Как Украина может особый статус оккупированных территорий Донбасса превратить в победу

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Циничные укропы

Разговоры о децентрализации и закона об особом статусе оккупированных территорий накалили ситуацию. Дошло до требований части добровольческих структур разорвать минские соглашения. С одной стороны они правы — то, что Минск-2 будет пустой бумажкой было ясно изначально. С другой стороны такая позиция, мягко говоря, недальновидна. Ведь Украина даже близко не подошла к осознанию возможностей, которые даёт выполнение минских соглашений. Если подойти к процессу грамотно, то можно не только вернуть контроль над территориями относительно быстро — через 2-3 года. Но и сделать это без крови, выставив параллельно Кремлёвских идеологов как немного недалёких людей. Понимаю, что предлагаемый подход явно чужд украинскому менталитету. Но прошу вначале почитать, а потом делать выводы.

Повтор заезженных истин

Я с глубочайшим уважением отношусь к представителям ДУК ПС, Азова и других подобных структур. Их героизм не вызывает сомнения. Да вот беда, нормально функционирующее государство не нуждается в героях. Оно ликвидирует угрозу «в рабочем порядке». О героях говорят там, где есть проблемы. В странах с убогим сельским хозяйством идут войны за урожай, в странах со слабой экономикой на государственном уровне (а не на уровне инвесторов) говорят о гениальных стартапах. Слабые в военной и экономической сферах государства спасают герои. Но они не всегда всесильны. Герои жертвуя собой дают время стране. А дальше работать должна система.

Поэтому вначале остановлюсь на заезженных истинах. На трёх фактах, которые свидетельствуют, почему для Украины проигрышно развитие военных действий по своей инициативе.

  1. Украина уже год фактически находится в состоянии дефолта. Страна живёт исключительно за счёт перекредитования. Да правительство выплачивает понемногу государственный долг — и в этом они молодцы – общий объём обязательств уменьшается и их структура меняется. Но это всё равно огромные деньги. И исчезни внешняя помощь – крах.

  2. Украинская армия без сомнения более мощная, чем год назад. Но она пока не в состоянии вести масштабную затяжную войну. Даже кампанию сроком от 5 до 6 месяцев. Практика показывает, что техника выбивается на 6-8 недель. А ВПК страны не в состоянии оперативно замещать потери

  3. Усталость общества от войны. Второй год войны всегда самый тяжёлый: победы на «ура патриотизме» не случилось, потери есть, конца войне не видно. Общество начинает привыкать к реалиям затяжной войны.

А теперь представим, что Украина решила разорвать «минские соглашения». Я понимаю, что они не действуют, но формальный выход из них Киева приведёт как минимум к уменьшению размеров внешней помощи. В том числе на предотвращение дефолта. А дальше всё просто — с отрицательным кредитным рейтингом даже торговля возможна лишь по предоплате. Но 60% (это в 2014, сейчас не анализировал, но думаю не менее 67-70%) топлива — импорт. В том числе практически всё (!!!) авиационное. То есть нет денег — не едет танк — не летит самолёт. Воюем с АК и сапёрной лопаткой.

Из этой ситуации можно выйти объявив военное положение и перейдя на формат «народной войны». Прекрасно! Это то, что и в самых лучших снах не снилось В.В. Путину. Через год-два будет мир. Даже на «нулевых» условиях. Но время на реформирование Украины будет упущено. Как и возможности. Страна будет бороться за возвращение стабильности «как при Кучме» балансируя между красивыми демократичными лозунгами и бизнес-интересами «как при Ющенко». И это в лучшем случае.

Но ведь можно поступить по-другому. Вспомнить, что месть — блюдо, которое подают холодным. И подумать как свою сегодняшнюю слабость обратить на силу. Об этом и поговорим дальше.

Отвлечённые абзацы о зашоренности восприятия

Вначале пример стереотипов восприятия. Преподавая графику дизайнерам я даю элементарное задание: кадрировать фото бегущей лошади так, чтобы получились 3 варианта.

Первый «Почёркивает динамику», второй «статику» и ещё один «эмоции».

Так вот, за 2 года только 4 человека при создании «статики» отказались включать в кадр саму лошадь. Все остальные пытались с разной степенью успеха «обездвижить» коня. И это при том, что условия были «статика» а не «статичный коник». То есть цветочек на лугу — вполне подходит.

