Почему Украина не может пойти по пути США в Гражданской войне

Юрий Романенко, "Хвиля"

Гражданская война в США

В китайском стратегическом трактате «Сюань Пу цзин» (О сокровенном) есть пример — царство Чу вынудило слабое царство Мяо законодательно закрепить права восставшей провинции Юэ. Они знали заранее, что мятежники провинции не будут соблюдать догвор и когда нарушение договора последовало, царство Чу ввело свои войска и уничтожило мятежное правительство.

С помощью этого исторического примера, мой френд Олесь Манюк показывает, как работает логика захватчика, мотивы которого направлены на уничтожение более слабого субъекта. Точно в такой же логике с помощью Нумидийского царства Рим уничтожил Карфаген в ходе Третьей Пунической войны 149-146 гг до. н.э. Сегодня с помощью такой же схемы Украину пытается уничтожить Путин.

После мой вчерашней статьи «Бритва Меркель: как Украину загоняют в финальный коллапсна моей странице в Facebook разгорелась дискуссия относительно правильности моей аргументации. В этом тексте в нескольких блоках я попытаюсь все-таки объяснить очевидное немногим в Украине.

Блок I. Украина — это Семья.

Очень часто перед моей холодной и неумолимой, как падающие воды водопада Анхель, логикой, адепты единой и неделимой в отчаянии бросают последний аргумент: «Представьте, что Украина — это Ваша семья, и кто-то соблазнил, заразил … что делать?»

Ответ адептам семейных ценностей и вселенской любви: Если в вашей семье кто-то заболел вирусом Эбола, то, если вы его не изолируете, то передохнете все. При этом вы все будете друг друга любить и очень страдать от того, что вы умираете и страдаете. Но в могиле окажетесь все. Без исключений. Помрет не только старая стерва теща Тамара Ивановна Иванова, но и святые невинные детки Василь, Маричка и Одарка, Все будут лежать нравственные, но мертвые.

Поэтому хватит аппелировать к семейной любви. Этот детский сад не спасет от необходимости принимать взрослые решения ( об этом очень хорошо написал Дмитрий Бергер в своей последней статье «Независимость – это зависимость, но в хорошем смысле») и поступки, которые часто связаны с необходимостью жертвовать чем-то во имя блага целого. Если человек не идиот, то он будет спасать детей, отделив их от матери больной вирусом Эбола. Это вопрос выживания семьи, а не отдельного человека.

Это все, что вам нужно знать касательно стратегии государства относительно оккупированной части Донбасса

Блок II. Может ли Украина пойти по пути янки.

Однако, на этом вопросы не заканчиваются. Сегодня мне привели вот такой аргумент: Юрий, по совокупности всех ваших сентенций за год о вирусологии-что надо было делать Янки в 1861 году, отпустить зараженных конфедератов, сохранить здоровый Север? Как бы сложилась Вторая мировая, например, в этом случае и вообще история всего

Ответ: Отличие янки от нас в том, что они они имели ресурсы для победы над Югом, а у нас таких ресурсов нет в борьбе за Донбасс. То есть, это не означает, что мы бедная страна — нет, мы чудовищно богатая страна, но ресурсы распылены между конкурирующими группировками. А их концентрация, то есть появление ресурсов для модернизационного рывка требует времени и перемен в государстве. При этом попытка удержать Донбасс будет опять-таки забирать и время, и ресурсы. В итоге мы теряя время и ресурсы, мы получим финальный коллапс Второй Украинской республики.

Янки вошли в кризис имея развитую промышленную базу и руководство, понимающее долгосрочные национальные интересы. Такая политика имела поддержку национальных финансово-промышленных групп и населения, а также внешних акторов, которые видели в этом конфликте свою выгоду (Россия, например, поддерживала федералов в пику Британии)

Мы же имеем конфликт ФПГ, конфликт интересов с внешними акторами, конфликт интересов различных социальных групп, который накладывается на мировоззренческие отличия регионов, которые используют вышеупомянутые ФПГ и внешние акторы, чтобы контролировать государственный аппарат, который, в свою очередь, находится в состоянии паралича в условиях схлопывания старого экономического уклада и, как следствие, потери ресурсной базы такой модели государства. Вот суть ситуации. Пока нас разрывают противоречия, то ни о какой победе речи идти не может.

Ответьте на простой вопрос — за полтора года противоречия уменьшились или увеличились? Они увеличились со всеми вытекающими последствиями.

Не разрешен ни один принципиальный вопрос, который вверг нас в этот кризис.

Не разрешен не только внутри страны, но и в мировой системе, где разворачиваются деструктивные процессы определяющие пределы нашего маневра. Так о чем мы спорим? Нам хотелось бы, чтобы все было как мы хотим, но как говорил Макиавелли, разница между тем как есть и как должно быть часто настолько глубока, что тот, кто не осознает ее подвергает себя смертельному риску.

Мы сможем вернуть Донбасс и даже Крым. Я не исключаю этого в какой-то перспективе, когда у нас будет устойчивое государство, устойчивая экономическая база и устойчивая международная коалиция в нашу пользу.

