Президентские выборы 2015-го, как римейк 1999-го

Максим Михайленко, "Хвиля"

Последние пару лет стало модным издеваться относительно наполеоновских планов и заявлений Виктора Януковича и его команды образца первого избирательного срока в марте 2010 года: мы, мол, пришли на два срока, на десять лет, или даже больше.

Пиком издевательств стали парламентские выборы — лейтмотив оппозиционной риторики и публицистики повторяли, как мантру, такой тезис: «а вот видите,«регионалы» не способны выиграть честно, а вот видите, по пропорционалку они проиграли», и так далее.

Это  обоснованный смех, ведь ПР действительно проиграла эти выборы и создала «плавающее» большинство только вместе с кооптацией иннопартийних, внефракционных, даже иннофракционных («тушек»), но и тех не хватает обычно без коммунистов для любого ключевого голосования. Более того, вновь двинулся процесс тушкования «Батькивщины». Но заставляет задуматься другое, поскольку вышеописанное является деревьями и лужайками, но не лесом. Обратим внимание на несколько тенденций политической, общественной и деловой жизни, которые все ярче себя проявляли в течении последних дней. И подумаем, что они напоминают.

Тренд первый — консолидация капитала. За три года из обоймы «донецкой среды» никто не выпал, не превратился в оппозиционера, НЕ выломал кусок фракции, не создал оппозиционного СМИ и т.д.. Так, за пределами донбассовского доминиона отправили на принудительную пенсию «регионалов» образца середины 2000-х, что крутились в этом сообществе еще со времен «ЗаЕды».

Приведу пример только одной только Буковины, где бело-голубые всегда к 2010 г. были в меньшинстве, но получали солидный процент (как на западе): потерял должность главы областной милиции Николай Харабара,  подвинули мощный клан Семенюков, потерял влияние лидер «регионалов» майданной  и пост-майданной эпохи  Николай Романюк и т.д..

Схожей является эволюция партии и в остальных украинских провинциях

На место старой партийной гвардии приходят выдвиженцы Рината Ахметова, Дмитрия Фирташа, Януковича-младшего, группировок изнутри донецкой группы в Раде, АП, КМУ. Но они не только выступают общей фалангой, но и ломают и присоединяют (кооптируют) чужие ФПГ и сообщества, создают международные корпоративные альянсы.

Так, попытки «назначения» Петра Порошенко общим кандидатом от оппозиции и продажа им ряда медиа-активов показывают, что он все же играет за лагерь власти.

Вряд ли оппозиция найдет дружелюбных собеседников и в офисах американских Exxon Mobil или Chevron, или британо-голландской Shell (более того, «Свобода» портит им кровь вместе с коммунистами). Будет идти в Раду по округу Лебедева (то есть — по квоте Дмитрия Фирташа) новоиспеченный гражданин Украины Вадим Новинский («Смарт-групп»). Несмотря разногласия и упреки, не чувствуется серьезного трения между лагерем власти и бизнес-группами Игоря Коломойского или Виктора Пинчука …

Все это напоминает историю объединения тогда еще молодого украинского капитала, вокруг Леонида Кучмы перед кампанией за переизбрание второго президента в 1998-9 г. Ведь тогда Бакай и Тимошенко, Ющенко и Пинчук, «днепропетровские» и «донецкие» оказались в одной команде, защищая свой классовый и территориальный интерес против угрозы раскулачивания и перехода рычагов влияния в Москву.

Тренд второй — создание медиа-машины, направленной на кампанию переизбрания. Заметьте, что в 1999 году присутствие конкурентов Леонида Кучмы в телеэфире — Мороза или Симоненко — была минимальным. Конечно, сейчас не времена Web1.0., но о рисках повторения такого сценария — чуть позже.

Об использовании СМИ подобным образом в комментарии «Главкому» так рассказал главный соперник Леонида Кучмы в 1999 году Александр Мороз:

«Во время всех парламентских и президентских кампаний медиапространство было ориентирован на представителей власти, ведь крупный бизнес в Украине всегда был в тесных отношениях с исполнительной властью, а в последние годы и сам стал властью.

Именно поэтому СМИ, контролируемых представителями кланово-олигархических группировок будут работать на того кандидата, который гарантирует им «неприкосновенность» в будущем. Другие оппозиционные (не по названию, а по содержанию) политические силы, будут либо освещаться только в негативном спектре, или совсем не будут упоминаться. Ведь побеждает не тот кандидат, у которого есть откровенное желание изменить жизнь людей к лучшему, а тот, о ком говорят!

Выходом из этой критической ситуации являются:

1. Отстранение бизнеса от власти. А это означает проведение изменений в самой системе власти, усиление роли местных общин в жизни государства, проведение выборов по открытым партийным спискам и т.д..

2. Создание общественного телевидения, которое позволит освещать позицию не только власти и «регистровой» оппозиции, но и других достойных политических сил ».

Тренд третий — вытеснение возможных соперников из недр собственного лагеря. Вытолканный за границу Валерий Хорошковский (хорошо, что хоть не методом 90-х, как Павел Лазаренко). Умноженный на ноль Сергей Тигипко. Потерял публичность, хотя и удержался Сергей Левочкин. В ретивого чиновника превратился Андрей Клюев. Полностью маргинализирован Валерий Коновалюк, долго продержали «на морозе» Нестора Шуфрича. Антихаризматичными является нынешний премьер и спикер. У красной линии вибрирует Александр Ефремов, которого оппозиционный коллега Андрей Иванчук вдруг опрометчиво аттестовал как того, кто принимает решения самостоятельно. На Печерске нынешних времен это не приветствуется. В 1999 году Леонид Кучма не имел своей партии, работал в условиях враждебного к себе парламента, но серьезных парламентских амбиций ни демонстрировали ни Валерий Пустовойтенко, ни Владимир Литвин. Эмбрионально, но ситуация подобная.

