Очищение Генпрокуратуры как залог выживания Порошенко

Виталий КУЛИК, директор Центра исследований проблем гражданского общества, для "Хвилі"

Генпрокуратура

Назначение Юрия Луценко в Генпрокуратуру не предвещало ничего хорошего для качественных изменений в системе. Но оказалось, что это только на первый взгляд. Дело в том, что сам президент оказался заложником нереформированной прокуратуры. Коррупция на Резницкой портила ему отношения с Западом. Спонсоры реформ в Вашингтоне и Брюсселе перестали реагировать на обещания и заверения в продолжении борьбы с коррупцией, а требовали конкретного плана-графика «чисток» и посадок VIP-преступников, новых лиц и ломку закрытой корпорации «прокурорских». Именно с этой целью под давлением Запада Порошенко решился на масштабный эксперимент – введение в прокуратуру людей не из системы. Появился шанс (хотя и не большой) что-то изменить к лучшему.

Реформаторский пул

Луценко «попросил на выход» наиболее одиозных замов (Юрия Севрук, Олега Залиску и Романа Говду) и назначил «команду реформ» из числа людей не из системы.

Можно по разному относиться к новоназначенным руководителям Гепрокуратуры, но их объединяет желание выйти с офиса ГПУ не «сбитыми летчиками», а с добавленной политической репутацией. Это важно для понимания мотиваций заместителей Луценка.

Несмотря на то, что то же новый первый зам Генпрокурора Дмитрий Сторожук является квотным назначенцем «Народного фронта» и человеком Коломойского, именно его рассматривают как лоббиста обновления кадрового состава прокуратуры. За ним стоит целая адвокатская корпорация. Луценко анонсировал, что 1 апреля 2017 будет обновлен состав всех местных прокуроров.

Заместителем генерального прокурора по институциональной реформе станет еще один адвокат Валентина Теличенко. Ее задача — проведение новых конкурсов в местную прокуратуру, введение западных стандартов и обновления украинского законодательства. В первую очередь ревизия КПК.

Тонкость вопроса состоит в том, что логика ГПУ требует снять «либеральные положения» КПК, которые позволяют обвиняемым , например выходить из-под стражи под денежный залог. Но как адвокат Теличенко врядли не может понимать, что любые правки в КПК в части наступления на права и свободы граждан будут восприняты в штыки в обществе и в ее цехе.

«Чистильщиком» Генпрокуратуры стал АТОшник Петр Шкутяк. Именно его называют человеком из команды Юрия Луценко и связывают с группой «из старой «Нашей Украины» в окружении Петра Порошенко. Однако сам пет Шкутяк достаточно засветился в политической тусовке еще с времен «мовного майдана». Люди, которые его лично знают утверждают, что «чистки» в прокуратуре будут серьезными и «неприкасаемых» почти не будет. Да и в плане реформы прокуратуры стоит позиция сокращение количества прокуроров в 2 раза. Так что теперь вопрос в том, как наладить рабочие отношения с НАБУ.

Заместителем по вопросам международного сотрудничества и представительства интересов государства в судах станет кадровый дипломат Евгений Енин. Его последнее место работы заместитель посла Украины в Италии. Енин не только фактически сформировал проукраинское лобби в Италии (где изначально были сильны путинские агенты), но и работал с ключевыми фигурами большой европейской политики.

По сути, Енину придется с нуля создать направление международных связей. Не протокола, а именно коммуникации между ГПУ и донорами реформы прокуратуры на Западе. Напомним, что «проблемы перевода» в диалоге Шокина с американским посольством стоило экс-генпрокурору поста.

Оптимизация управления

Приступив к выполнению служебных обязанностей Юрий Луценко вдруг обнаружил, что в ГПУ нет ни одного дела, по которому он может подписать представление в Верховную Раду на отмену депутатской неприкосновенности и привлечения к уголовное ответственности нардепов. Нет также и производств, которые можно было бы подавать в суд.

Это подвигло нового главу ГПУ к тяжелым для него административным решениям (тяжелым, потому как теперь нужно как-то отвечать перед теми, кто способствовал его назначению в Генпрокуратуру — олигархами)

До уровня Департамента будет повышено управление спецрасследований под руководством Юрия Горбатюка. Это позволит ему иметь штат следователей и прокуроров, а также должно снизить противоречия между различными службами ГПУ. Напомню, что именно в компетенции этого управления находятся дела, связанные с расследованием преступлений на Майдане. Если за квартал не будет хотя бы заочных посадок, отвечать придется лично Луценку, а он этого не любит.

Главное следственное управление во главе с Юрием Грищенко будет работать на правах департамента. Следователи и процессуальный руководитель административно будут сотрудничать. Повысит ли это эффективность структуры покажет время. Пока что это полумера.

Департамент по расследованию преступлений в отношении имущества и государственной службы (известный как «департамент Кононенко-Грановского») потерял свой особый статус и введен как подразделение следственного департамента (под личным кураторством самого Луценко). Вероятно, это значит, что Владимиру Гуцуляку следует поискать работу в частном секторе. Это полумера на 100 дней. Потом «департамент Кононенко – Грановского» расформируют ибо на то есть уже политическая воля с Банковой.

Дело в отношении главы правления Центра противодействия коррупции и Виталия Шабунина решили закрыть на основания «отсутствия состава преступления». Это вряд ли улучшит отношение Шабунина к Генпрокуртуре. Луценко не посчитал нужным извиниться за фиктивное дело. Он предпочел защищать «честь мундира», что самому Луценко чести не делает.

Производство в отношении экс-заместителя генпрокурора Виталия Касько сбросят с ГПУ на НАБУ. Там она будет «мариноваться» или просто закроется из-за по странному стечению обстоятельств. Во всяком случаи «дело Касько» не будет висеть на новом «чистильщике» ГПУ, как и возможные репутационные потери.

Вместо выводов

При всем этом обилии позитива и неплохих стартовых возможностей для реформаторской команды в ГПУ, есть одно «но».

Это «но» состоит в том, что у Луценка и его замов достаточно узкий коридор политического маневра. «Олигархический консенсус» не предусматривает перезагрузки прокуратуры. Иначе теряется прибавочная стоимость политической ренты.

Но прелесть ситуация заключается в том, что по-старому уже нельзя. Невозможно имитировать «реформы» прокуратуры и судебной системы.

Если к осени не будет показателей, чисток, нового конкурса, сокращения кадров, не будет громких посадок (своих и чужих) – Запад просто не даст денег. Ни на что не даст.

Прокуратура стала точкой отсчета политического будущего для Порошенко. Или у Луценка и его замов получится, или Запад отпустит ситуацию и ускорит перезагрузку всей власти в Украине. Желающих много.

Автор приглашает читателей к дискуссии на свою страницу в ФБ




Комментирование закрыто.