Кризис в отношениях Украины и Польши: ключевая ошибка Киева

ukraina-polsha-2

Около недели назад Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, прибывая во Львове оценил польско-украинские отношения, как плохие. После этого в украинских медиа была поднята тема совместной польско-украинской исторической политики, и возможно впервые она стала настолько массовой. Данный текст будет продолжением темы совместной польско-украинской исторической политики.

Политики, как и граждане Украины не совсем понимая, что послужило причиной конфликта начали искать разные «политические» основания для объяснения произошедшему. Растерянность и данное поведение является следствием исторической «пропасти» в украинской образовательной системе.

Нынешний конфликт возникший с новой силой между двумя государствами основан прежде всего на роли ОУН-УПА в современной украинской истории, а также феномене «Волынской трагедии».

Например, 11 класс изучает историю Украины по этому учебнику . Там тяжело найти тему, где речь идет о «Волынской трагедии», потому что ее там нет. Авторы учебника упоминают о подпольном движении УПА и его конфронтацией с польскими гражданами следующим образом:

«Лідери ОУН стверджували, що німці рано чи пізно підуть з України і треба завчасно підготуватися до боротьби з ворогами, які залишаться, а це, насамперед, радянська влада і польський націоналістичний рух». (49-я стр.) Эти события датируются 1943 г. В этом же году, после III экстренного собрания ОУН начали проходить этнические чистки на Волыни. Авторами учебника игнорируется этот временной период и следующий абзац начинается со слов: «У 1944 р. основним ворогом у виборюванні майбутньої самостійної української держави визначено радянську владу» (49-я стр.).

Из-за подобных «разрывов» в истории украинским гражданам тяжело понять претензии польского правительства «Права и Справедливости» (PiS), а также его растущего электората. Политическая программа PiS много внимания и ресурсов уделяет истории, это и обостряет отношения РП с соседями в последнее время.

Достаточно вспомнить, как PiS собирались потребовать от Германии репарации за Вторую Мировую. В результате это событие в польских медиа сошло на «нет». Возможно, это произошло потому, что Германия может дать реально ощутимый отпор за построение подобной риторики в отношении себя?

А украинское посольство в Польше живет в мире фантазий и убеждает, что не следует использовать существующий исторический конфликт в угоду собственным интересам. Эти призывы бессмысленны, поскольку следует понимать, что даже рядовой польский политик может поднять свои рейтинги до небес оперируя лишь этой темой. Это происходит в том числе и потому, что история Польши полна драматических моментов, которые не могли не оставить след в ментальности поляков. В этом плане поляки и украинцы достаточно похожи друг на друга.

Помимо этого, наш МИД пытается напомнить всем, что от конфликтов Польши и Украины всегда выигрывает третья сторона (намекая, а часто и прямо указывая, что это Россия). Однако, это вызывает только истерический хохот от осознания уровня нашей дипломатии, которая пытаясь везде привязать Россию к политическим процессам в Польше , Румынии или в Венгрии, тем самым отрицает наличие внутренних факторов, определяющих поведение элит и реакции населения этих стран на те или иные внешние раздражители. Именно это непонимание и нежелание углубиться во внутренний контекст стран-соседей привело к тяжелейшим ошибкам в нашей внешней политике, которые продолжают углубятся новой порцией неуклюжих шагов со стороны украинских политиков и государства.

Также до сих пор остается непонятным какой профит получает украинская власть выходя на прямую конфронтацию с Польшей? Как показало исследование Украинского Института Будущего в ноябре прошлого года, украинским гражданам не очень интересна история «Волынской трагедии», или судьба украинских памятников на территории Польши.

Отношение украинцев в Волынской резне. социология

Интересно, что о Волынской трагедии плохо знают не только на востоке Украины, но и на западе. Это легко доказывает этот график.

Что украинцы думают о Волынской резне

А вот как украинцы характеризуют Волынскую резню

Отношение украинцев к Волынской резне

Не менее красноречивые данные относительно того, кто виноват в Волынской резне. 54,8% вообще не знают, что ответить. 10,7% считают, что виноват…. СССР. 10,1%, что вина лежит на поляках. Около 16%, что вина лежит и на поляках, и на украинцах в равной мере.

