Причины организационного провала Украины в ПАСЕ

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Института Будущего, "Хвиля"

ПАСЕ

Год назад резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по украинскому вопросу давала поводы для оптимизма и позволяла политикам заявлять о безусловной поддержке страны «европейскими партнёрами». ««Сегодня произошло важное событие: день Украины в ПАСЕ закончился тотальной победой тех, кто поддерживает Украину в ее борьбе с российской агрессией.» — заявлял тогда господин Сергей Соболев. Прошло менее 12 месяцев и делегаты от европейских стран (в массе своей те же самые люди, которые «поддерживают Украину в её борьбе) проголосовали за резолюцию, касающуюся ситуации украинского закона «Об образовании», который поднял на уши несколько европейских стран соседей Украины. Эта ситуация является наиболее масштабным провалом украинской дипломатии за последнее время. Почему так получилось?

Суть вопроса и неприятные решения

Слово «решения» в подзаголовке неслучайно — на протяжении последних дней произошло сразу несколько весьма неприятных для Украины событий, в том числе, нашедших отражение в резолюциях ПАСЕ.

11 октября была принят документ о подготовке Саммита Совета Европы с длинным и расплывчатым названием «Call for a Council of Europe Summit to reaffirm European unity and to defend and promote democratic security in Europe» в котором среди прочего содержится фраза о необходимости гармонизировать подходы к участию в обоих (Комитет Министров (КМ) и Парламентская Ассамблея) уставных органах Совета Европы. Это, при дальнейшей работе по подготовке саммита создаёт возможности для возврата Российской Федерации права голоса в ПАСЕ, поскольку комитет министров не налагал и не собирается налагать ограничения на участие в свой работе представителей России.

На следующий день, 12 октября, пришла очередь резолюции по украинскому вопросу. Повод — вызвавший резкую реакцию закон «Об образовании» и его нашумевшая статься №7. Документ, который даже в черновом варианте был весьма резок в отношении нашей страны, после принятия ряда правок стал ещё менее приятным. На всякий случай даю ссылку на:

ПАСЕ усмотрела в статье 7 украинского закона «Об образовании» признаки дискриминации национальных меньшинств, стремление ограничить граждан в праве получать образование на родном языке. Резолюция указывает на как минимум «чрезвычайно малый» переходный период (украинским законом предусмотрено 3 года), а введение системы преподавания на двух языках (национальных меньшинств и украинском), воспринимается нарушением принципов концепции «жить вместе». Почитайте сами некоторые формулировки:

8. Исходя из вышеупомянутых принципов и всеобъемлющей концепции «совместного проживания», новое законодательство (украинский закон «Об образовании»,- прим. «Хвилі») похоже, не обеспечивает надлежащего баланса между официальным языком и языками национальных меньшинств.

9. В частности, новый закон влечет за собой значительное сокращение прав, ранее признанных за «национальными меньшинствами» в отношении их собственного языка образования. Эти национальные меньшинства, которые ранее имели право посещать одноязычные школы и полноценные учебные программы на своем родном языке, теперь оказываются в ситуации, когда образование на их родном языке может быть обеспечено (наряду с образованием на украинском языке) только до окончания начального образования. Для Ассамблеи это не соответствует концепции «совместного проживания».

Единственным утешением для украинской стороны остался п. 12 (в первоначальной версии 13) резолюции, в котором указывается на отсутствие в сопредельных государствах украиноязычных школ, финансируемых из бюджета. Этот пункт звучит так: «Ассамблея осознает, что украиноязычные меньшинства в соседних странах не имеют права на одноязычное образование на своих родных языках и не получают преимуществ от договоренностей, направленных на поощрение двуязычного образования. Поэтому Ассамблея рекомендует властям соседних стран, которые по праву призывают к защите своих меньшинств, проявить готовность предложить украинским общинам, проживающим в их соответствующих странах, аналогичные соглашения с теми, на которых они настаивают для своих собственных меньшинств».

Тем самым ПАСЕ фактически ставит Румынию, Венгрию и другие страны Европы предоставить аналогичные условия для украинского меньшинства, которые они требуют от Украины.

Однако, в целом, формулировки резолюции ПАСЕ звучат достаточно резко для Украины, даже в изложении «дипломатическим языком».

Как такое могло произойти и уроки арифметики

Обе резолюции приняты теми же самыми (в массе своей) делегатами от стран, которые год назад голосовали за действительно успешную резолюцию, называющую вещи своими именами: Россию агрессором, а «кризис на Донбассе» — вторжением.

