Коммуникационная стратегия информационной безопасности Украины

Александр Смирнов, креативный директор CMS Group, для "Хвилі"

информационная война

2013-2014 годы стали переломными для истории Украины. Находясь в хвосте Европы практически по всем показателям успешности, но относясь к ней географически, украинцы пользовались иллюзией комфорта и гарантий, которые дает статус европейского государства. Практика оказалась серьезнее любых иллюзий: несоблюдение условий Будапештского меморандума, военная агрессия и захват территорий некогда братской Россией, осознание своей неконкурентоспособности и слабости государственной системы, а также отсутствие надежных партнеров заставляют Украину пересмотреть практически все основы своей организации.

Опыт последнего года стал ярким доказательством того, что современная война – гибридная, отличающаяся использованием самых разных технологий, включая доселе незнакомый Украине инструментарий информационных войн.

Необходимо заметить, что понятия «информационная война», «информационная безопасность» начинают широко использоваться в работах американских исследователей еще в 90-е годы. В 2000-е годы происходит проверка теорий на практике, активно стимулируемая революцией коммуникации, глобальным распространением интернета и смартфонов.

Также важно понимать, что «информационная война» как явление гораздо старше, чем «информационная война» как термин. В качестве примера приводится военная тактика татаро-монголов, которые распространяли слухи о своем нашествии, чтобы сломить дух сопротивляющихся городов и убедить их сдаться без боя.

Пропаганда, «активные мероприятия», идеология, дезинформация – все эти термины можно отнести к инструментам «информационной войны», целью которой является информационное доминирование.
На примере Крыма и территории Восточной Украины очевидно, что информационное доминирование агрессора может иметь самые плачевные результаты для государства. При этом парадокс заключается в том, что арсенал информационной войны позволяет одному государству вербовать население гигантских территорий другого государства в качестве своих сторонников, действуя преимущественно через средства массовой информации. Инновационность этих методов обеспечивается проникающей способностью современных медиа-каналов. Теперь для донесения или навязывания своей точки зрения не обязательно физически находится на интересующей территории – достаточно захватить ее с помощью СМИ и интернета.
Таким образом, концепция информационной безопасности государства становится в один ряд с первоочередными вопросами национальной безопасности как таковой.

Чтобы наши выводы были максимально практическими и рабочими, необходимо определиться с базовыми понятиями и логикой предположений.

1. Объектом воздействия информации являются люди.

2. Говоря об информационной безопасности Украины, мы понимаем, что ее целью является обеспечение защиты интересов граждан Украины как на территории Украины, так и за рубежом.

3. Внутреннее информационное пространство Украины соответствует границам государства.

4. Внешнее информационное пространство Украины распространяется далеко за ее пределы.

5. Стратегически важные территории для информационной безопасности:

Внутреннее пространство

Территории, захваченные агрессором (ДНР, ЛНР, Крым)

Внутреннее информационное пространство России

Информационные пространства Евросоюза, США и других стратегических партнеров Украины.

6. Информационная безопасность решает задачу защиты внутреннего информационного пространства Украины от внешнего воздействия, а также формирование положительного мнения об Украине во внешнем информационном пространстве.

7. Единицей информации является контент, иными словами – новость, факт, событие, информационный повод. При этом крайне важно понимать, что в контексте информационной войны интерпретация факта важнее, чем сам факт, поскольку одно и то же событие может широко использоваться разными сторонами конфликта.

8. Целью информационной безопасностью Украины является обеспечение информационного доминирования интересов украинского государства как во внешнем, так и во внутреннем информационном пространстве.

9. Пропаганда является одним из неизбежных инструментов обеспечения информационной безопасности государства.

10. Жак Эллюль подчеркивал, что пропаганда сильна тогда, когда она незаметна (см. работу: Ellul J. Propaganda. — New York, 1973). В США он увидел реализацию не столько политической пропаганды как идущей сверху, что привычно нам по СССР («вертикальной»), сколько пропаганды социологической, идущей как бы горизонтально от структур общества и государства к человеку. Эта пропаганда незаметна, поскольку встроена в структуру общества. Первый тип пропаганды может вызывать сопротивление объекта воздействия из-за своей заметности, второй — нет, поскольку его вскрытие требует дополнительных усилий.

