Как война превращает украинскую армию в полноценный институт власти

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Украинская армия6

Есть такое свойство украинцев — ругать власть. В большинстве случаев — поделом. Но не всегда. Вот и сейчас с одной стороны только ленивый не пинает руководство страны за темпы реформ. В том числе и в области обновления институтов власти. Но, если присмотреться, то украинское общество сотворило маленькое чудо. И создало полноценный институт, не не власти, государства. Тот, которого Украина была лишена последние несколько столетий. Речь идёт об армии.

Стоп, скажет патриот, и начнёт перечислять армии УРН, Директории, сичовиков, УПА … список колоссальный. А если подумать? Что такое армия с точки зрения государственной машины? Это — одна из основ государственности. И одновременно система. То есть она:

  1. Постоянна

  2. Существует независимо от побед и поражений

  3. Имеет механизмы самообновления и самовосстановления

  4. Имеет социальные лифты – формирует «собственную» элиту.

  5. Да, только последнее — выполняет непосредственные функции по защите и обороне территорий.

  6. Влияет на общественные процессы. В том числе и инициирует их.

Если посмотреть на всё возможные вооружённые формирования украинцев за последние 300 лет – это не армии. Это те, кто сознательно шёл на смерть. То есть речь шла не о системе, которая создаёт державу. Речь шла о самопожертвовании для того, чтобы когда-то, может быть, если судьба улыбнётся, эта система возникла. То есть речь идёт об огромном жертвеннике, на который ложились лучшие. Как его назвать: армией, капищем, проявлением силы — не суть важно. Важен результат. Не было ни постоянства, ни системы ни рождения новых элит. И по факту не была выполнена основная функция — защита территории и общества. Кроме того, все исторические формирования не инициировали процессы в обществе а наоборот — были результатами этих самых процессов.

Цинично? Да. Многие возмутятся снова – будут говорить о героизме предков, великой памяти. Согласен. Помнить надо. Но хорошее государство и тем более хорошая армия не нуждается в героизме – она нуждается в тех, кто качественно делает свою работу. Герой — последняя жертва общества, последний козырь в борьбе за жизнь. Система не должна допускать ситуаций, когда спасение будет зависеть от наличия героев. Но при этом создавать условия, чтобы таковые возникли при необходимости.

Армия — от толпы вооружённых мужчин к системной работе

Но закончим с философствованием. И вспомним март 2014. Что на тот момент представляла из себя украинская армия? Большая кормушка, самый закрытый из институтов власти. Хотя, даже институтом её назвать нельзя было – так, какой-то аппендикс в системе сил. Который нужен … «ну потому что так принято». Железки для парадов, выезжающие на улицы, если нашли украденный прапорщиком аккумулятор и краску чтобы подновить внешний вид. Отношение общества было соответствующим. С одной стороны армии вроде как доверяли. Но не из-за её силы — в силу привычки и стереотипов восприятия.

Результат — 6000 боеспособных «штыков» для отражения агрессии в конце февраля 2014 года и, как в случае с николаевскими десантниками, отсутствие аккумуляторов для БТР. Не говоря уже об остальном. Но самое главное — прогнившая насквозь система управления. Которая оказалась неспособна к быстрым и эффективным решениям.

Именно тогда в украинском обществе начались процессы, которые привели к созданию государственного института. Можно утверждать, что агрессия России сплотила значительную часть нации. И именно общество сделало первые шаги. Да, они были в определённой мере реализацией «заветов Нестора Махно». Общество породило сразу несколько движений:

  1. добровольческие батальоны («классическая махновщина» на первом этапе)

  2. добровольцев в ВСУ и НГ

  3. институт волонтёрства

И ключ к тому, что произошло далее именно в этих трёх вещах.

  • Без добровольцев «классические» силовики на первом этапе не имели бы моральных ориентиров. Вопрос «за что воевать» для многих остался бы без ответа — пример Крыма тому свидетельство.

  • Без волонтёров, которые на определённом моменте перешли к систематизации помощи и начали работать системно (и это, а не сама помощь, их наибольшая заслуга) значительная часть добробатов скатилась бы в чистую махновщину.

Но были все три фактора. И они уже к лету 2014 года из толпы вооружённых мужчин смогли создать что-то наподобие армии. А дальше было вторжение РФ и был Иловайск. Трагедия. Но смею утверждать, что она стала последним камушком в фундаменте новой армии.

