Как Украине и Польше не рассориться из Бандеры и Пилсудского

Сергей Ильченко, для «Хвилі»

stepan-bandera-yozef-pilsudskiy

Российская пропаганда поставила на поток производство нужных ей типажей: «идеологически правильных» украинцев, поляков, американцев. Впрочем, и россиян тоже — тех, собственно, начали клонировать в первую очередь. Мир российского телевидения густо заселен такими персонажами. Но надо ли нам пускать их в нашу с вами жизнь?

Томас Мацейчук — профессиональный «полезный поляк», генномодифицированный в «инкубаторе» ФСБ, о котором я уже писал, осваивает новое амплуа на российском телевидении.

Раньше ему били морду на российских шоу за то, что он неуважительно отзывался о России, дабы продемонстрировать тем самым силу русского духа, а также кару, которую этот дух обрушит на врагов России. Сейчас бывший терпила пошел на повышение. Ему доверили разрывать на камеру портреты Бандеры и Шухевича. Дабы продемонстрировать презрение и ненависть всех поляков к украинцам. На подходе, естественно, и генномодифицированные украинцы, которые — там же, в студии российского ТВ, будут выражать свою ненависть и презрение ко всем полякам, не уважающим украинских национальных героев, с дальнейшей ретрансляцией этой картинки в польское медийное пространство.

В этой истории есть два плана, два совершенно отдельных вопроса, которые и рассматривать следует строго по отдельности. Просто потому, что, будучи объединены в общий сценарий они немедленно образуют крайне токсичную смесь, а именно:

— отношение в Польше к национальным героям Украины, и в Украине — к национальным героям Польши;

— возможность допуска к обсуждениям этого вопроса в российских СМИ — заведомо пропутинских, и вообще россиян. Любых. Пусть даже Путину и его режиму оппозиционных.

Разберем эти два вопроса каждый отдельно.

С первым все довольно очевидно. Отношения соседних стран в длительной исторической перспективе не бывают безоблачными — иначе они не были бы разными странами. То, что некоторые украинские герои раздражают поляков — а некоторые польские — украинцев, это, в общем-то, нормально.

Однако Украина не возражает против памятников Пилсудскому — до тех пор, пока их воздвигают на польской территории. Очевидно, что такой же взгляд постепенно усвоят и поляки. Никто в Украине не требует от поляков полюбить Романа Шухевича и Степана Бандеру и прочих героев УПА. Никто не требует забыть Волынскую трагедию — и даже исключить её из польских школьных учебников в той подаче, в которой она там сегодня есть — тоже никто не требует. Но если разговор заходит об исторической объективности, и вопросы об УПА приходится обсуждать между украинцами и поляками, то не мешает вспомнить, по крайней мере, вот о чём:

— Никто в Украине сегодня не в восторге от Волынской трагедии и не утверждает, что это было хорошо и это — тот эпизод, которым Украина может гордиться. Но он, увы, был — тут уж ничего не поделать. Вот убедительные данные социологического исследования Украинского Института Будущего, где хорошо показано отношение как к самой трагедии, так и к Польше и полякам вообще.

Если уж никак не обойтись без совместного, украино-польского рассмотрения Волынских событий — да, имевшие место быть — можно рассматривать только в историческом контексте. В контексте всех далеко не простых украино-польских отношений начиная как минимум со времени Великого Княжества Литовского. Как минимум, в контексте событий между двумя мировыми войнами. Включая политику полонизации и пацификации восточных кресов. Это сразу снижает обличительный накал с польской стороны.

Ещё больше снижает его изучение поведения бойцов АК и БХ. Односторонний геноцид сразу улетучивается, и возникают обоюдные разборки. С использованием примерно одинаковых методов. Просто в одном конкретном месте украинцев в какой-то момент оказалось больше — с печальным для поляков результатом.

И уж совсем примиряет стороны внимательное изучение фактографии — и выделение из неё заведомых пропагандистских фальшивок. Вроде известного снимка детей, якобы, повешенных УПА в ходе Волынской трагедии, но в действительности взятом из полицейского архива середины 30-х и к разборкам между поляками и украинцами ни в каком виде вообще отношения не имеющего.

Наконец, в качестве вишенки на торт, можно вспомнить, что события на Волыни были типичной жакерией. Крестьянской войной — стенка на стенку. Такие войны в силу особенностей крестьянской психологии вообще всегда, во все века и времена, отличаются исключительной, порой просто непостижимой для историка-горожанина жестокостью. Это интересный предмет исследования для социологов и социальных психологов. Но никак не особенность именно УПА.

