Какие возможности даёт резолюция ПАСЕ по Украине

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Института Будущего, для "Хвилі"

ПАСЕ

Принятая Парламентской Ассамблеей Совета Европы резолюция по Украине даёт Киеву дополнительные рычаги давления на Россию, инструменты для работы сразу по нескольким направлениям. Можно говорить о первом за последние несколько месяцев серьёзном успехе Украины на внешней арене, поскольку по своему потенциальному влиянию документ ПАСЕ чрезвычайно важен. Почему? Предлагаю разобраться вместе.

Фон принятия документа и ситуация вокруг Украины

Последние несколько месяцев вопросы снятия санкций с России и изменения формата реализации Минских договорённостей обсуждались достаточно серьёзно. Позиции Украины выглядели слабыми как никогда. Об этом писал буквально на днях в тексте «Украине срочно нужно выработать новую стратегию по Донбассу».

Кратко основные моменты:

  • Внешние партнёры всё больше убеждались в том, что Украина впустую потратила передышку, полученную в результате подписания Минских соглашений. Реформы в стране не ускорились – появилась лишь новая тема для внутренней борьбы за власть.
  • Украинское правительство не могло (и пока не может) выйти на внешние рынки с адекватным предложением о будущем своей страны. Треугольник тезисов «Российская угроза – хотим в Европу – дайте денег», лежащий в основании риторики Киева никоим образом не является концепцией построения будущего государства. Перефразируя господина Гройсмана, Европа так и не получила ответ на вопрос «зачем ей нужна Украина».
  • Российская Федерация со своей стороны активизировала кампанию по выходу из-под санкций. Упор делался на потерях для европейского бизнеса, тупиковости санкционного пути, отсутствии прогресса украинских реформ и необходимости рассматривать каждый проблемный вопрос отдельно, а не в комплексе.

Логичным результатом такого распределения аргументов стали тезисы европейских политиков о необходимости уступок со стороны Киева в Минском процессе. Продолжилось и фактическое разделения тем Донбасса и Крыма. Европейским политикам, в первую очередь во Франции и Германии, крайне необходимы были успехи по разрешению украинского кризиса. Причём суть мер была не важна – главное процесс, который можно было обеспечить давлением на Киев. Настойчивость внешних партнёров, или как принято в Украине говорить «союзников», в продвижении темы «односторонних уступок» будет только возрастать. Причины описывал буквально пару дней назад.

Нормандский формат в конце 2016 года стал ловушкой для Украины. Если в 2015-м можно было утверждать, что Киев и его партнёры пытаются склонить к конкретным шагам Россию, то неделю назад ситуация выглядела иначе: Россия, Франция и Германия требуют уступок от Украины. Единственный позитив — эта троица не имела до недавнего времени единого списка «что обязан сделать Киев».

И, наконец, последнее — ситуация в Парламентской Ассамблее. Украинская делегация, отправлялась на сессию, которая могла стать первым шагом к возврату права голоса России в данной международной организации. Вариант изменения регламента работы (без полноценного голосования в зале заседаний) давал такую возможность и был реален – группа лоббистов хоть была относительно невелика, но представляла влиятельные страны.

Текст и логика самого документа

Вместо дипломатического провала украинская делегация смогла добиться принятия чрезвычайно важного и выгодного для страны документа. Ведь в резолюции ПАСЕ :

  • Открыто говориться про «военное вторжение ВС Российской Федерации» на Донбасс. (п.2)
  • Подтверждается, что ЛНР и ДНР всего лишь марионеточные формирования, созданные под контролем России (п.3)
  • Исходя из первых пунктов утверждается, что именно Россия контролирует Крым, ЛНР и ДНР, а, значит, несёт полную ответственность за защиту населения на оккупированных территориях и соблюдение там прав человека (п.4 и п.5)
  • Содержится целый блок, посвящённый репрессиям против крымских татар. Именно против народа, а не отдельных «жителей полуострова», как это пытается представить РФ. Меджлис упоминается исключительно как национальный орган крымскотатарского народа.
  • Утверждается, что выборы на оккупированных территориях в данных условиях никак не могут быть свободными и демократичными. Их проведение невозможно.
  • И, наконец, содержатся требования к РФ выполнить Минские соглашения в полном объёме.

Что это даёт Украине

Резолюция ПАСЕ даёт возможность украинским дипломатам успешно аргументировать свою позицию сразу по нескольким ключевым вопросам. А так же основание задуматься о внесении корректив в подходы к диалогу с внешними партнёрами. И, естественно, существенно осложняет позиции России.

Крым

Резолюция ПАСЕ рассматривает вопросы аннексии Крыма и войны на Донбассе как единый комплекс. В котором РФ впервые на таком уровне названа агрессором. Кроме того, констатируется факт преследования оккупационными властями жителей Крыма по национальному признаку. Повторю, что это уже не тезисы выступлений, а полноценный документ.

Резолюция осложняет работу Кремля по представлению Меджлиса в качестве экстремистской организации. Кроме того, теперь становится весьма затруднительной реализация планов России по созданию пророссийских структур, представляющих крымских татар на международной арене. Это при том, что ещё две недели назад такая перспектива была вполне реальной.

Донбасс.

Ключевыми для Украины пунктами Резолюции являются:

  • официальное признание военного вторжения российских войск
  • констатация невозможности проведения выборов на Донбассе
  • возложение ответственности за ситуацию на оккупированных территориях на Российскую Федерацию
  • требования к России (а не Украине) выполнить Минские соглашения.

