Об альтернативе «Минскому процессу» и становлении нации

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог, для “Хвилі”

sur187

«Минский процесс» становится неким резус-фактором, определяющим не только совместимость Украины и цивилизованного мира, но и перспективу этого мира, о чем рассуждает, например, В.Горбулин в свежей статье в «ЗН».

В ряде публикаций Ю.Романенко дал убедительный обзор пагубности «минских соглашений» с геополитических, внутриполитических и социологических позиций.

Хочу добавить к этому аналитическому пиршеству специй для остроты восприятия. Речь о морально-идеологическом аспекте, который упускается властью. Упускается сознательно и системно.

Истории неизвестны примеры, когда страны-нации-общества достигали значимых успехов в своем становлении и развитии без опоры на вдохновляющие идейные постулаты — это очевидно, как вкус лайма с чили.

Тот же СССР, противоестественно возлюбленный «русским миром», затмевал планету своими ракетами и балетом именно тогда, когда идеология и реальность пересекались хотя бы в отдельных областях. Как только реальность и ее портрет кисти советского агитпропа разошлись, словно неверные супруги, «совок» закономерно развалился.

Соответственно, основные этические изъяны «минского сговора».

Во-первых, он выстроен на лживости, лицемерии и фальсификации.

Вспомним хотя бы, как отчаянно утаивала наша власть фактическую информацию о договоренностях, но до сих пор всплывают какие-то «секретные протоколы», неведомые даже ОБСЕ, а также устные (!) обязательства Украины. Как яростно, будто католики от абортов, власть открещивалась от «особого статуса оккупированных территорий», который теперь, припертая внешними партнерами, молча признает.

Список таких фигур трусливого умолчания слишком длинен, что делает попытку прекращения войны предельно завязанной на персоналии, и, как следствие, ничтожной.

Напомним, что лицемерие и фарисейство настолько пагубны, что Иисус Христос обличил эти грехи в своих проповедях отдельно и особо.

Во-вторых, «минский сговор» насквозь капитулянтский и является дипломатическим слепком личных фобий и комплексов нашего Президента.

После поражений первого этапа войны Президент Порошенко закономерно не готов противостоять агрессору силой. Но правда в том, что он этого никогда и не хотел. Затевая военное наступление на ОРДЛО, Порошенко просто хотел усилить свою переговорную позицию с Кремлем.

Апологеты «Минска» пускают пену, что мы получили передышку для усиления армии. Оно, конечно, так: на вооружении появились жутко необходимые на Донбассе бронекатера «Гюрза» производства «Ленинской кузни», а также полицейские броневики, которые клепают на «Богдане». А вот патронного завода, взамен утраченного в Луганске, не появилось. И так далее.

На самом деле, минская «передышка» в стратегическом плане — это удушение гарротой: ее тоже периодически ослабляют, чтобы продлить мучения.

В-третьих, «Минский сговор» — это откровенное неверие и презрение к украинскому народу.

Даже большевики, которые ну никак не пример власти, считающейся с народом, и те нашли в себе мужество назвать «Брестский мир» позорным, вынужденным и, следовательно, временным. А у нас «Минск» — великая победа! Которая, по факту грядущей амнистии, уравняет героев добробатов и ВСУ с пророссийскими террористами.

Тут уходящих в вечность ветеранов СА и УПА примирить невозможно, а как власть намерена интегрировать в Украину ОРДЛО, когда даже не все погибшие похоронены по-людски?!

Стерпится-слюбится, а то Путин нападет?

Не слюбится.

Принципиально важно, что неоправданные наполеоновские замашки — «я решаю, а страна аплодирует, потому что я сижу на Банковой» — чреваты для власти, в первую очередь.

Одно дело, когда руководитель страны выходит в прямой эфир и честно объясняет, что «Минский процесс» навязан из-за нашей объективной военно-экономической слабости. Но плачевную ситуацию мы будем исправлять вот таким-то образом ударными темпами.

И после каждого раунда переговоров давать не победную реляцию, смахивающую на самопредставление к Нобелевской премии мира, а объективную информацию.

Люди поймут и оценят, когда им доверяют и рассчитывают на них. Когда они опора, а не расходный материал. Когда война и мир — предельные понятия человеческого бытия, рассматриваются на уровне столь же абсолютных категорий истины и веры.

И откликнутся со всей искренностью и силой, как это было при реанимации нашей армии. И мир это всенепременно заметит.

А нынешнее лицемерие лишает украинское общество тех самых победительных духовных резервов, которые и обеспечивают саморазвитие нации. А значит, губит страну. И власть заодно, которой просто нечем будет править.

И наконец, «Минский сговор» — это образчик вопиющей бесперспективности, граничащей с идиотизмом. Мирное урегулирование, говорите? Чем глубже нас затягивают в трясину умозрительных «дорожных карт» и разведений войск на бумаге, тем дальше мы оказываемся от прекращения войны.

Потому что путинская Россия не уйдет из Донбасса никогда.

Еще раз: нынешняя бесноватая недоимперия НИКОГДА не уберется с захваченного в ходе гибридной войны плацдарма. Следующая Россия, проросшая на развалинах этой, разумеется, вернет и Донбасс, и Крым с покаянием и контрибуцией. Но до этого еще грести и грести веслами, как на суперавианосце «Кузе».

Ведь реализация «особого статуса» предусматривает существование в ОРДЛО собственных вооруженных формирований, и это будут нынешние террористические группировки с российским командованием и обеспечением, но уже легально.