Поражения на фронте, победы в головах

Не бывает хорошей армии, которая не ощутила поражений. Это — испытание. И если выводы сделаны правильно, рождается система. Если нет — прощай страна. Вспомним трагедию в Иловайске. Зарождающаяся армия на тот момент была поставлена на грань уничтожения. И речь не только и не столько в потерях техники, жертвах. Речь шла о психологии. Помните целые батальоны с оружием, которых стопорили в нескольких сотнях км от театра боевых действий. Это урок. Горький, трагический. Но армия его усвоила. И что самое интересное, усвоили волонтёры и добровольцы.

С одной стороны политики искали виновных. С другой, военные вцепились в новые рубежи. А добровольцы начали достаточно быстро вливаться в ряды силовиков. И это не из-за «давления власти». Мелочи. Если бы не было доверия к уверенности, что они делают правильно — процесс бы не пошёл. И уже осенью 2014 года произошёл перелом.

Какой? Сравните любые 2 фото — сентябрь 2014 и апрель 2014. На амуницию можно внимания не обращать – смотрите на глаза. Вместо потерянного взгляда появилась спокойная уверенность. Тех, кто уже не побежит «шашками махать» в безумную атаку. Но и не даст дёру от опасности. Будет делать своё дело.

Формирование системы

А дальше был Донецкий аэропорт и Дебальцево. В обоих случаях абсолютно бессмысленные с точки зрения обороны территории операции. Но они показали, что в Украине есть армия. ВСУ и НГ на тот момент уступали количественно и по вооружению даже группировке РФ на Донбассе (разбавленной «туристами» и местными кадрами). Задача страны была не дать разрастаться очагу нестабильности. Причём в идеале малыми силами — сохраняя большую часть линии фронта относительно спокойной. Это давало время. И как результат возможности восстановления (увеличения) боеспособности армии.

Был Донецкий аэропорт, который сковывал на себе огромные силы сепаратистов. Если бы не небольшое количество защитников ДАП, то атаки проходили бы на разных участках фронта. А так — создали миф и сосредоточили на нём все наступательные потуги ваты. С этой точки зрения операция не бессмысленна. Она дала время. И она показала способность тогда ещё очень и очень слабой армии решать поставленные задачи.

Далее Дебальцево. Расчёт тот же, но в больших масштабах. Да, бои за город до сих пор являются объектом споров. Идёт поиск виновных, обвинения сыплются направо и налево. Но, господа, задумайтесь. Если вы ругаете военачальников — это нормально. Если вы это делаете и живёте в не оккупированной Украине, значит система сработала, выполнила свою функцию.

Сравните Иловайск и Дебальцево. Количество российских войск во втором случае в полтора раза превышало «силы вторжения» августа 2014. И что? Летом русские оттяпали более трети Донецкой и Луганской областей. А зимой взяли кишку 20Х15 км. Утилизировав при этом весь свой наступательный потенциал. Естественно, что со стороны Украины возможно были ошибки. На всех уровнях. Но это можно назвать первой масштабной и успешной оборонительной операцией ВСУ.

А ругать военачальников… Да пожалуйста. Но, господа, прошу извинить меня за цинизм, среди живых всегда ищут виновных. Среди мёртвых – героев. Сравните бой под Гурбами УПА и операцию ВСУ в Дебальцево. Количество участников с обоих сторон примерно сравнимо. Хотя, под Гурбами у УПА было более 10 тыс. человек. В Дебальцево стояло менее 3-х. Силы наступающих и там и там примерно равны 30 тыс НКВД в конце 40-х и 30 тыс русских в 2015. А теперь внимательно почитайте о первом (давнем) бое. УПА выводило из котла в первую очередь боеспособные соединения. Остальные (раненые, мобилизованная молодёжь)… они без сомнения герои. Как сказал польский публицист Габриэль Лауб «Героизм — это род смерти, а не образ жизни». УПА — герои.

ВСУ — существует. И офицеры, солдаты всё больше и больше осознают в чём заключается их работа. Именно работа — защитить страну. А «пасть смертью храбрых» — крайний случай, последний козырь. Ради выполнения работы.

Армия и общество

И вот на этом подходим к главному результату двухлетнего кризиса. В стране появилась Армия. Которая осознаёт зачем она существует. И которую воспринимает общество. Показательно, что триумвират «волонтёры» — ВСУ- добровольцы по данным социологов пользуется доверием общества, уступая лишь церкви.

