное помешательство в истории бывало, а реформаторы всегда имели фамилию и год рождения.

Надежды на скорый российский майдан нет никакой. Прекраснодушное читающее поколение позднего СССР, в розовых снах мечтающее о свободе, давным-давно вымерло как вид. Равно как и генсеки времен перестройки, стесняющиеся стрелять в народ. На бескрайних российских просторах, весьма эффективным может быть удар табакеркой в висок, но еще вопрос, что за «чудище» вылезет на трон. Конфликт наверняка не на один год. «ЛНР» и «ДНР» по своим организационным принципам напоминают «ИГИЛ», однако легко вписываются в логику двадцать первого века и могут существовать за счет криминального транзита довольно длительное время, особенно имея за спиной в качестве базового ресурса полоумную Россию-Матушку, которая слетела с катушек всерьез и надолго. Западные партнеры играют в долгую, никогда не матюгались на закат и из своей расписанной до цента реальности не в состоянии понять всех закоулков «загадочной» души. Они целый год демонстрируют озабоченность, попытки торга и надежду договориться, но с оружием и ограниченным контингентом не спешат. Вот засада! А с другой стороны, кому давать? Где государственная логика понятная западному менталитету?

С чего-то надо начинать. Армия само то — пора прекращать делать из войны субботник. Неужели сорок миллионов не в состоянии содержать хотя бы сто тысяч наемной армии. Ну, пусть из сорока миллионов половина это дети и старики. Двадцать! Двадцать миллионов! На каждые две сотни среднестатистических граждан приходится всего один среднестатистический боец. По пять долларов с носа ежемесячно и «Священный долг перед Родиной» приобретет гораздо более отчетливые очертания. Закарпатского дядьку довольно сложно призвать на «сборы» — его тупо нет дома, однако без проблем можно обложить прямым налогом, поскольку сам дом на месте и в случае неуплаты может легко пойти с молотка. Тоже касается и других категорий населения, наш человек давно привык решать все вопросы с помощью «торбы» и вопрос с призывом он тоже решит, так не проще с него брать пять долларов ежемесячно? Без сомнения проще! Скажем прямо: с некоторых можно и больше. Может быть прямой воинский налог это примитивно-революционный подход, но это другой принцип отношений, другая реальность и другая логика. Может быть это многим не понравится, но пришло время кормить свою армию. Пронзительная история украинских киборгов не может быть индульгенцией ни для сорока миллионов, ни для тех, кто на трибуне — либо система работает эффективно, либо неэффективно.




Комментирование закрыто.