Таким образом, Украина существенно усиливает свои позиции. Теперь любые обвинения (или высказанные тезисы на переговорах) о бедственном положении «жителей Донбасса» сталкиваются с резолюцией старейшего на континенте межпарламентского органа. С однозначным определением «за это несёт ответственность РФ». Тема, которая раньше поднималась Кремлём становится аргументом в пользу Киева.

Говоря о Минском процессе, уместно вспомнить недавние слова Олланда про выборы на оккупированных территориях. Президент Франции заявил, что вначале избирается местная власть, а потом, мол, Украина может получить контроль над границей. Но ПАСЕ однозначно, без всяких «если» утверждает «проведение свободных и справедливых выборов в этих регионах не является возможным». Прекрасный аргумент для украинских переговорщиков.

Не менее мощный аргумент – требования к России по выполнению Минских соглашений и определение её действий по Крыму и Донбассу как нарушение международного права.

Позиции партнёров или кто есть кто

Кроме самой резолюции, стоит обратить внимание на результаты самого  голосования в ПАСЕ. Фактически на стороне России (воздержались или голосовали «против») выступили делегации Италии, частично Германии, частично Франции, Швейцарии и Чехии. Стоит обратить внимание, что в основном эти делегаты были представителями левых партий, которые находятся на содержании у Кремля. Эти партии уже неоднократно были замечены в поддержке политики России и даже сепаратистов в ЛДНР.

Особенно интересна позиция немецких и французских делегатов — представителей стран-участников «нормандской четвёрки». Лишняя демонстрация того, что по состоянию на сегодняшний день такой формат переговоров невыгоден Украине.

Что дальше

Резолюция ПАСЕ должна стать одной из основ аргументации украинских дипломатов на переговорах. При этом стоит жёстко настаивать на употреблении терминологии документа «военное вторжение России на Донбасс», «аннексия Крыма», «репрессии против крымских татар» (и уж никак не против отдельных граждан), «нарушение международного права». Не просто ссылаться на документ Парламентской Ассамблеи, а требовать, просить, лоббировать использования указанных слов другими органами. Дипломатами, международными структурами, тем же ООН. В Европе — хотя бы депутатами Европарламента. Указанная терминология может стать «основной» при описании украинского кризиса.

Но даже имея одну резолюцию, в консультациях с представителями Нормандской четвёрки Киев может играть привычную игру — чрезвычайного уважение к демократическим институтам и европейским ценностям. Ведь как можно проводить выборы на Донбассе, если ПАСЕ назвала невозможным демократическое и свободное волеизъявление?! Соответственно требовать от Киева таких уступок равнозначно требованию поступить недемократично, вопреки оценке авторитетнейшего межпарламентского собрания.

Необходимо изменить риторику в обсуждении гуманитарных вопросов. Киев обвиняли в прекращении работы банков, невыплате пенсий и так далее. Теперь же наоборот Киев может требовать этого от России. Ведь именно РФ названа ответственной за ситуацию в регионе. Дальше у Кремля появляется выбор между плохим и ужасным:

  • Действовать и пытаться решить социальные вопросы — давать дополнительные доказательства нарушения международного права (как минимум оккупации территорий) и своего присутствия в регионе.
  • Не действовать – игнорировать требования ПАСЕ, что является прекрасным примером отношения РФ к международной системе диалога безопасности.

Фактически, ситуация в переговорах «нормандской четвёрки» возвращается к тезисам 2015 года. С одной поправкой: оккупация, вторжение, аннексия названы своими именами. Меркель и Олланд попали в неприятное положение:

  • Продолжать требовать от Киева уступок – противоречить резолюции ПАСЕ. Это возможно (Ассамблея — консультационный орган), но репутационные риски от проведения такой политики чрезвычайно велики. Особенно в условиях начала электоральной кампании.
  • Взять на вооружение терминологию и тезисы резолюции — перечеркнуть свою работу последних 12 месяцев по принуждению Киева к односторонним уступкам.

Ситуация патовая и одним из выходов из неё могут стать предложения (того же Киева) расширить как формат «четвёрки», так и круг тем. К последним можно отнести и полицейскую миссию на Донбассе и документальное подтверждение порядка выполнения Минска-2 и даже вопросы восстановления разрушенных территорий. Не ДНР и ЛНР, а освобождённых. Ведь если признан факт российского вторжения в регион – значит именно РФ ответственна за разрушение инфраструктуры, промышленности и жилья. Соответственно, Украина вправе потребовать «заплатить».

Резолюция ПАСЕ даёт прекрасную возможность и выхода из Минского процесса. Например, простым принятием закона об оккупированных территориях, где повторить тезисы об ответственности оккупанта за соблюдение прав местных жителей. Обсуждение вопросов «деоккупации» и «гражданского конфликта» – это разные вещи, с различными подходами и совсем другим кругом переговорщиков.

Ещё одна важная тема – требования от обычных граждан, владельцев бизнеса и государства Украина возмещения нанесённого Россией ущерба.

  • Если Кремль заявит о непризнании претензий обоснованными (что наиболее вероятно), он существенно осложнит работу своим лоббистам. Вопрос снятия санкций может перейти в категорию исключительно теоретических допущений.
  • Признание претензий и вхождение в процессы равносильно признанию агрессии и оккупации. Об этом писал выше.

Автор — аналитик Украинского Института Будущего




Комментирование закрыто.