При этом то, что армия в «рейтинге доверия» обогнала «добробаты» огромный плюс. Общество видит в ней системную силу. Государственный институт. Или основу существования государства. Кому как приятней читать. Если в 2014 году общество объединилось вокруг проблемы — агрессии соседа, то сегодня ВСУ могут объединить общество вокруг себя как института. На первый взгляд, разница не велика. Но если подумать — колоссальна.

Если бы я на этом закончил, то весь позитив, описанный выше — пустой трёп. Суть процессов в ином. Армия стала системой. Волонтёры пришли в МО и задают ритм работы. В самих вооружённых силах заработали «служебные лифты» (кадровыми лестницами назвать язык не поворачивается — рост многих офицеров стремителен).

Фактически волонтёры, часть добровольцев и офицеры становятся кадровым резервом не только силовых ведомств. Государству крайне необходимы новые управленцы. И увы, в обществе, которое по ВОСПРИЯТИЮ коррупции находится на 142-м месте в мире, найти таковых — большая проблема.

В то же время для многих, прошедших фронт (и тут не только кадровые военные) понятие чести стало много значить. Заметьте, те же волонтёры пришли в МО в количестве 9 человек. Сейчас их более сотни. А «оставшиеся вне министерства» организации включаются в работу государственной машины. Некоторые кадры уже пытаются ставить на достаточно высокие должности. И тут дело не в лояльности Порошенко. Иногда даже наоборот. Пример Туки. Посмотрите его ФБ. Ещё за пару недель до назначения теперешний руководитель Луганской области достаточно резко высказывался о власти. Но не продажный и квалифицированный специалист (либо демонстрирующий способность расширять сферу компетенции) намного нужнее лояльного кадра — знакомого знакомых.

То же самое происходит в самом министерстве. Офицеры идут на повышение. Фактически уже сегодня можно говорить о целой волне компетентных управленцев, которые постепенно поднимаются к уровню руководства всем силовым блоком.

На очереди процессы в обществе. Демобилизовалось более 100 тысяч человек. А, если вспомнить, кто шёл воевать в первых волнах, это далеко не глупые и не бесполезные для государства Украина люди.

Получаем, что армия даёт новые кадры не только для себя. Выходцы из ВСУ могут занять заметное место в системе государственного управления и в политической системе страны. Последнее особо важно, учитывая состояние «старых» партий. Которые в политике скатились уже не столько в Махновщину, сколько в категорию сомалийских пиратов — урвать сейчас без мыслей о завтра.

И вот тут мы подходим к вызову, стоящему перед армией (в широком смысле — триумвиратом ВСУ-волонтёры-добровольцы). Это знания и компетенции. Новым кадром нужно учиться. И учиться быстро. Чтобы стать генералом — закончить академию. Чтобы стать политиком (а не шутом в ВР) — почитать немного книжек. Ну или уметь подобрать команду из знающих людей. Чтобы управлять процессами — всё вышесказанное.

И, надо отдать должное, процесс идёт. Зимой 2015 в метро был свидетелем интересного разговора. От вокзала ехала группа военнослужащих. Видимо в отпуск. И они убеждали сослуживца идти учиться: «у тебя голова варит. Учись. Иначе то, что мы делаем там — не имеет смысла. Нужно строить страну». Я был в шоке от правильности постановки вопроса!

И если этот процесс пойдёт дальше, то украинская армия (снова таки в широком смысле слова) станет одной из основ мощного государства Украина. И, возможно основой новой элиты. Чему есть примеры в истории — Ататюрк и его соратники. Движение в данном направлении заметно, если отвлечься от традиционного поиска «зрады».

Как заметно и то, что Украинская армия существует. Не как «лубочная картинка», а как настоящая армия, институт власти. Поэтому 14 октября я буду поздравлять знакомых не только с днём защитника Украины. Я буду поздравлять с настоящим днём рождения Украинской армии. А там, смотришь и скоро будем поздравлять друг друга с днём рождения настоящей, мощной Украины. С праздником. Не забудьте сказать тёплое слово и пожать руку защитнику страны.

Текст заказной? Ага! Заказчиками могут считать себя все, перечислившие умеренную сумму автору.

Зачем прошу? Всё просто. Текст — это продукт. Продукт понравился – Не откажусь от «спасибо». Принимается лайком, словом либо копейкой.

Что касается трат то, поскольку живу в Украине, считаю себя обязанным поделиться подобными «гонорарами». Частично с теми, кто защищает и мою жизнь. Частично с теми, о ком должно (но пока не может в должной мере) заботится украинское общество.

Поэтому:

Полученные деньги идут мне на пиво а так же:

1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины

2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.