11. Эллюль трактует социологическую пропаганду как диффузную, то есть она присутствует везде, хотя и не является таким концентрированным выражением, которым является политическая пропаганда. Это общий климат или атмосфера, влияющая на людей. При этом людям кажется, что они сами делают свой выбор. Он говорит о социологической пропаганде как о проникновении идеологии с помощью ее социальных контекстов. Эта пропаганда не является результатом сознательного пропагандистского действия. В качестве примера он рассматривает американский фильм, создавая который продюсер не имеет в голове пропагандистских задач. Но пропагандистским элементом становится сам американский способ жизни, который реализуется в фильме даже без осознания этого.

12. Краткосрочная стратегия информационной безопасности Украины заключается в преодолении турбулентности и достижения управляемости. Необходима систематизация и алгоритмическое использование механизмов для обеспечения внутренней информационной безопасности и формирования поддержки Украины в обществах стран-партнеров посредством: информационного доминирования на своей территории, эффективного отражения информационных атак России, а также разработки качественного контента для выхода во внешние информационные пространства. Необходимо признать, что во внешнем информационном пространстве инициатива принадлежит не нам.

13. Среднесрочной стратегией является формирование полностью управляемой структуры и концепции информационной безопасности.

14. Долгосрочная стратегия должна создать условия, чтобы Украина стала независимым игроком на мировой арене, отстаивая интересы своего стратегического развития.

Необходимо признать, что информационная безопасность – это организм, система, которая будет рабочей в том случае, если будет управляемой.

В настоящее время говорить о маломальской управляемости информационного пространства Украины невозможно. Однако с другой стороны это упрощает нашу задачу, поскольку систему можно будет строить с нуля, а не «лечить» атавизмы прошлого.

Необходимо сформулировать и защищать концепцию развития Украины, украинскую точку зрения, идеологию страны.

Очевидно, что информационная безопасность всегда будет производной от стратегии развития самого государства. Ведь именно его людей, безопасность осуществления их планов и образа жизни должна обеспечивать эта модель.

Вышесказанное подводит нас к главному вопросу: что есть Украина сегодня? Какой идее мы хотим обеспечить информационную безопасность.

Этот вопрос переносит нас из поля национальной политики в плоскость коммуникационной стратегии, где ключевым элементом является сообщение, а именно: «что мы хотим, чтобы люди думали о нашей стране»?

Единого ответа на этот вопрос мы не нашли в программе «Украина 2020», поэтому считаем совершенно необходимым предложить свое решение и сформулировать идею Украины или, если угодно, новую национальную идеологию.

Сразу хотим свести на нет любую эмоциональную и историческую окраску. Тема исключительно прагматична, и лучшим решением будет то, которое будет лучше работать во внешней и внутренней политике, сможет стать новым национальным компромиссом.

Воспользуемся распространенным маркетинговым инструментом – треугольником бренда. Треугольник бренда имеет три угла:

Мускулы Бренда, то есть потенциал, которым обладает продукт. В данном случае наш продукт – Украина.
Отбросим в сторону фантазии вроде туристического потенциала.

В действительности сильнейшими рыночными сторонами Украины являются товары, которые самостоятельно пробиваются через тьму бюрократии и олигархии уже 23 года.

Это неизменное преимущество Украины в виде черноземов, то есть земли, и технических специалистов, которые уже сегодня трудятся на аутсорсе, обеспечивая квалифицированными программистами средней руки чуть ли не полмира.

Таким образом, мускулов у нас два: Земля и Люди.

Конкуренты Бренда, то есть рыночное окружение. В данном случае речь идет о странах, которые вступают с Украиной в рыночное противостояние. В первую очередь это – Россия, стремящаяся сделать Украину своим доминионом, точнее – оставить Украину в том же положении. При этом Украина выглядит более открытой страной, стремящейся к демократическим ценностям, в отличие от уверенно идущей в тоталитаризм России.

И наконец, третий угол – Люди. Это самый любопытный момент, поскольку бренд служит в первую очередь удовлетворению человеческих потребностей. Способность Украины удовлетворять желаниям людей будет формировать повестку будущего успеха страны.

