Крыму грозит вторая депортация: добровольно-принудительная

Сергей Климовский, "Хвиля"

Крым

В Москве решили: два миллиона населения – это очень много для Крыма. Особенно населения подпорченного Украиной и развращенного выборами и демократией. Особенно в условиях энергомоста и борьбы с едой. Особенно в режиме особой секретности о том, что Крым – это сакральная военная база, а легенда с крещением – всего лишь прикрытие. Население надо сокращать, а то танк негде припарковать – везде шпионские ларьки татар, а стоянки для «Градов» заняты дачными домиками.

Москва, судя по новостям, начала психологическую операцию по выдавливанию крымчан из Крыма и доведения тамошнего населения до состояния среднероссийской однородной массы. От принудительной депортации пока отказались, в надежде, что крымчане – люди догадливые, поймут, что к чему, и сами уедут. Не все, но процентов 30-40, особенно те, кто на «референдум» не ходил или родился татарином или украинцем и кому, с точки зрения Москвы, с национальностью вообще не повезло.

Сокращение населения в Крыму для Кремля имеет массу позитивных моментов. Не надо мучиться с разными мостами, их можно вообще не строить, если в Крыму останется меньше миллиона населения и питаться оно будет с огородов. При сокращении населения снимаются почти все проблемы с его снабжением, а оставшиеся решаются паромом и водным транспортом. Боеприпасов и военной техники в Крым уже столько завезли, что тоже можно не беспокоиться – хватит надолго. До конца Эрэфии точно. Еще и останется. Лас-Вегас в Крыму можно не строить, отдыхающих за казенный счет не возить. Экономия бюджетных средств – колоссальная, а если расширить на весь Крым режим секретности Севастополя, то никто не станет спрашивать о ценах и графике движения троллейбусов, чтобы не заподозрили в шпионаже. Из Крыма делают сплошной Севастополь – режимный военно-мемориальный объект космическо-стратегического подчинения. Вы о выборах мэра военной базы когда-нибудь слышали? Правильно, эти проблемы тоже снимаются, и вся политическая жизнь сводится к концерту Кобзона. Культурная и интеллектуальная тоже. Три жизни в одном Кобзоне – компактно и экономно.

Эта чудесная модель имитации жизни называется «Сделано и запатентовано в СССР». По лицензии передано Северной Корее. Возможна совместная доработка в формате «Севастополь и Пхеньян ‒ братья навек». Но ее широкому внедрению в Крыму мешает население, доставшееся от Украины. С населением надо что-то делать. Поэтому запущены технологии психологического воздействия от Останкино, Ольгино и других «шарашек», чтобы подтолкнуть крымчан к самоудалению с полуострова и создать эффект экономии бюджетных средств.

Подход к задаче дифференцирован.

Группа 1. Политические – майдановцы, демократы, украинцы и татары. Украинцы в Крыму отменены «по умолчанию». Нет их в Крыму, и никогда не было. Украинцы – это бред пьяного Хрущева. «Украинец – хуже татарина». Крымчаки (татары) – историческое недоразумение и ему пора на историческую родину. Толкают на выезд индивидуальным террором, показными судилищами, бессмысленными обысками и бытовым рашизмом под дирижёрством «Единой России» и моральной уродки Поклонской.

Группа 2. «Умники» – врачи, учителя, инженеры, менеджеры и приравненные к ним рабочие-интеллигенты. Выталкиваются ‒ переаттестациями, перегрузкой по работе и морально-административным прессингом на ней же. Поп ‒ начальник Херсонеского музея, ‒ без комментариев. Тонизирующие задержки зарплат, сокращения, ликвидации учреждений, и «добрые» советы: «Да с вашими талантами на материке! Продавайте жилье – и в Россию!».

Группа 3. Слишком независимые – бизнесмены, лоточники, фермеры, огородники, готельщики и прочие сдатчики жилья. Для них: ларьки – не по месту, налоговая, и весь типовой набор казенной опеки. С невесть откуда взявшейся «африканской чумой» в глубине Крыма. Не иначе, как делегация из Зимбабве завезла, кроме нее и Берлускони ведь никого не было. Реклама с 2014 г. «Все, кто доберется до Приморского края, получат один гектар земли возле Японского моря. Кто опоздает – возле Охотского. Спешите!». Лицами, сдающими жилье, налоговики занялись плотненько еще в 2015 г.