Так вот – обсуждения децентрализации и закона об особом режиме самоуправления в некоторых районах Донецкой и Луганской областей мне напоминают потуги студентов обездвижить лошадку. Вместо того, чтобы воспринимать процессы и связи в комплексе (и да, с долей иронии и цинизма), мы пытаемся дорисовать себе дополнительные ограничения и придумать худшие условия.

И вот теперь я напишу фразу, которая вызовет приступ бешенства у вышеватников. Да и у обычной ваты, видимо, тоже. Минские договорённости, их скорейшая реализация (иногда даже в одностороннем порядке) и децентрализация в Украине могут стать процессом, ставящим крест на всех потугах любителей русского мира портить воздух на востоке страны своими криками «путинпамаги». Более того, сами бывшие сепаратисты возможно будут требовать «отмены особого статуса».

Как создать условия на пустом месте

Странно, не так ли? Непонятно, как это. Давайте разбираться вместе. Первым и ключевым понятием в данном случае становится «особый статус» оккупированных территорий. Кто вам сказал, что «особый» это означает «лучший, чем для остальной части Украины»? Где это написано? Да, по сравнению с нормами, действовавшими по состоянию на 1.01.2015, возможно. Но ведь идёт процесс реформирования страны. А это подразумевает изменения законодательства. И вот тут получается интересная вещь. Законы меняются в разное время. И устанавливают правила игры.

При этом, если проанализировать нормы закона №5081 (того самого, «об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей»), то там ничего ужасного нет. Большая часть предлагаемого сепаратистам в ещё более радикальной форме будет вводиться на территориях, лояльных киевской власти. В том числе в результате децентрализации, возможной налоговой реформы и реформы органов внутренних дел.

И, если реформирование страны пойдёт даже сегодняшними темпами (да, медленные реформаторы очень медленно но приступили к конкретным действиям), то уже через 2-3 года «особый статус» будет катастрофически проигрывать (набором возможностей) обычному статусу обычного украинского региона.

Почему так? Давайте разбираться вместе. Сперва о реформах в Украине. Что будет сделано (или делается) в ближайшее время.

  • Децентрализация. Суть децентрализации – перевод полномочий на местный уровень и соответственно перевод на этот же уровень финансовых ресурсов. То есть большая часть налогов остаётся в регионах. При этом в перспективе появляется механизм распределения дополнительных ресурсов между различными областями.
  • Реформа органов внутренних дел. В том числе введение системы муниципальной полиции. Со своими полномочиями, бюджетом, возможностями развития.
  • Судебная реформа. Влияние сообществ на назначение судей. А в перспективе их выборность.
  • И, наконец, вопрос привлечения инвестиций. И тут хочешь или нет, государству понадобиться регулировать законом вопросы государственных гарантий инвесторам в местную инфраструктуру. А так же государственные гарантии по кредитным ресурсам, предоставляемым местным властям.

А теперь поговорим о законе №5081. Сам текст невелик – состоит из 10 статей. Ключевыми являются пункты с 4 по 9. Которыми:

  • гл. 4 Гарантируется право использования различных языков населением (да, понимается «русский», но в законе указано «вільного користування російською та будь-якою іншою мовою”. При этом заботы о гарантировании прав на использование языков и их развитие возложены на местную власть «отдельных районов»
  • гл. 5. Выборы депутатов местных советов. Тут, надо понимать, что состав этих самых советов будет не самым оптимальным для Киева. Скорее наоборот.

  • А так же «особый порядок» назначения прокуроров и судей с «участием органов местного самоуправления». То есть они не сами назначают а участвуют в процессе.

  • гл. 6 Финансирование программ местного развития. Тут самое забавное – органы центральной власти заключают договора на финансирование отдельных программ. Но после подачи с мест предложений, проведения процедуры «консультацій з представниками органів місцевого самоврядування…​ суб’єктів господарювання, громадськості». Только после этого заключается договор (на каждую отдельную программу). Контроль за исполнением — на Кабинете Министров. То есть не сделали — не получили следующий транш.
  • гл. 7. Поддержка развития. Она описана красивыми словами «Державна підтримка полягає у запровадженні законом відмінного від загального економічного режиму здійснення господарської та інвестиційної діяльності». Направление — восстановление инфраструктуры, промышленности, создание рабочих мест, создание благоприятной атмосферы для привлечение инвестиций и кредитов.
  • гл. 8. Право «отдельным районам» на развитие добрососедских отношений с отдельными районами РФ. То есть то, что имеет любой европейский регион – право в пределах своей компетенции на заключение договоров об инвестициях, промышленной, гуманитарной и/или образовательной кооперации.
  • гл.9 Местная милиция. Которая создаётся решениями местных органов власти и действует в правовом поле Украины. Функции — исключительно охрана общественного порядка.