Сегодня мы не имеем ни одного из этих показателей. Меркель и Олланд в любой момент могут прекратить санкции в отношении России и угрожают Порошенко это сделать, если он не примет изменения в Конституцию. Обама концентрируется на более важных проблемах для США и до президентских выборов Вашингтон не будет делать радикальных шагов относительно украинского кризиса. Так что надеяться на союзников Украине сегодня не стоит.

Таким образом, очевидно, что наша ключевая задача — выиграть время, поскольку оно нужно, чтобы решить ключевые противоречия внутри нашей системы. Чем успешнее мы решим этим противоречия, тем шире будут наши возможности во внешнеполитической игре без которой мы не сможем решить проблему Крыма и Донбасса. Кроме того, время играет против России и чем дальше, тем вероятнее сваливание России в собственный мощный политический и экономический кризис. Тот же рост потерь российской армии на Донбассе играет в нашу пользу. Этот кризис откроет возможности, которых мы не имеем сегодня, но чтобы ими воспользоваться нужно быть готовыми к этому, т. е. иметь сбалансированное государство, способное принимать адекватные решения.

Короче, я говорю все время о рациональности и последовательности действий в большом контексте в 30-40 лет. Масса же воспринимает мои слова в текущем контексте из которого она не может выйти, потому что эмоционально вовлечена или, наоборот, подавлена проблемами. Однако, именно концентрация на коротком контексте — путь в никуда, поскольку это не дает возможности видеть всю картинку в целом, включая изменения в мировой системы, изменение мотиваций ключевых игроков, перераспределения ресурсов и т.д.

Блок III. Факты и логика.

Приведу еще один пример, почему Украина должна избегать предоставления в той или иной форме особого статуса Донбассу.

Если вы на скорости 100 км час вылетаете на встречку и врезаетесь лоб в лоб с другим авто, то вы наверняка труп, чтобы вам не говорили по телевизору, что это не смертельно. Вы можете верить телику, но есть логика процесса. Когда сталкиваются два тела, то большая вероятность сохраниться у того, которое крупнее и плотнее. Можно верить в удачу, в звезды или еще в что-то, но 100 км в час это 30 метров в секунду. Совокупно 60 метров в секунду. Хлоп, и слышен только шелест травы в поле.

Война с Россией была очевидна для меня в 2006 году. И я все время писал об угрозе сближения России и Германии, которое создаст предпосылки для раздела Украины, но обыватели всегда смотрят телик, чтобы потом удивляться, что что-то пошло не так. Это не моя проблема, что обыватели не хотят включать логику, или что у них ее нет. Хотя не так, это и моя проблема. Потому что нами таки управляют обыватели. И в рамках своей обывательской логики они принимают решения. Недалекие решения направленные на удовлетворение своих обывательских интересов. Это суть нашего кризиса — обыватели, которые попали во власть, воспроизводятся во власти и делают все, чтобы во власть не попали не-обыватели. Парадокс ситуации в том, что в конце обыватели во власти проигрывают вместе с обывателями на низших ступенях социерархии.

Рассуждения о нашем положении должны строится на фактах, мотивах и логике. Лирика телевизора не имеет значения. Кроме тех случае, когда эта лирика так воздействует на обывателя, что он начинает бежать в направлении, куда указывают кукловоды, чтобы в финале превратиться в труп, который красиво покажут на телику, чтобы потом подогнать следующую партию «утилизационного материала».

Поэтому не так важно, что говорят там Меркель, Порошенко или Путин, а важно смотреть на их базовые интересы, наши интересы. Если наши интересы находятся в конфликте с другими интересами, но выход из этой ситуации приемлем для этих оппонирующих нам интересов, то, значит, наши интересы проигрывают при реализации такого сценаия. Все остальное лирика. Ибо Путин не играет с нами в игру win-win. Он скорее играет в игру lose-lose, бросив все на кон возвращения России в статус великой державы.

Резюме: В нашей ситуации лучше разлететься на куски от перенапряжения, сохранив шанс, что можно будет создать реально новое, на какой-то части территории Украины, чем гарантированно сгнить целиком, вследствие инфицирования Донбассом. Это не означает, что Украина автоматически развалится. Риск коллапса из перенапряжения высок, но не предопределен. Украина вполне способна устояться в нынешних границах, если будет вести осторожную, рациональную политику на базе здравого смысла, которая будет направлена на сбалансирование государства. Но Украина вообще не имеет никаких шансов, если мы будем вести политику, сочетающую абсурдный микс великой-державы, которой мы не являемся и государства-банкрота, которым мы являемся. Мы должны признать всю сложность нашего положения и начать действовать исходя из этого понимания без вредных фантазий «о войне до победного конца», «возврате всех территорий здесь и сейчас», что «Запад нам поможет» и т. д. Чтобы выбраться из болота своих заблуждений нужно сначала стать на твердую почву реализма.

Изображение: Вид на сгоревший район Ричмонда в Вирджинии, и на Капитолий через канал Бэсин в 1865 году. Город осаждали войска Союза более 9 месяцев, после чего армия генерала Роберта Ли покинула город в апреле 1865 года. (LOC)




Комментирование закрыто.