Может это было неожиданностью? Отнюдь — принятию декларации предшествует подготовка доклада, которая проходит публично, решение о слушаниях принимается по коллективному обращению части членов ПАСЕ. То есть в случае резолюции 12 октября, Украинская делегация знала о готовящемся как минимум за месяц. Содержание доклада, который раздавался участникам слушаний тоже не вызывало сомнений в разворачивающемся сценарии.

Потом был первый вариант резолюции и подготовленные поправки, существенно меняющие стилистику и жёсткость документа. И то, и то было доступно украинской делегации заранее. Более того, часть поправок вообще могла быть не вынесена на голосование: они должны были получить одобрение в профильном комитете. Получили с балансом голосов 8 «за», 7 «против». Не хватило … голоса народного депутата Украины от Радикалькой Партии Вовка, решившего, что 8-30 утра для заседания комитете — слишком рано. Да, член украинской делегации, парламентарий-патриот, представитель партии, говорящей о защите интересов Украины просто не явился на заседание комитета, где мог на практике показать как надо родину защищать. Bingo!

И, наконец, голосование. Резолюция была принята 82-мя голосами за при 11 против и 17 воздержавшихся. Но открыв список членов ПАСЕ мы видим, что суммарное представительство от стран-участниц составляет 318 человек (с учётом лишенных голоса 18-и представителей РФ). В голосовании по резолюции брали участие 110 делегатов-депутатов. То есть, если бы в зале заседаний было чуть больше участников, либо чуть большее количество членов ПАСЕ зарегистрировалось и проголосовало, резолюция могла быть не принята в принципе.

Но это мелочи — есть ещё одна задачка на сообразительность: украинская делегация насчитывает 12 человек. Голосов против резолюции было подано лишь 11, из них лишь 10 украинцев. Да, госпожа Юлия Лёвочкина не голосовала и на своём сайте порадовалась жёсткости формулировок резолюции. Но всех переплюнул другой украинский политик — депутат ВР об Блока Петра Порошенко Мустафа Джемилев. Один из лидеров крымских татар проголосовал ЗА резолюцию по Украине. «За» голосовали так же и ряд делегатов от стран, которые принято называть «союзниками» Украины — представители стран Балтии, Франции, Германии, Италии, Швеции, Бельгии, Австрии, Великобритании и многих других.

То есть, в то время когда представители Румынии и Венгрии проводили «мобилизацию» своих сторонников, склоняли на свою сторону колеблющихся, представители Украины:

  • прозевали подготовку доклада и не вышли со своей версией, подготовленной и представленной в том же порядке (сбор подписей — тематический доклад)
  • вместо этого украинская сторона понадеялась на яркое и эмоциональное выступление Петра Порошенко. Президент действительно выступил неплохо, но это всего лишь выступление президента.
  • Украинский парламентарий не явился на заседание комитета, где мог заблокировать как минимум часть поправок, ужесточающих формулировки резолюции
  • украинская делегация не смогла мобилизовать своих сторонников и обеспечить более менее массовое присутствие и голосование по важной для страны резолюции. Об этом свидетельствуют количественные данные — в голосовании приняли участие чуть более 1/3 от имеющих право голоса представителей государств.
  • Поведение самой украинской делегации и несолидарное голосование свидетельствовало об отсутствии единого мнения, что, естественно, было воспринято частью колеблющихся евродепутатов как демонстрация реальности проблемы с законом об образовании.

Проще говоря, резолюция ПАСЕ стала результатом не только деятельности Венгрии, Румынии и других оппонентов Украины в данном вопросе, но и чисто организационными проколами со стороны украинской делегации.

Данная ситуация является хорошей иллюстрацией продолжения «уроков венгерского», которые я попытался описать в недавнем тексте «Какие уроки Венгрия преподнесла Украине». Повторять написанное не буду, остановлюсь на сути: каждое государство рядом преследует свои и только свои цели, защищает свои интересы. Если ты можешь понять мотивацию других и соотнести собственные цели с их интересами, ты выигрываешь, а если просто как малолетний ребёнок делишь всех на друзей и врагов, хороших дядей и плохих – ты рискуешь стать перманетным лузером.

Но есть ещё один урок. Для обычных граждан. Депутаты парламента выбраны нами и получают зарплату из наших налогов для того, чтобы защищать наши интересы, интересы страны. Работа в ПАСЕ — это не просто «поездка в Страсбург», а их работа за которую мы им платим. Неявка на заседание комитета — прогул, надежда «на добрые слова президента и всё будет ок» — ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Это пора понять и депутатам: им платят за законы, голосования, работу, а не за красивые выступления по ТВ. Это как если бы вы наняли плиточника, а он вместо плитки в санузле рассказывал вам о «чистом небе». Таких увольняют и таким действительно денег не дают. И таких, в конце концов, перестают нанимать в будущем.




Ответить