На что рассчитывает Путин с идеей миротворцев ООН на Донбассе

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Института Будущего, "Хвиля"

Владимир Путин

5 сентября  президент России Владимир Путин сделал заявление о возможности введения миротворческого контингента на Донбасс. Часть аналитиков и политиков увидела в этом проявление безвыходного положения Кремля, вынужденного искать пути завершения войны, часть заявила о преднамеренном искажении самой идеи «миротворцев». На мой взгляд, данное заявление может стать началом весьма неприятной для Украины комбинации.

Тупик Минска-2 и российский путь

2017 год складывается не лучшим образом для российской дипломатии:

  • надежды на смену власти во Франции и США не оправдались. Точнее, власть поменялась, но конфетно-букетный период новых руководителей в отношениях с РФ закончился, по большому счёту не начавшись;

  • Россия приспособилась к существованию в режиме санкций, введённых в 2014-16 годах. Доклад Украинского Института Будущего «Пределы прочности России» показывает, что Кремль может в таком состоянии существовать достаточно комфортно. Но именно существовать, не думая о развитии, новых технологиях, что, в условиях меняющейся мировой экономики грозит проблемами в обозримом будущем;

  • попытка обойти санкции, пользуясь старыми бизнес-контактами вылилась в скандал с компанией «Сименс»;

  • новый санкционный набор США может больно ударить по «кормящей Россию» отрасли — добыче нефти и газа;

В 2018 году выборов населению нужно показать «победы». Речь, естественно, идёт не об экономике: достаточно дать повод для «гордости», показать внешнеполитические победы и «усиление роли России». Увы, но Украина на роль «побеждённой» не подходит — несмотря на все проблемы, страна развивается и выходит из «русского мира». Процесс не завершён, но направление очевидно, а скорость настораживает российских политиков.

Сирия так же не оправдала надежд: несмотря на все потуги пропаганды, война за Башара Асада не воспринимается населением как что-то чрезвычайно важное и близкое на фоне тупика на Донбассе и санкций из-за Крыма. Тем более, что сирийская тема постепенно сходит на нет из-за того, что Асад одерживает в Сирии ощутимые победы. Де-факто ИГИЛ практически разбит в Ираке и в Сирии. 5 сентября подразделения верные Асаду прорвали осаду Дейр-Эз-Зора, продолжавшуюся 4 года, ИГИЛ отжимается к границе с Ираком и вот-вот рухнет. Симптоматично, что Британия и США вывели своих инструкторов из южных районов Сирии, где они оказывали поддержку оппонентов Асада. Развитие ситуации в Сирии все больше сдвигается в благоприятную для Асада ситуацию. Разгром ИГИЛ поставит под вопрос дальнейшее нахождение российской армии в Сирии. Ведь именно борьба против ИГИЛ был тем фактором, апеллируя к которому Путин пытался выстроить «мосты» с Западом. Ситуация в Сирии и, особенно, действия США и Британии наводят на мысль, что ряд кулуарных договоренностей по Сирии уже реализуются. Это закономерно поднимает вопрос относительно Украины.

Если рассуждать об «украинском фронте», то, на первый взгляд,  Россия оказалась в тупике:

  • Ресурсов завершить войну на Донбассе силовыми методами нет, за исключением варианта масштабного конфликта на уровне региона/континента;

  • Украина перехватила инициативу, осуществляя блокаду региона, повесив таким образом « «гордые ЛНР и ДНР» на содержание Кремля;

  • Новый закон об оккупированных территориях лишь зафиксирует данный статус, снимая с Киева ответственность за поддержание инфраструктуры, социальной сферы, экологической безопасности и так далее;

  • Россия рискует окончательно потерять инициативу в переговорах вокруг Минска, попасть в ситуацию где даже эскалация конфликта вместо новых уступок Киева (как было в 2014, 15, 16 годах) обернётся лишь новыми проблемами.

При этом, повторю, Кремлю срочно необходимо продемонстрировать в первую очередь своему населению «эффективную и мощную» политику, внешнеполитичесий успех.

С другой стороны не всё так ужасно для Путина – украинская дипломатия своим упорством и верой в нерушимость «Минского процесса» даёт превосходные шансы для того, чтобы переломить ситуацию. Подробно останавливаться на данной теме не буду — буквально на днях писал об этом текст «В плену Минска-2: почему срочно необходим «План-Б» по Донбассу». Приведу оттуда лишь одну цитату, которая может объяснить инициативы Путина: «если одна из сторон ничего не предлагает, кроме порядка имплементации соглашений, а другая сыпет предложениями, которые, по её словам улучшат ситуацию, то «потесниться в желаниях» придётся пассивному игроку. Для политиков в ЕС ведь главное не решение проблемы, а так называемый «прогресс»: было хуже, стало лучше».