Особость в экономике означает свободное обращение рубля и непреодолимую зависимость от российской банковской системы. Плюс безвизовый режим с РФ, который для остальной Украины должен закончиться. Плюс поставки на Донбасс «мирного оружия России» — энергоносителей.

Ну а про культурные особенности, точнее, извращения, и вспоминать неловко. Гарантированно сохранится московское телевещание, усугубленное «кремлевским православием», то есть, филиал адской машины роспропаганды будет узаконен.

В итоге, самое скрупулезное, словно подсчет выручки в «Рошене», следование «минскому сговору» ни на фантик не приблизят нас ни к миру, ни, тем более, восстановлению территориальной целостности.

Потому что недоимперия провозгласила отнюдь не защиту фэйковых интересов русскочелюстных, на которых Кремлю плевать с высоты останкинского телешприца. И даже не победу в гибридной войне с диктовкой условий побежденным.

Нет, Кремлю необходимо уничтожить суверенность Украины. Превратить ее, за вычетом Галичины и Закарпатья, в тридцатипятимиллионное ОРДЛО. Но на нищенском самообеспечении с донорством в пользу «сакрального» Крыма и «свободолюбивого» Донбасса. А заодно продолжить миру быдло-шоу типа «сушу портянки на балконе пятизвездного отеля, а что вы мне сделаете, такому термоядерному?».

Нынешний глючный гомункул российской империи замахнулся «решить украинскую проблему» так, чтобы о суверенной Украине вспоминала лишь наша диаспора. До и то «сумними співами».

Причем, все всё понимают. На разных переговорах, все больше смахивающих на бизнесовые терки, кремлевский концепт артикулировался недвусмысленно.

Так почему противодействие столь вялое и неадекватное?

Беда не только в персоналиях, хотя от них не деться. Беда в том, что понятийный уровень геополитической проблематики и, следовательно, методологический подход к ее решению задает именно Украина. И это последнее право, которое у нас еще остается.

Запад ведь не гасит войну меж Россией и Украиной. Нет, он локализует внутриукраинский гражданский конфликт. Потому что Украина не противостоит агрессии, а проводит АТО внутри страны — вот главное фарисейство власти! Именно этим определяется инструментарий, который мир может применить.

Гражданский конфликт — одно лечение. При первых симптомах возьмите в миротворческой аптечке символические санкции-припарки раздувателю конфликта, а также стерильную миссию ОБСЕ, добавьте выборы-плацебо, диетическую амнистию и закрепите имодиумом «особого статуса». Глядишь, сепаратистскую диарею и попустит.

Но если это вооруженная агрессия России против суверенной Украины — тогда прописаны убойные санкции, поставки летального оружия, вооруженная миссия ООН в качестве антисептика с фиксацией буйного больного на койке и безусловное обеззараживание оккупированных территорий.

Сравните реакцию мирового сообщества в виде «бури в пустыне», когда Ирак совершил агрессию против Кувейта, с подходом в случае гражданского конфликта в Сирии. Разумеется, аналогия прихрамывает, но в правильном направлении.

Как известно, проблемы индейцев начинают заботить шерифа лишь тогда, когда индейская стрела втыкается в его упитанную задницу.

Украине необходимо решительно, но умно ломать сложившийся чекистский формат, когда Россия выступает миротворцем в конфликте, в котором сама же и участвует. И делать это необходимо сейчас, когда к ведущим мировым политикам похмельем приходит понимание, что Путин вовсе не намерен пошатнуть геополитическую гегемонию США, в чем его готовы по-тихому поддержать многие. Нет, он хочет окунуть человечество в геополитический хаос, когда судьба целых стран будет напрямую зависеть от вожделений и гормонального фона дряхлеющего псевдомонарха и его присных.

Укрупненный алгоритм должен быть следующим.

Заявляем РФ, ООН и всем-всем-всем о вопиющем нарушении Россией Большого Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, требуем убраться из Крыма и Донбасса. Разрываем Договор о размещении базы Черноморского флота РФ в Крыму. Объявляем Крым и часть Донбасса оккупированными территориями, РФ, соответственно, агрессором. Объявляем военное положение на оккупированной части Донбасса. Сворачиваем экономические отношения с РФ. Разрываем дипотношения с РФ. Уведомляем МАГАТЭ и всех-всех-всех о прямой угрозе безопасности наших АЭС в случае наступления российско-террористических войск. И все остальное, полагающееся при агрессии.

Подчеркиваю: не пугать на закрытых встречах, что наши дипломаты уже исполняли, а всерьез реализовывать. Конечно, возникнут трения с МВФ, но э-декларации обозначили мощный источник поддержки бюджета.

Вот тогда возродится мимолетное постреволюционное единство власти и общества. И западным партнерам волей-неволей придется с этим считаться. Как пришлось считаться с Майданом, который они категорически настаивали перенести на 2015 год.

Надежд на то, что подобные прорывные шаги совершит власть во главе с Президентом Порошенко не больше, чем на поклевку золотой рыбки в Лыбиди. Но не сделает эта — сделает та, что придет вместо. А предыдущей при таком раскладе не позавидуешь — спецконфискацией не отделаться.

А в будущем, по итогам реального прекращения агрессии России против Украины, целесообразно модернизировать памятник на Софиевской площади. Рядом с конным Хмельницким должен сидеть на корточках суррогатный отец украинской нации — недоимператор Путин, которому удалось сплотить столь разных украинцев. А меж Богданом и Владимиром, олицетворяющих зарождение и выкидыш украино-российской дружбы, следует расположить нашего Петра, доказавшего от обратного, что моральность власти для Украины важнее наступательного вооружения.

Изображение: польский иллюстратор Игорь Морски




Комментирование закрыто.