Вспомнив об этом вполне можно снизить накал дискуссий, соскочив с противостояния по линии «вы все убийцы» — «было за что вас резать» до вполне приемлемого исторического исследования. При том, что повторяю, что те события на Волыни, несомненно — трагедия. Таких трагедий очень много в мировой истории — их почти столько же, сколько и примеров того, как соседние страны после этого — по прошествии некоторого времени, налаживают нормальные отношения и терпимо относятся к пантеону национальных героев своих соседей.

А со вторым вопросом всё ещё более очевидно. Россия кровно заинтересована в том, чтобы натравить поляков на украинцев и украинцев на поляков. Любым способом и по любому поводу. Выгодна такая вражда Украине или Польше? Очевидно, нет. Может ли любая из этих двух стран, в существующих обстоятельствах — таких, какие они есть — подвергать ревизии пантеон своих национальных героев под давлением соседней страны? Пусть даже и такой страны, в хороших отношениях с которой она кровно заинтересована? Очевидно, тоже нет.

Какие могут быть выводы? Выводы тоже предельно простые. Необходимо признать, что хотя две проблемы разные, их объединение в общий блок активно используется страной, являющейся в равной степени враждебной и Польше и Украине. Украину эта страна желает оккупировать и поглотить, а Польшу загнать обратно в стойло под название «социалистический лагерь». Так вот, если Украина не хочет оказаться в УССР, а Польша повиснуть на ручке возрожденной империи, то подобным провокациям должен быть общими усилиями поставлен заслон.

Что можно было бы сделать? Было бы, вероятно, уместным соглашение между польскими и украинскими общественными организациями о моратории на эту тему. С констатацией того очевидного факта, что вытаскивать сегодня на польско-украинское обсуждение тему Волынской трагедии может либо абсолютно безответственный человек, либо, что более вероятно — агент Кремля.

Что пока идет война на Донбассе — а это война не между Россией и Украиной, а между демократической Европой и дикой восточной ордой — на эту тему следует наложить мораторий.

Она неприятная, повторяю, эта тема. Её лучше обсуждать сначала специалистам историкам. И даже им рекомендуется обсуждать её в более спокойной обстановке. Только так и можно выработать какую-то мало-мальски приемлемую для одной и для другой страны компромиссную трактовку.

Такой шаг был бы очень своевременным и важным — но, увы, ни одна из общественных организаций пока не выступила с таким призывом. Каковы причины такого молчания: непонимание или нехватка гражданского мужества — это тоже отдельная тема.

Ну, а что касается российских шоу, то их просто не следует транслировать. По крайней мере, в Украине. А в Польше пусть сами разбираются, нужны им эти 30-минутки ненависти или нет. На мой взгляд, трансляция чего-то подобного в любой вменяемой стране должна быть просто запрещена. Точно так же, как запрещены спайсы, тяжелые наркотики, детская порнография и развлекательное расчленение людей в прямом эфире. Конечно, тот, кому это сильно надо, всё равно будет искать и найдет. Но не следует облегчать ему такой поиск.

Это — не зажим демократии. Это элементарная информационная гигиена. Ну, очевидно же, что если вы намажете пальцы культурой холерных бацилл, а потом сунете их в рот, вы заболеете холерой. Совершенно независимо от вашего отношения к этому заболеванию. Даже если вы будете резко против холеры — вы всё равно заболеете. Такова физиология человеческого организма. И не попрешь против неё.

Так вот, с человеческой психикой — ровно то же самое. Приведу пример — просто для иллюстрации возможностей её хакинга.

Недавно в Сети был опробован бот-попрошайка, клянчивший по 5 долларов на PayPal. За 24 часа было собрано 15 тысяч долларов. Бота создали не для наживы, а для демонстрации возможностей социального хакинга.

Так вот, российские шоу тоже делают специалисты по такому хакингу. Мацейчук и другие постоянные участники таких шоу — просто боты, но реализованные не программно, а на биологической основе. Нет смысла пытаться оценить их доводы объективно, и искать в них крупицы правды. Нужно просто закрыть от них своё сознание и позаботиться о том, чтобы граждане Украины были по максимуму ограждены от такого рода промывания мозгов.

А что там решат поляки, относительно как польских участников таких шоу вообще, так и конкретного Мацейчука, в частности, это уже их дело. Мы можем быть не согласны с их решениями, но не нам им указывать, как им правильно жить. Сами пусть разбираются. Как и с памятниками, так и со своими героям.




Комментирование закрыто.