Путин, возможно после получения информации о встрече Волкера с Сурковым решил предложить тему, продемонстрировать прогресс. Именно поэтому он не только заявил о миротворцах, но и начал частичный вывод вооружений и техники с территории ЛНДР. «Прогресс» есть! Россия может сказать, что сделала шаг в сторону мира, а эти данные подтверждает не только разведка, но и украинские чиновники через прессу. На этом фоне Украина уже выглядит не так привлекательно: отвода войск нет, новых предложений по выходу из тупика нет, закон, который ухудшает ситуацию на захваченных террористами территориях есть.

Что даёт Путину игра с темой миротворцев.

Путин не просто предложил ввести миротворческий контингент на Донбасс, он обозначил свои условия, которые существенно ограничивают эффективность работы миротворцев. В частности, российские предложения касаются размещения «голубых касок» лишь только на линии соприкосновения. То есть никакого влияния на события внутри оккупированных территорий данные соединения иметь не будут.

Тем не менее, даже этим Россия пытается:

  1. Продемонстрировать «прогресс и добрую волю» – можно не сомневаться, что российские дипломаты будут всячески подчёркивать то, что тезис про миротворческий контингент озвучивался Петром Порошенко;

  2. Навязать свой формат обсуждения проблемы и перехватить инициативу, создать ситуацию при которой уже от Украины будут ждать «шагов в ответ»;

  3. Зафиксировать, что контингент вводится для разделения противоборствующих сторон в конфликте на востоке Украины и ввести главарей ЛДНР в переговорный процесс как полноправных участников.

  4. Если п.3 окажется удачным, то таким образом РФ получает мощный инструмент поддержки тезиса о «гражданской войне в Украине», пытаясь вновь стать «всего лишь посредником, желающим добра»

  5. За счёт реализации пп. 2-4 не допустить признания ОРДЛО оккупированными территориями и вновь повесить как минимум финансирование региона на Киев.

Если это получится, что мы имеем классический, много раз обыгранный вариант «анклавов» наподобие Абхазии и Южной Осетии. Это удобная для РФ позиция, поскольку Кремль на практике знает как поддерживать градус напряжения в таких условиях.

Таким образом Украина уже на моменте обсуждения инициативы оказывается в весьма сложной ситуации:

  • оказаться от идеи миротворческого контингента нельзя — это, как никак, изначально было украинской инициативой. Отказ на фоне «мирных предложений Кремля» может стоить Киеву частичной потери поддержки европейских и американских партнёров.

  • поддержать инициативу Путина так же нельзя по указанным выше причинам;

Долго обсуждать, тянуть время, ещё хуже. Напомню, что в 2014 году изначально проблемы Донбасса и Крыма были связаны воедино. Но обсуждение тем «прекращения огня» позволило Кремлю вывести «крымский вопрос» за скобки. Сегодня для Германии и Франции ключевым вопросом является не решение проблемы на Донбассе, а демонстрация «начала пути» — прекращения огня. Об этом, среди прочего свидетельствует совместное заявление Меркель и Макрона к Порошенко и Путину, в котором из под налёта дипломатичных оборотов речи сквозит явное раздражение.

Для партнёров по нормандскому формату «главное чтобы не стреляли». Значит, все силы могут быть брошены на обсуждение именно этой темы, которая в исполнении Путина будет звучать как «миротворцы на Донбассе». При этом по аналогии с крымским вопросом 2014 года основная тема «что делать с российской агрессией» может отойти «за скобки». А платить за всю радость долгих обсуждений сегодняшние спонсоры Украины (давайте будем откровенны относительно важности европейской поддержки) заставят Киев, ведь он «не проявил инициативы, не демонстрирует прогресса, не сделал шаг навстречу».

