Геть за поребрик

Сергей Климовский, "Хвиля"

ОБСЕ

Схожее требование прозвучало 17 ноября в Свердловске на стихийном митинге возле горсовета против оккупационных русских войск. Их попросили «Уйдите за поребрик!» и пояснили, что Свердловск ‒ это Украина. Но «вежливые люди» Путина с автоматами не спешат уходить, подобно тому, как их начальник ретировался из Австралии. Более того, «вежливые люди» готовы его применить в отношении протестующих, точно так же, как они убивали людей на Майдане.

Похоже, Майдан таки достиг Луганской области, той самой, облсовет которой в феврале просил Януковича ввести военное положение в Киеве. Луганский облсовет теперь может быть доволен ‒ полгода в области реально военное положение. Но об этом в Луганске не любят вспоминать – приятней кричать о «голосе Донбасса», который не слышат, фальсифицируя историю на ходу. Не любят вспоминать, и то, как не давали в марте-апреле армии закрыть границу. Произойди это – и тысячи людей остались бы живыми, предприятия бы работали, пенсии платились, а луганчане и дончане в октябре смогли бы проголосовать за столь дорогих их сердцу «коммунистов» или регионалов из «Сильной Украины» Тигипко и «овощного блока» Шуфрича, уточнившего, что он «оппозиционный», чтобы никто не сомневался.

Теперь бытует мнение, что испытав все прелести ДНР/ЛНР и русской интервенции, жители Донбасса стали большими реалистами и вот-вот восстанут и сами выгонять за поребрик оккупантов и их марионеток. Это почти не реально, даже с поправкой, что украинская армия поделится с донецкими партизанами оружием. Безусловно, протесты на оккупированной части Донбасса будут происходить, продолжится и партизанская война, но само по себе привести к падению мелких пророссийских хунт это не может. По тем же причинам, по которым жители Камбоджи не могли свалить режим красных кхмеров Пол Пота и Иенг Сари без помощи вьетнамской армии. Захарченко и Плотницкому еще далеко до красных кхмеров по части репрессий, притом, что они эволюционируют в их сторону, но пока режим ДНР/ЛНР ближе к режиму Виши и гитлеровцев во Франции, разрешавшим демонстрации студентов против оккупации Парижа, а евреям ‒ против отправки их в лагеря.

Поэтому полное освобождение Донбасса возможно только при помощи извне, подобно тому, как освобождение Европы было возможно только армиями антигитлеровской коалиции, несмотря на все заслуги партизан. Вариантов освобождения Донбасса есть несколько, но пока преимущественно реализуется лишь «план Порошенко», связанный с Минским соглашением и появившийся как ответ на массированное вторжение русской армии в середине августа.

У «плана Порошенко» есть сильные и слабые стороны. Основная его идея ‒ изгнать оккупантов посредством международного давления на Россию и наблюдателей ОБСЕ. Пункт 9 Минского соглашения предусматривает вывод иностранных (российских) войск, наемников и боевиков с оккупированной ими территории, а пункт 5 отдельно оговаривает запрет на расположение военной техники и тяжелого вооружения в районе, ограниченном населенными пунктами Комсомольское, Кумачево, Новоазовск и Саханка. Района, захваченного русской армией без всякой маскировки в конце августа. Пункт 7 запрещает полеты любой военной авиации и беспилотников над зоной АТО, кроме принадлежащих ОБСЕ.

Если бы удалось добиться от России выполнения Минского соглашения, то Донбасс был бы действительно освобожден в считанные дни и без стрельбы, о чем и не устает напоминать Порошенко, подчеркивая, что военное решение вопроса невозможно. В этом очевидный плюс «плана Порошенко». Слабое место в этом плане ‒ надежды на ОБСЕ, которые пока не оправдались. Не потому, что среди наблюдателей ОБСЕ на Донбассе обнаружились «шпионы» России, а потому, что само ОБСЕ оказалось не способным выполнить обязательства, взятые им на себя в Минске. У ОБСЕ не оказалось ни людей, ни техники, ни стремления к выполнению Минского соглашения, реализация которого легла в основном на правительства Германии и Франции как «первые скрипки» в ЕС.

В Берлине и Париже долго обсуждали, сколько наблюдателей отправить в Украину и давать им оружие для самообороны или нет. В итоге к 17 ноября в Украине оказалось, по данным УНИАН ‒ 261 наблюдатель, по данным России ‒ 272. Из них только 112 работают в Донецкой и Луганской областях, а остальные ‒ «обеспечивают процесс». В этой миссии участвуют представители 39 стран, среди них наиболее крупные группы от США ‒ 29 человек, России ‒ 18, Германии ‒ 17, Великобритании ‒ 14 и от Швеции 11 человек. Явно, что этих ста наблюдателей разбросанных по огромной территории недостаточно даже для того, чтобы вытолкать «за поребрик» танки и ракеты России от Мариуполя и Новоазовска, как предписывает пункт 5 Минского соглашения.

ОБСЕ ‒ самый слабый пункт во вполне логичном «плане Порошенко», так как оно мало что делает для выполнения Минского соглашения, а больше создает видимость действий. ОБСЕ даже отказалось от полетов своих беспилотников, как только возникла угроза, что русские войска выведут их из строя посредством электронных атак. Заявление ОБСЕ от 15 ноября, что за 5 дней миссия очистит указанную территорию от танков и другой военной техники при такой его «активности» ‒ явный «прожект», да и срок уже истек.

Все же не стоит ставить «крест» на миссии ОБСЕ. При желании ОБСЕ вполне способна собрать группу в 200-300 «миссионеров» в Мариуполе и направить ее на оккупированную территорию с инспекцией для выяснения национальной принадлежности танков и другой техники. Если танки российские, то мистер Путин должен, наконец, ответить, как и почему вопреки международному праву они оказались в Украине, а не твердить, что их там нет. Если Путин и дальше намерен отказываться от своей техники и солдат, то ОБСЕ должно ее конфисковать как бесхозную и передать правительству Украины, поскольку техника обнаружена в Украине. Если террористические группировки ДНР и ЛНР будут настаивать, что купили их в «военторге» в Украине, то пусть представят счет-фактуру, чеки и т.д. Если ДНР и ЛНР купили ее в «военторгах» России, и смогут это подтвердить документально, то техника должна быть конфискована как контрабанда, так как таможня «добро» на ее ввоз не давала. Захарченко и Плотницкий, чьи подписи стоят под Минским соглашением, если хотят, могут оспорить в суде конфискацию у них ОБСЕ танков и ракет.

Для реализации этой части Минского соглашения ОБСЕ надо лишь желание и совсем немного ресурсов. Большие группы «миссионеров» ОБСЕ, если оно таки действительно стремится вернуть мир на Донбасс, вполне в состоянии окружить и конфисковать там всю военную технику России, если Кремль срочно не уведет ее за поребрик в свой «военторг». Украина транспорт для вывоза конфискованного, думаю, предоставит, чтобы не вводить в расходы ОБСЕ. Подозреваю, что ни российские офицеры, ни даже «красные кхмеры» Донбасса не рискнут расстрелять перед телекамерами пару сотен представителей ОБСЕ. Так что, слово за ОБСЕ…




Комментирование закрыто.