Группа 4. «Лишние люди». Нет, не Онегин с Печериным ‒ железнодорожники, портовые рабочие, рыбаки, экскурсоводы, сотрудники банков и водители троллейбусов. В перспективе половина всей сферы обслуживания. Они побочный продукт возвращения в «родную гавань». Сейчас им под заклинания «к 2018 г. все наладится» дают понять, что лучше не ждать, когда наладится, а паковать вещи и – Россия велика.

Группа 5. Безвольные силовики. Из 20,3 тыс. военнослужащих Крым покинули 6 тыс. Остальные остались. Большинство ‒ отнюдь не из любви к РФ, таких лишь 3 тыс. и на них в Украине завели дела. Остальные остались из-за жилья. Почти как Рерих, у которого дача в 1917 г. отделилась вместе с Финляндией, а он остался на даче. С милицией то же самое. В Кремле это знают, и потому увольняют их или переводят служить в РФ. Плавайте по родным гаваням.

Это ‒ «целевые аудитории» к депортации, на которую работает и общий фон. Его нагнетает инфляция. По ее итогам Крым вышел на первое место в РФ. Если в РФ за 2015 г. инфляция по регионам была от 7,5 до 10,3%, то в Крыму официально – 26,4%. Зафонила тема возврата 350 тыс. крымчанами банкам РФ долгов, купленных теми у украинских банков. «Консоли» Константинова долги, понятно, простят, а остальным ‒ вряд ли. «Темнота», пришедшая из Украины, ярко высветила все реалии экономики Крыма – где было тонко, начало рваться.

Фон «полируется» темой «чтобы не было войны». «Чтобы не было» – в Крым завели, по данным разведки Джемилева, порядка 60-80 тыс. российских вояк. Завезли оружие – ядерное и обычное. Над Севастополем – вечные военно-воздушные учения. Последний щелчок по психике – сборы для военнообязанных в Крыму с 8 февраля в связи с полной боевой готовностью Южного военного округа РФ. Полная боевая готовность будет в Крыму до полного конца РФ. Нашли место куда вступить «чтобы не было войны» ‒ в Россию! Да она же там постоянно.

К маю 2014 г. Крым покинуло 20 тыс. человек ‒ 1% его населения. Покинуло из-за политических преследований. По подсчетам организации «Крымская диаспора» на октябрь 2015 г. из Крыма в Украину были вынуждены переселиться 50 тыс. человек. Почти 8 тыс. студентов-крымчан (20% от студенчества Крыма) в 2014-2015 г. перевелись на учебу в Украину. Фактически российские оккупанты изгнали из Крыма только в Украину более 3% его населения. Статистики по переселению из Крыма в РФ нет, но такую программу Москва запустила еще в 2012 г. и в августе 2014 г. Путин подтвердил ее продолжение. С учетом перевода крымских силовиков на службу в РФ и переманивание туда лиц 2 и 3 групп, общая миграция из Крыма из-за оккупации составляет не менее 5% его населения.

Москва развернула в Крыму вторую депортацию, но пока отдает предпочтение методам психологического и экономического принуждения к выезду, а не силовому переселению. Одновременно она заселяет в Крым своих военных, чиновников и отставников-пенсионеров, добиваясь смены населения на полуострове. В частности, на 1 мая 2015 г. в Севастополь из РФ было переселено около 6 тыс. человек. На сайтах в Кемерово в 2015 г. предлагалось 10 тыс. постоянных и временных рабочих мест в Крыму, а Государственный комитет занятости Республики Хакасия предлагал 323 вакансии в Крыму.

Энергетическая и товарная блокада Крыма внесла коррективы в эту политику Москвы. Теперь приоритетной задачей становится не столько смена населения полуострова, как его общее уменьшение, ‒ солярку для генераторов надо экономить. Москва намерена сделать из Крым сплошной Севастополь – военную базу, оставив из гражданских лишь тех, кто ее обслуживает.




Комментирование закрыто.