После выборов в Раду. Ненька на выданье – 2

Геннадий Охримчук, для "Хвилі"

Порошенко Яценюк Тягнибок Тимошенко Кличко выборы Парламент Рада

Вот и прошли выборы в Верховную Раду и можно подводить их итоги. Весь политический расклад в Украине глазами сельского дядьки.

Многим понравились аллегории из предыдущего материала, где Украина сравнивается с девушкой на выданье. Об этом говорит множество репостов и перепечаток материала по всему интернету.

Настала пора узнать, что изменилось в жизни девушки за два месяца.

Отец девушки (Порошенко), вернувшийся после многолетнего отсутствия с заработков на шоколадных рудниках, вопреки ожиданиям не увёз девушку из села в город немедленно. По сельско-семейным причинам он стал созывать семейные советы, на которых все были жутко обеспокоены судьбой Неньки (предвыборные дебаты).

К наступлению холодов стало ясно, кого перестали приглашать и с кем перестали советоваться.

Во-первых, всем надоел дядя Толя. Тот самый дядя Толя, который ездил на чёрном мотоцикле «Днепр» с коляской и круглыми сиденьями. Его можно было встретить во всех людных местах – возле буфета на пилораме, у сельского магазина, на грузовой станции. В коляске его мотоцикла неизменно лежал топор, это все знали, и, иногда, почему-то, кипа старых газет. Почему он их возил? Этого никто не знает. Но все знают, что дядя Толя постоянно ворчал на центральные власти, на районное начальство, даже на директора местного овощесушильного завода, говорил что «вот если б я…» или «на его месте б я…». В конце концов, дядя Толя не заметил, как стал нудным и это всем надоело.

Также из села прогнали Сирожу-комсомольца. Ну как прогнали, сам уехал. Он появился в селе, чтобы по дешевке скупить старинных икон, подзаработать чтоб. Кроме этого, хваткий Сирожа пытался продавать селянам страховки и, однажды, даже был замешан в скандале с пенсиями целого района. С иконами не сложилось, пенсии «прихапать» не удалось, и погрузил Сирожа свои нехитрые пожитки в старую бежевую «Волгу» и был таков.

Единственный на селе коммунист, дед Адам, состарился, стал жаловаться на здоровье, а как Ленина свалили и вовсе поник. Когда бывшая партячейка завода была жива, лет десять назад, они еще могли навести в селе шороху. Сейчас дед Адам один, детей и внуков не нажил, так и доживает свой век в хате недалеко от клуба.

Односельчанин в вышиванке с тризубом Шосьубік, напротив, потерял в авторитете неожиданно. В каждом селе есть такой персонаж. Это человек, помешанный на том, что сельская жизнь лучше городской. Он всю жизнь демонстративно не любит «городских». После поездок в область, он может часами сидеть на лавочке и травить односельчанам байки о том, как они, там, в городе плохо живут и каким бы он был несчастным, если бы его заставили жить на пятом этаже в многоквартирном доме. Он кичится своей сельскостью, считая городских неуклюжими, недалёкими и жалкими людьми. Он горд тем, что «вміє косити, гребти сіно і кидати гній вправніше за всіх». А однажды выясняется, что его надел земли и его хозяйство не может его прокормить, что его таланты к сельской жизни сильно преувеличены и в область он ездит чтобы получить перевод и посылку «від тітки з Воргентини».

Моторного парубка с вилами никто на семейные советы не зовёт. Он сам на них приходит. Его пару раз выкидывали в окно, отвозили «напідпитку» на соседнюю станцию в товарном вагоне, сдавали в милицию, он даже попадал к разбойникам в соседнюю область, но пока избавиться от него не удалось.

Мачеха на семейные советы еще ходит. Говорит все меньше, устаёт все больше. В последнее время ее стали посещать мысли о том, что «а ну их всех, лучше буду сидеть дома сериалы смотреть».

Также, почему-то, приглашают троих собутыльников, бывших подельников насильника-директора школы – трудовика, физрука и учителя странного предмета под названием «безпека життєдіяльності». И хотя физруку пару раз оставляли бланш под глазом прямо на семейном совете, а физрук получал подачи от возле вино-водочного по субботам, на советы их зовут, а они, почему-то ходят.

Некоторую сумятицу в селе вызвали приезжавшие летом отдыхающие.

На сельский отдых приезжал симпатичный и толковый дядька с усами. Назвался айтишником, показывал селянам свой ноутбук. Был редактор популярной бульварной газеты, бродил летними вечерами в соломенной шляпе босиком по берегу озера. Промелькнули они быстро, мало кто понял, о чем они говорили. А юристка-спортсменка на вопрос «что делать с Ненькой?» ответила, что нужно писать заявление в ЖЭК. Какое заявление, и какой ЖЕК никто не понял, и к осени жизнь в селе вернулась в прежнее русло.

Нынче судьба нашей Неньки на выданье находится в руках трёх родственников.

Отец – это Порошенко. Задача Отца-Порошенко, как уже отмечалось, на данном этапе – подготовить девушку к отъезду в большой город, помочь найти первую работу и жильё и дать возможность развиваться и выбирать свой путь дальше. Также важно вовремя уйти в тень.

Помогать ему в этом, призваны два брата девушки по маминой линии.

Первый из братьев никогда не жил в селе. Он родился и вырос в городе. Он понимает правила большого города. Он сделал за последние десять лет блестящую карьеру. Он одет в отличный костюм. Он знает, где найти деньги на учёбу и первое время проживания в большом городе. Несмотря на вид тщедушного «очкарика-ботаника», он умеет разговаривать с плохими парнями. Некоторых из них он даже привлек в компанию, где трудится управляющим.

Второй брат появился как будто из ниоткуда. В отличие от своего брата-очкарика, он не наёмный работник, а предприниматель. Он организовал собственную клининговую компанию и успешно зарабатывает. Он считает, что деньги сестра сможет зарабатывать сама и хочет ей помочь в этом. Так и говорит: «Візьми і зароби». Пока непонятно, есть ли у отца и братьев видение судьбы своей сестры. И если есть, то какое. Ближайшее время покажет.

Важно другое – Ненька еще пока в селе. Она еще не сделала ни одного шага в будущее. А время идёт. И если Отец, Брат-очкарик и Брат-предприниматель будут жевать сопли, то судьбу Неньки будут решать уже другие люди.

Я хочу, чтобы Ненька повторила пусть тысяч людей, прошедших свой путь из деревенских школ в городские университеты пятьдесят, сорок, тридцать лет назад. Во времена, когда работали социальные лифты.

Я хочу, чтобы дети нашей Неньки основали новые школы и университеты. А ее внуки получали бы современное образование, а не ездили бы собирать клубнику в Польшу или ухаживать за стариками в Италию.

Чтобы внуки Брата-предпринимателя основывали бы не только клининговые компании, а и высокотехнологичные производства.

Чтобы во всем мире детей и внуков нашей Неньки воспринимали бы как современных людей, говорящих на современном языке и владеющих современными смыслами.

Сегодня современный мир – это iPhone, Тесла, термоядерный синтез, сланцевый газ и многое другое. Каким будет мир завтра неизвестно.

Но каждый решает сам, будет ли он формировать повестку современного мира или будет собирать яблоки за 500 долларов в месяц.

Продолжение может быть.




Комментирование закрыто.