Надеюсь, не утомил. А теперь суть фокуса. Если посмотреть на статьи закона об особом статусе и сравнить с направлениями реформ, становится понятно, что лояльные регионы в перспективе получают значительно больше полномочий. Более того, давать аналогичные полномочия теперешним ДНР и ЛНР опасно. И тут как раз идеальный вариант — особый статус. Для сравнения маленькая табличка, которая при правильной работе Киева станет реальностью уже через год.

Что такое правильная работа? Всего лишь дать лояльным территориям больше полномочий.

Лояльная Украина

ЛНР/ДНР (в соответствии с законом)

Языки и право на развитие региональных языков

Нормы о региональных языках есть и будут.

При этом местные власти могут рассчитывать на финансовую и иную поддержку Киева и тех же Европейских структур.

Законом зафиксировано «многоязычие».

Но в вопросах финансирования и развития все траты – исключительно на плечах самих «отдельных районов».

Суды

В результате судебной реформы местные сообщества получать возможность либо избирать судей (идеальный вариант) либо выдвигают кандидатуры для назначений.

Судьи назначаются «с участием местной власти». То есть предлагаются центром. Никаких тебе выборов..

Финансирование программ местного развития

  • Гарантировано законом постоянное наличие ресурсов на развитие – перераспределение налоговых поступлений.
  • Самостоятельная разработка и реализация программ регионального развития. В том числе с привлечением средств, которые перераспределяет центральная власть.

  • Участие в национальных программах, кредиты на которые привлекаются под государственные гарантии.
    Возможность привлечения инвестиций под собственные программы.
  • Согласование с Кабмином индивидуальных программ развития. Подписание договоров на финансирование, работа по ним.
Законом предусмотрены
только целевые программы, которые находятся под жёстким контролем Киева.

Программы социально-экономического развития, привлечение инвестиций.

Уже есть возможности:

  • разработки собственных программ развития;

  • участия в нескольких государственных целевых программах.

  • разработки межрегиональных программ

  • Кредитные средства под государственные гарантии.

  • Открытые государственные линии субсидирования и кредитования.

Государственная целевая программа (единственная), утверждённая Кабмином. Направление — восстановление потенциала, создание рабочих мест и т.д.

Наличие защищённой статьи бюджета ежегодно на весь период действия закона об особом статусе. НО не зафиксирован размер этой статьи — она ежегодно утверждается вместе с бюджетом.

Приграничное и международное сотрудничество

Свобода в выборе партнёров (не только из определённых стран).

Заключение в пределах своей компетенции договоров о совместных программах в экономике, образовании, культуре.

Работа с территориями РФ на основе договоров о приграничном сотрудничестве.

И всё.

Муниципальная полиция

Полная реформа правоохранительной системы.

Муниципальная полиция, новые органы дознания, новая разрешительная система.

Всё это с привлечением международной помощи (что есть уже сейчас)

«Народная милиция» порядка с возможностью финансирования исключительно из местных источников.

Сведя вместе понимаем, что при успешном развитии реформ в Украине закон «об особом статусе» становится далеко не методом получения дополнительных полномочий «отдельными районами». Скорее тут уместно определение как «способ ограничения полномочий отдельных районов». И это правильно. И поэтому дальнейшее движение в сторону реализации минских соглашений можно вести с искренней улыбкой «бравого солдата Швейка» и честными глазами. Ведь действительно, Украине выгодно дать указанные законом полномочия в ЛНР и ДНР. Чтобы потом на контрасте показать насколько тупа и бесперспективна тактика сепаратистского шантажа – территории без «особого» статуса получат больше.