Если России удастся протянуть свою концепцию (а шансы, увы, есть), что при разворачивании сценария «миротворцы по-путински», Кремль получает:

  • формализацию (путём признания конфликта украинским) темы «гражданской войны» в Украине — усилия и успехи украинского МИД по фиксации факта агрессии и оккупации превращаются в ничто;

  • закрепление своего влияния в регионе при реальных шансах повесить его финансирование на шею Киеву;

  • возможность требовать уступок в политическом блоке, например выборов, объясняя это необходимостью формирования легитимной и дееспособной местной власти. Партнёры Украины, конечно, могут не признать данное «волеизъявление», но как показывает практика других конфликтов, через несколько лет сами будут предлагать Украине напрямую взаимодействовать с «избранными жителями» местными управленцами;

Стоит отдельно остановиться и на возможном составе «миротворческого контингента». Тут стоит напомнить слова «лидеров ДНР и ЛНР» о неприемлемости «войск НАТО» на линии соприкосновении и озвученных Путиным угрозах «увеличения количества жертв» в случае поставок летального оружия для украинских силовиков. В таком формате сомнительно,чтобы страны ЕС выстраивались в очередь, стремясь отправить собственных солдат в регион, где по ним, с большой долей вероятности, будут стрелять. Кроме того, миротворческая миссия в изложении Путина, предполагает согласование с террористами с Донбасса. Поэтому наиболее вероятными могут быть два сценария:

  • формирование вооружённой миссии под эгидой ОБСЕ – организации на которую РФ имеет влияние. Вариант 2015 года, когда украинские журналисты на камеру взяли откровения «наблюдателя» и параллельно офицера ГРУ МО РФ может повториться в большем масштабе

  • формирование контингента из числа соседних стран, в первую очередь стран СНГ. Если Россия добьётся этого, то будет требовать и своего участия как «страны-посредника». А так же привлекать к работе военных стран-сателлитов и ближайших союзников. В первую очередь Армении, Сербии, стран Средней Азии. Даже Беларусь в таком случае для РФ будет «слишком самостоятельным» игроком. К чему приводят «российские миротворцы» мы видим на примере Грузии, Молдовы.

Что с этим делать?

Задача, которая стоит перед украинскими дипломатами и политиками весьма серьёзная: необходимо не ввязываясь в долгие дискуссии и не отводя проблему решения конфликта на второй план после «просто разведения сторон», сформулировать и предложить свои инициативы.

На мой взгляд, можно воспользоваться алгоритмом РФ и повысить ставки, но не в войне, а в политике. В таком случае закон об «оккупированных территориях Донбасса» из просто инициативы превращается в ключевой нормативный акт, который необходимо принять и ввести в действие как можно скорее – до вынесения темы миротворцев на международные площадки.

Говоря о миротворцах, самим предложить свой формат. Например: Россия предлагает отдельную миссию для охраны ОБСЕ – мы только за, но в этом же решении мы предлагаем ввести дополнительную полицейскую миссию на оккупированные территории. Либо отдать их под международное управление (по аналогии с разрешением конфликта на Балканах) – главное не «вешать» регион на себя в экономическом плане. В качестве миротворцев можно привлечь крупные сильные страны, которые имеют авторитет в мире. Например, Индию. Индия имеет хорошие отношения и с США, и с Россией и полна амбиций, что подстегивает ее поднимать в мире свой статус. Для Украины это хороший шанс укрепить отношения с этой очень важной страной, которую у нас незаслуженно обходят вниманием.

Выработать свои предложения по разрешению конфликта. Минск-2 – хороший документ, но очевидно, что не всякая красивая сказка может быть реализована в реальной жизни. Если Киев на протяжении ближайших пары месяцев – года представит разумный и логичный план, он может быть услышан и поддержан. Если такое случиться позже или не случиться вообще, я не берусь оценивать перспективы сохранения даже сегодняшнего уровня международной поддержки.

Но самое главное – изучить проблемы региона и выработать действенные алгоритмы, политики, которые будут вести к достижению нужных Украине результатов при любой конфигурации внешних сил.

P.S.: Когда текст уже был написан, то появилась новость, что постпред РФ при ООН Василий Небензя сообщил, что во вторник российская сторона направила проект резолюции о размещении миротворцев на Донбассе генеральному секретарю ООН и председателю Совета безопасности ООН. Спешит, очень спешит Россия.

***

Напоминаем, что мы собираем деньги большой доклад по Донбассу. Подробнее читайте в статье Юрия Романенко «Основание. Наши цели и наши задачи».

Общий бюджет проекта составляет 20 тыс. долларов, то есть около 500 000 гривен.

Срок: 2,5-3 месяца.

Если вам нравится эта идея, то вы можете поддержать проект отправив средства по таким реквизитам:

Підтримати ГО«Український інститут майбутнього»:

Призначення платежу: безповоротна фінансова допомога

Рахунок в Приватбанку

Код ЕДРПОУ-40506138

Р/р 26004053158235

ПАО КБ «Приватбанк» в м. Києві

МФО 321842

не платник ПДВ

Средства можно также отправлять на карточку Института 5169 3305 0924 2936 с пометкой «безповоротна фінансова допомога»




Комментирование закрыто.