Стратегия Украины рождается внутри треугольника, определившего:

Земля-Специалисты за Демократию против Тоталитаризма, чтобы Люди (Граждане Украины) Были довольны.

Сокращая эту формулировку, приходим к элегантной и понятной форме:

Украина – это земля новых возможностей.

На рациональном уровне Украина может обеспечить это своим сельскохозяйственным потенциалом, инфраструктурой учебных заведений.

А на эмоциональном уровне Украина должна стать Новым светом Старого мира.

Так как за землей и мечтами в Америку хлынула толпа переселенцев, так и Украина сегодня должна привлечь лучшие подвижные человеческие ресурсы, чтобы приехать на нашу прекрасную плодородную землю и открыть для себя новые возможности.

Итак, Украина – Земля Новых Возможностей.

Эта концепция универсальна и привлекательна как для граждан Украины, так и для внешнего мира, не говоря уже о конкурентом потенциале: ведь именно новыми возможностями мы должны переманивать к себе лучшие кадры гибнущей Российской империи.

Но самым главным преимуществом этой идеи является ее способность порождать контент, а также использовать его как инструмент информационной безопасности.

Любая новость об украинском изобретении, достижении, стартапе будет подтверждать и усиливать тезис Земли Новых Возможностей, формируя информационные поводы, как во внешнем, так и во внутреннем информационном пространстве.

При этом любой негатив может быть поглощен этой платформой как неудачная попытка реализовать свой план: главное – не сдаваться, дорогу осилит идущий.

Земля Новых Возможностей полностью вписывается в контекст перемен, которые ожидаются от Украины как внутри, так и во внешнем мире. Новые правила игры, новый социальный договор, новые требования к прозрачности власти и прочее – все это полностью соответствует новой идее, сводя на нет любые правые и левые перекосы, выводя с повестки дня пугающие темы радикального национализма и прочее —
новые возможности для всех граждан Украины.

Более того, эта платформа может стать мощнейшим стимулом для обеспечения информационной мощи государства горючим в виде контента. Контент, информация – это именно то, чего не хватает Украине сегодня.

Новые возможности предполагают украинские новости, украинские мультфильмы, украинское кино, украинскую музыку, при этом в новом формате.

В условиях свободного доступа к информации, обеспеченной интернетом, спутниковыми каналами, доминирование в информационном пространстве может обеспечить только более качественный контент. Если бы Крым, Донецк и Луганск смотрели украинские сериалы и слушали украинские новости, они бы вряд ли стали жить по-российски.

Это знание делает очевидным необходимость введения квот и льгот на украинский контент, которые должны решать простейшую задачу стимулирования медиа-каналов использовать и распространять украинскую точку зрения в виде украинского контента.

Парадоксальность украинского медиарынка такова, что по телеканалы покупают и транслируют российские сериалы, сценарии к которым российские каналы покупают у украинских творческих групп. Все это происходит в силу того, что у государства нет стратегии поддержки украинского медиа-продукта даже во внутреннем информационном пространстве, хотя проще этой задачи нет практически ничего.

Введение квот и льгот на украинский контент создаст внутренний творческий рынок, который был ранее ориентирован на Россию, и позволит украинским креативным кадрам достойно работать на свою страну.
Таким образом, концепция коммуникационная стратегия информационной безопасности Украины широкими мазками выглядит как работа в рамках идеи «Земля Новых Возможностей», стимулирование развития украинского контента и обеспечения самого широкого распространения этой идеи на внутреннем информационном пространстве с возможностью выхода на внешние рынки.

Задача, которая стоит перед Украиной гигантская по своему масштабу. Однако она не является невыполнимой. Тем более, за последние 100 лет мир видел минимум 2 успешных примера построения новой национальной идентичности: Турция и Израиль.

Успех государства является результатом комплексных усилий многих людей и индустрий, в которых они задействованы. Успех Украины требует изменений и новой повестки во всех вопросах, начиная с того, что Украина представляет собой как страна и как идея. Если у нас будет единая идея, мы сможем ее доносить, отстаивать и защищать. Пусть этой идеей станет Земля Новых Возможностей.




Комментирование закрыто.