Теперь о тактике

Ключевым в решении проблемы восточных районов становится время. И ясное определение целей. Консультанты из Кремля с трудом представляют (и допускают), что Украина пойдёт по пути децентрализации. Для них само определение процесса мало понятно. Соответственно и требование «лидеров» из Донецка и Луганска вписываются в эту систему координат. Поэтому для них подобные законы — уже успех. Равно как и потенциальное расширение перечня «полномочий» для своих территорий.

Для Украины критично важно представлять весь набор полномочий местной власти в перспективе 3-4 года. НО не особо озвучивать. Ключевым аспектом является строгое следование алгоритму:

  1. Дать донбабве особый статус и полномочия. Дерёмся за каждый пункт, говорим «да вы без ножа режете». Плачем и делаем скорбные глаза. Главное — принять закон и дать возможность ребятам из Донецка и Луганска порадоваться дипломатической победе. Пусть хоть раз в жизни почувствуют себя важными и мудрыми.
  2. Пережить кратковременный вой вышеваты на своих территориях.

  3. Дать реальные полномочия украинским регионам. Провести децентрализацию, реформу судов, милиции, налоговой системы.

И вот на этом этапе руководители районов с «особым статусом» а так же их электорат вдруг и сразу поймут, что «особость» их положения ещё не «усиленный режим» колонии. Но где-то близко и похоже. Вот лишь несколько причин:

С точки зрения полномочий они «обделены» по сравнению с другими украинскими регионами

Финансовые ресурсы ограничены. Ведь даже 100% налогов, оставленных на местах не даст ничего — инфраструктуру эти гении успели порезать на вторсырьё ещё в 2014. Что касается дотаций, то во-первых, свободных денег у Киева меньше — они в регионах. Во-вторых размер помощи определяется ежегодно. И исключительно на целевые программы, контролируемые Кабинетом министров. В таком случае получить деньги даже на уровне, например, Сум, Донецк не сможет. Госбюджет — уже не центральное корыто. Деньги на местах. А забирать их у тех же Сум, Одессы либо Ужгорода запрещено Конституцией и законами страны.

Правоохранительная система. По всей Украине реформа, с привлечением помощи извне (как в оснащение так и в обучение новых полицейских, судей и т. д.). В «особых районах» — легализованные беспредельщики в виде аналога ППС и непонятный статус остальной системы. При этом ключевые назначения (суды и прокуратура) сепаратисты без Киева провести не могут.

Инвестиции. Да, государство может объявить о желании видеть инвесторов в ДНР и ЛНР. Но кто в здравом пойдёт в регион с убитой инфраструктурой, с непонятной системой защиты правопорядка? Россия? Да пожалуйста — пусть Путин ещё потратится.

При этом Украина может работать на контрасте. По схеме, отработанной сегодня с частью предприятий. Регистрация на свободной территории, налоги там же. Производственные мощности — на «особых» территориях. В таком случае никто не сможет обвинить Киев в нежелании вкладывать деньги в регион. Средства идут. А то, как они идут в законе «об особом статусе» не прописано.

Естественно, такая ситуация быстро вызовет «гнев народный» со стороны руководства «особых районов». Не обойдётся и без возмущений со стороны России. Да вот беда, с точки зрения выполнения буквы договора, к Киеву претензий предъявить будет невозможно. Закон есть? Есть! Он выполняется? Да. А что касается работы с другими регионами и передачи им полномочий — это дело Киева и этих регионов.

Естественно, что из Донецка и Луганска начнут поступать требования дать им аналогичные полномочия. На что будет вполне естественный ответ. Да без проблем – они гарантированы конституцией и законами страны. Вы сами захотели себя ограничить — вы ограничили. Хотите жить как все — забываете об «особом» статусе.

Возможна ли эскалация конфликта в таком случае? Да, возможна. Но с совсем другими стартовыми условиями. И с точки зрения состояния силовых структур и с точки зрения поддержки населением новых идей «русского мира». Согласитесь, требования «начать войну за равные права Донецка и других регионов Украины» будет выглядеть несколько комично. В любом случае это уже новая ситуация, где официальный Киев изначально создаёт системы координат и руководит процессами.

Текст понравился? Не откажусь от «спасибо». Принимается лайком, словом либо копейкой.

Текст заказной? Ага! Заказчиками могут считать себя все, перечислившие умеренную сумму автору.

Полученные деньги идут мне на пиво а так же:

1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины

2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.