Тренд четвертый — в 1998 году тогдашняя власть разгромно проиграла парламентские выборы левым. Это не помешало Кучме не только вскоре переизбраться, но и молниеносно переформатировать Раду под себя. Одним из инструментов победы на выборах и в межфракционной борьбе в Раде «троянский конь». В то время — конотопская кобыла. Или втемную, или по договоренности Наталью Витренко использовали для разрушения президентских перспектив Александра Мороза и выхода во второй тур комфортного Петра Симоненко, который до сих пор остается другом большого бизнеса. В 2015 году такую ​​роль — раскольницы Витренко, или «удобного» Симоненко — готовят Олегу Тягнибоку. Показательным в этом смысле является заявление о выходе из рядов «Свободы» лидера ее фракции в черновицком облсовете — Назара Горука («не хочу стоять на одной трибуне с теми, кто подъезжает на митинги на« лексусах »и т.д.).

Наконец, тренд пятый — перехват повестки дня. Виктор Янукович уверенно чувствует себя на морковных грядках оппозиции, выступая чуть ли не главным интегратором Украины в ЕС, что превращает внешнеполитические заявления меньшевиков, где постулируется приверженность властей «Москве», в очевидную нелепость. Так же в 1999 году Леонид Кучма вдруг превратился в ярого антикоммуниста, целовал в десны сечевых стрелков и вальсировал с НАТО. Этого требовала политическая логика …

Какие риски существуют в этом плане крутануть барабан украинского поля чудес во второй раз, чтобы на секторе «приз» опять взвился улыбающееся лицо Виктора Федоровича? Начнем с конца.

Во-первых, евроимидж президента крепко привязан к судьбе ноябрьского саммита в Вильнюсе. Провал ассоциации означает, что все пошло наперекосяк. Помимо вопроса Тимошенко и других тем, Москва осуществляет огромное давление на Берлин с тем, чтобы сорвать подписание соглашения. Но госпожа Меркель уже устала и от энергичных объятий Владимира Путина. Ей самой в сентябре идти на выборы, и хотя украинский вопрос избирателей не волнует, провал даже «квази-расширения» означает слабость ЕС и бессодержательность поддержки, которую предоставляет Берлин Союзу.

 

Конечно, ситуацию способна несколько спасти Армения, но понятно, что главный приз восточной политики ЕС — это Украина. Украина или выполнит условия ЕС и подпишет соглашение, или выпадет из контекста Европы минимум до 2020 года. От ноября зависит, переизберется Янукович как внешнеполитический победитель, или его рейтинг стремительно покатится к уровню «моря политических трупов», как такового, что не смог договориться ни с Западом, ни с Россией.

Во-вторых, побить Кучму в 1999 году мог не любой единый кандидат от оппозиции, а лишь и только Мороз (хотя, не исключено, что при поддержке Мороза, Симоненко и Витренко победить мог и Евгений Марчук, но получить их согласие на это было невозможно). Сегодня имеем трех лидеров оппозиционных партий, и победить на данный момент могут и Виталий Кличко, и Арсений Яценюк, и Олег Тягнибок. Поэтому Банковая и пытается протянуть изменение — очередное — избирательной — системы. Но и здесь уверенности нет. Никакой.

Потому политика правительства является упрямо-людоедской.

В-третьих, провал евроинтеграции и продолжение нынешней экономической политики — в одиночку, или в комплексе — способны привести к упадку рейтинга Виктора Януковича, погружения на уровень десяти процентов. Деньги на социальный подкуп населения (одна из причин бурного роста популярности тогдашнего главы правительства летом 2004 года) взять негде, разве что у крупного бизнеса, а это противоречит классовой природе ПР. Кроме того, Кучма в 99-м году получил симпатии среднего класса пакетом с декретов, среди которых было введение упрощенной системы налогообложения.

Нынешний президент на это не пойдет — средний класс пугает его своим свободолюбием.

В-четвертых, «договориться с Интернетом» не получилось даже у Владимира Путина, в чем он искренне признался на последнем своем марафоне общения с народом. Агитпроп вызывает отторжение в «ключевых избирателей» и их сетевых группировок, а значит переизбираться Виктору Федоровичу придется в жестко конкурентной информационной среде.

Наконец, дальнейшее ухудшение экономической ситуации, вызвано не столько внешними факторами, сколько неуклюжей политикой правительства по притеснениям свободной предпринимательской инициативы, лоббизмом госструктур и их подрядчиков, «экономией» на чем угодно кроме карманов миллиардеров и обнаглевших чиновников-баскаков — сопряженное с поражением на западном направлении — неизбежно обрушит лагерь «единомышленников» под бело-синим флагом, чьи интересы только пока не противоречат друг другу. Старшие и младшие «дяди семьи» и она сама, ее средневесовые и миноритарные партнеры в ЗАО «Украина» начнут драться за тающий кусок народнохозяйственного сала, подвергая общество опасности — или возможность — прихода к власти совершенно внесистемных элементов, или разложения нынешней украинской территории.

Поэтому римейк-99 реалистичный только при соблюдении ряда условий, о которых упомянуто выше. Но чтобы их соблюсти, президентской команде необходим интеллект, взвешенность и готовность к более или менее по крайней мере честной игры.

А это, заметим — пока в явном дефиците.

Источник: Главком, перевод «Хвиля»




Комментирование закрыто.