Волынска

Не менее  интересен ответ на данный вопрос в разрезе регионов.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-48

А вот какой была реакция на действия польского Сейма летом 2016 года. Как видим, почти треть считает, что нужно исторические вопросы отдать на откуп профессионалам, еще треть ничего не понимает, более пятой части, считают что лучше ничего не делать, поскольку современная Украина никак не связана с теми событиями.

Отношения между Украиной и Польшой

При этом украинцы явно не хотели бы портить отношения с Польшей. Вот данные другого опроса UIF в 2016 году, где Польша занимала первое место в качестве дружественной державы

Как Украины относятся к другим странам

 

Эти и другие социологические данные лежат в открытом доступе уже год, очевидно, что наши власти могли использовать их, чтобы развернуть дискурс в польских медиа и на уровне политической коммуникации между институтами власти. Ведь эти цифры многое объясняют. И как вы думаете, кто-то из правительства или АП обращался в UIF за помощью в этом вопросе? Ноль.

Поэтому украинским политикам пропиариться на выстраивания «жестких и справедливых отношений» с Польшей не получится.

Зато понятно, что из этой ситуации в состоянии извлечь правительство РП. Польская наступательная стратегия в исторической политике даёт «Праву и Справедливости» растущую популярность и потому их действия рациональны, поскольку Польша зависит от Украины в значительно меньшей степени. А вот поддержка Польшей Украины для Киева существенна. Более того, Варшава является одним из немногих игроков, которые системно поддерживали Украину на протяжении последних 26 лет. Наоборот, Украина на уровне системной политики мало что может предложить Польше. Во-первых, потому что такой системной политики нет. Во-вторых, потому что Польша и так берет от Украины все, что хочет (прежде всего, демографические ресурсы) независимо от того, какие вопли раздаются из Киева. Люди бегут в Польшу из Украины миллионами независимо от того, сколько проспектов Бандеры и Шухевича появится в украинских городах. Экономика и демография определяют баланс отношений между Украиной и Польшой, а не непродуманная гуманитарная политика Киева. В этом году в Польшу уехало на работу 2 млн человек, а в следующем поляки ожидают уже 3 млн. мигрантов из Украины. Вот новые данные о том (советуем посмотреть внимательно все исследование), какие страны и города выбирают украинские программисты, пока СБУ успешно громит IT-бизнес на их Родине.

v-kakie-stranyi-i-goroda-pereezzhayut-ukrainskie-programistyi

 

Обращаем внимание, что согласно данным этого исследования около 57% семейных респондентов переезжали сразу со всей семьей, в 30% случаев ехал сначала респондент, затем его семья. Для семейных респондентов труднее вернуться, ведь семья обзаводится за границей новыми связями, дети начинают учиться и т.д.

Интересны причины почему они уезжают.

prichinyi-pereezda-ukrainskih-proramistov-za-rubezh

Точно намерены вернуться только 5% из опрошенных, еще 7% — рассматривают такую возможность. 42% отметили, что скорее всего, не вернутся в Украину. Среди причин, которые могли бы побудить специалистов вернуться в страну, на первом месте — значительные улучшения в стране:

pri-kakih-obstoyatelstvah-ukrainskie-programmistyi-vernutsya-v-ukrainu

 

Скажите, вы видите в этих ответах УПА, Бандеру, памятники, языковой вопрос, наличие правильных праздников и прочие гуманитарные вопросы, которые регулярно выносят в топ украинского дискурса. Так какие задачи мы решаем, чтобы эти люди оставались в Украине и работали на ее благо?

