Марш Немцова — обреченные на оккупированной земле

Павел Горский, для "Хвилі"

Марш Немцова-2

Убийство Бориса Немцова стало самым знаковым событием российской внутриполитической жизни позднего путинизма. Это-первый акт политического террора в его чистом, незамутненном юридическими формальностями виде.

Немцов был одним из многих последовательных борцов с путинским режимом, который не стеснялся не понравиться избирателю (в отличие от Леши «бутерброда»,  например). Со всеми своими сложностями и внутренними противоречиями Немцом воплощал собой эпоху столь нелюбых на постсоветском пространстве 90-х: грубых, жестких и в какой-то мере даже жестоких лет, но честных. В отличие от позднего Советского союза и развитого путинизма 90-ым гораздо меньше соответствовало лицемерие: политическая жизнь со всеми ее компонентами (в том числе и олигархический беспредел) была всем видна и открыта. Жизнь не по лжи — вот ключевой компонент той эпохи, и Немцов воплощал его в полной мере. Ничем другим то время похвастаться объективно не могло: впервые за долгие годы постсоветское пространство столкнулось с тем местом, которое оно реально занимает в мировом разделении труда и имело тот уровень жизни, который заслуживало. Шок от разрушения иллюзий оказался однако непреодолимым для постсоветского большинства, которое с удовольствием погрузилось в пелену телевизионного обмана и разных сказок. В Украине разрушение иллюзорной реальности началось в феврале 2014 года, в России видимо не начнется вообще.

Обстоятельства траурного шествия первого марта лишь подтверждает последнюю мысль. Да, на улицы города вышли люди, которые по своим морально-этическим качествам составили бы гордость любого государства. Но шли по набережной Москвы реки они вовсе не как победители или как сила, бросающая вызов преступному режиму. Гораздо больше это напоминало шествие обреченных на оккупированной земле, отдающих дань памяти погибшему товарищу.

Масштабы акции также свидетельствуют, что цивилизационный Рубикон пройден. Сознательно или нет путинскому режиму удалось довести деградацию большинства российского населения до необратимого уровня. Буквально в 100 метрах от Москворецкого моста шла масленчная ярмарка с вульгарными песнями и счастливыми толпами. Траурное шествие и народные гуляния — символ разделенного общества, причем пропорции разделения явно не в пользу людей с чувством собственного достоинства. На марш в память об убийстве крупнейшего политика-демократа в городе с 12 миллионным населением вышло максимум 60 000 человек. Для сравнения в 3-х миллионом Киеве после разгона студентов на площади вышло примерно 500 000. Можно конечно радоваться тому, что условные «демократы» — единственная сила в России, способная собираться массовые митинги, не платя их участникам 200 рублей (4 доллара), и на то, что добровольно за власть выйдет от силы 1000 маргиналов. Но есть два обстоятельства, которые сводят на нет радость от этого факта.

Во-первых, апатия большинства. Главная черта российской массы обывателей — беспринципность и пластичность. Им все равно кто у власти Путин , Обама или Кадыров лишь бы ковер на стене висел а по телевизору вещали о Великой стране. Последнее важно — у политической силы, которая элементарно не будет врать нет никаких шансов победить в России на демократических выборах. Победа достанется или простым популистам или популистам с сильной рукой, по образцу Гиркина или Кадырова, о сути которых написано уже было. Если нет варианта победы на выборах — логически остается один выход — переворот, насильственный или ненасильственный — вопрос вторичный,

И здесь вступает в силу второе обстоятельство — состав и дух марша, который плохо виден для наблюдателя со стороны. На мост вышла московская интеллигенция. Десятки тысяч образованных и культурных людей, но не бойцов. Люди в состоянии шока и растерянности, погруженные в тихую и молчаливую скорбь. Не было не одной фигуры, обладающей достаточным моральным авторитетом, что бы возглавить это движение. Не было и тех, кто мог бы защитить интеллигентов от милиции — условных сотен «самооброны». Главное, что в этом движении не было надежды на перемены. Кроме того, интеллигенты — не те люди, которые будут стрелять в ОМОН и кидать коктейли Молотова, а без этого условного «жжения покрышек» Путин не уйдет. Более того, в отличие от Януковича он будет стрелять. Сразу и на поражение. Так, что вопреки надеждам многих украинцев не будет в Москве никакой борьбы.

Да, порядочных людей в России не мало, и первое марта это показало. Но угрозы и вывоза фашистскому режиму они не представляют, а, значит, и шансов на принципиальные перемены нет. Потому и напомнили происходящие события не начало изменений, но скорее последний парад белогвардейцев в Крыму, перед отплытием на пароходах в неизвестность. Своим шествием они защитили совесть и честь другой России — России Немцова. На огромных же российских пространствах остается гигантская ярмарка, которая будет играть до тех пор пока не рухнут от ржавчины держащие ее сваи, погребя под собой всех веселящихся.

Изображение: Подробности




Комментирование закрыто.