Существует экспертное мнение о том, что этот конфликт является тестом на субъектность Украины, но возникает закономерный вопрос. На чем будет основана эта субъектность? Украинское правительство не в состоянии обеспечить своим гражданам достойный уровень жизни, что уж говорить про культурную политику. Разговорами о украинских памятниках в Польше сыт не будешь. Польша с её окрепшей экономикой позволяет себе за бюджетные деньги рекламировать свою историю, а Украина нет. Польша тратит на это десятки миллионов евро, а Украина просто не имеет такие бюджеты. Это происходит не потому что Украина недостойна, а потому, что у Украины есть дела поважнее. Например, война за её существование, как государства. Именно логике этой борьбы должны быть подчинены наши шаги во внешней политике. И именно в рамках этой логики мы должны установить себе приоритеты, определяющие поэтапность наших действий. Был ли таким кричащим приоритетом конфликт с той же Венгрией за обучение несколько десятков тысяч детей на украинском языке? Вот серьезно. Украина решила конфликт на Донбассе? Мы искоренили 20 млрд. коррупционной ренты? В Киеве перестали взрывать средь бела дня журналистов и политиков? Прекращена варварская вырубка лесов и добыча янтаря? Украина может хоть один год закрыть базовые потребности без кредитных ресурсов ЕС и США? Украина не нуждается в поддержке ЕС по санкциям против России? Все украинцы на Донбассе похоронены, пока наш Институт памяти объявляет крестовый поход против поляков, запрещая им искать могилы своих соотечественников из-за того, что польские националисты разрушили памятник УПА? Что приоритетнее для Украины — мобилизация ресурсов в свою поддержку со стороны Европы и США, пока идет борьба с Россией или же вхождение в дополнительные конфликты, пока проблемы с Россией остаются на повестке дня? Ребята-патриоты,  просто ответьте на вопрос — стоит ли инвалиду, который сражается с вооруженным до зубов грабителем начинать кидать камни в своих соседей, наблюдающих за схваткой из-за забора,  только потому, что вам не нравятся какие-то их реплики. Что произойдет с таким инвалидом дальше? Ответ на этот вопрос даст понимание нашей судьбы.

В связи с этим действия нашего Института национальной памяти Украины и МИД Украины являются иррациональными исходя из логики национальных интересов, поскольку реальный выход из ситуации заключается не в том, чтобы последовательно выставлять требования сторон и повышать ставки, а скорее инициировать экспертный съезд и на нем выработать совместную историческую позицию, а также начать рекламную кампанию этих событий как в Украине, так и в Польше. Потому что в украинском информационном потоке подобным вещам практически не уделяется время, а это в свою очередь создает для наших оппонентов возможности заполнить этот вакуум. При этом Украине никто не мешает поднимать в рамках такого подхода те вопросы, которые цепляют наши исторические интересы в Польше. Например, операцию «Висла» или действия Армии Крайовой на территории той же Волыни и Галичины. Однако, для этого необходимо для начала понять зачем продвигать эти темы, какие цели мы хотим достигнуть? Без этого Украина будет просто рефлекторно отвечать на внешние раздражители, создавая себе новые проблемы, чтобы в конце концов в них запутаться и героически в очередной раз утонуть. Поэтому мы не должны идти на поводу самых простых и очевидных реакций. Самые и простые и очевидные реакции в нашей истории уже не один раз приводили нас к фиаско. Вот какой урок мы наконец должны вынести из нее. Нельзя на идиотизм Витольда Ващиковского, как бы он не возмущал,  отвечать таким же идиотизмом с нашей стороны. Нужно быть умнее своих друзей и врагов.  Отсюда стоит смотреть на гуманитарные конфликты между Украиной и Польшей (Венгрией, Румынией и т.д.)  сквозь призму нашего платежного сальдо и баланса сил в международных отношениях, где «все течет и все меняется». Украина должна осознать драматические перемены в Европе и в мире. В этом мире перемен нет ни «вечных друзей», ни «вечных адвокатов», а есть только интересы, ресурсы и социальные организации в вечной борьбе за место под солнцем. И под этим жестким солнцем нет ни единого шанса у истекающего кровью калеки в ржавых рыцарских доспехах, который левой рукой собирает милостыню, а правой держит обрубок меча, коим неистово «пугает» реальных и вымышленных «ворогів».

Подписывайтесь на  канал «Хвилі» в Телеграм, страницу «Хвилі» в Fcebook




Ответить