Как путинская статистика уничтожает всё украинское в Крыму

Информационное сопротивление

Крым

19 апреля Международный Суд ООН принял промежуточное решение по иску Украины против России. В контексте ситуации с Крымом судьи постановили ввести в отношении РФ «временные меры», среди которых требование к оккупационным властям воздержаться от репрессий в отношении крымских татар, в частности – не препятствовать работе Меджлиса. Также Суд обязал Россию обеспечить в Крыму возможность получения образования на украинском языке.

Это решение в очередной раз актуализировало вопрос о текущей ситуации на полуострове и перспективах выдворения оккупантов. Группа ИС уделяет Крыму особое внимание, поэтому считаем необходимым подчеркнуть несколько моментов.

Какой Крым мы вернём?

Следует очень чётко осознавать: когда вопрос возврата Крыма перейдёт в практическую плоскость, речь будет идти о возврате другого Крыма в другую Украину.

И на материке, и на полуострове время не стоит на месте. Поэтому одной из задач является отслеживание условных траекторий движения Украины и Крыма в динамике, чтобы выявить, в каких сферах происходит сближение, а в каких – разрыв, требующий особых усилий для преодоления.

За минувшие три года на полуострове многое поменялось. Если пройдёт ещё лет 5-7-10, то в Крыму будут жить во многом другие люди, вовлечённые в другие родственные, деловые, культурные связи, привыкшие получать другую информацию. Люди банально станут старше, что повлияет на их мотивацию. Подрастёт новое поколение, которое сформируется в новых условиях.

В связи с этим понимание того, что в реальности происходит с разными группами населения Крыма, является необходимым условием любой осмысленной деятельности в отношении полуострова.

Кто будет жить в Крыму?

Согласно данным Укрстата, на 1 января 2014 г. в Автономной Республике Крым проживали 1 млн. 967,2 тыс. человек, в городе Севастополе – 385,9 тыс. Т.е., суммарное население полуострова на тот момент составляло 2 млн. 353,1 тыс. человек.

Последние официальные данные Укрстат обнародовал по состоянию на 1 апреля 2014 г., и резких изменений в тот момент не наблюдалось. В мае официальные цифры публиковать перестали, Укрстат дал оценочные, согласно которым в Крыму и Севастополе проживали 2 млн. 354,1 тыс. человек.

Дальше начинается цифровая эквилибристика.

Для понимания общего контекста ситуации со статистикой и вариантов её интерпретации рекомендуем ознакомиться с публикациями, например, Игара Тышкевича и Сергея Лобанова.

Сразу отметим, что у нас есть расхождения с оценками указанных авторов по целому ряду важных деталей, но суть выводов одинаковая: российские власти осуществляют замену населения Крыма, стремясь повысить долю безоговорочно лояльных граждан, никак не связанных с Украиной.

Как протекает процесс замены и на что он нацелен?

После захвата Крыма Россией возник поток переселенцев на материковую Украину, а также поток «колонизаторов» из России. Сопоставление этих потоков даёт представление об изменении баланса.

Точное число переселенцев из Крыма и Севастополя на материковую Украину никому не известно. По данным Минсоцполитики, таких людей более 31 тыс. При этом на практике как минимум треть «переселенцев», после регистрации на материке, вернулись в Крым. В Херсонской области таких – больше половины.

Однако часть выехавших не регистрировалась как ВПЛ, некоторые после выезда сменили прописку на киевскую, львовскую, одесскую и растворились в числе других граждан.

Если приблизительно оценить число людей, выехавших с полуострова на материк, то выходит цифра порядка 45 тыс. человек.  Обычно украинские эксперты оперируют большими цифрами (до 100 тыс.), но мы не можем их подтвердить или опровергнуть – для этого просто нет данных.

Для уточнения числа жителей Крыма и Севастополя оккупационные власти в октябре 2014 г. провели «перепись». Согласно данным «переписи», по состоянию на середину октября в Крыму проживало 1 млн. 891,5 тыс. человек (что на 76 тыс. меньше, чем последние официальные данные Укрстата), а в Севастополе – 393,3 тыс. человек (на 7 тыс. больше, чем по официальной украинской статистике).

«Сокращение» населения полуострова на 70 тыс. человек обычно объясняют оттоком беженцев на материк. Мы считаем, что оттока в подобном объеме не было. «Перепись» просто зафиксировала факт отсутствия в Крыму людей, которые, сохранив крымскую и севастопольскую прописку, ещё до событий 2014 г. проживали в других регионах Украины, в России и разных европейских странах.

По состоянию на 1 января 2017 г., согласно данным российской статистики, на полуострове проживало 2 млн. 340,9 тыс. человек, в том числе в «Республике Крым» — 1 млн. 912,2 тыс. чел., в Севастополе — 428,7 тыс. чел. Таким образом, через 2 года после «переписи» официальный рост численности населения в оккупированном Крыму по российским данным составил 56 тыс. человек (2,4% населения).

Однако, природа этой цифры не ясна. Если посмотреть данные «Крымстата» за 2014-2016 гг., то за эти годы произошла естественная убыль населения на 15,5 тыс. человек. При этом за счет миграции Крым официально получил прирост 43,8 тыс., что в целом даёт прирост населения в 28 тыс. человек. Однако разница между данными «переписи» и статистики на 01.01.2017 г. лишь 21 тыс. Появляется 7 тыс. «лишних» граждан.

По Севастополю ситуация подобная. Официально прирост населения за 3 года составил 35 тыс. человек. При этом сальдо миграции и показатели естественного движения населения показывают прирост в более чем 44 тыс. человек.

Т.е., разница между одним официальным потоком российских цифр (обобщённые данные по численности населения) и другим таким же официальным потоком (сведениям по миграции и естественному движению населения) суммарно по Крыму и Севастополю составляет 16 тыс. человек.

При этом в Крыму находится неизвестное число временно проживающих лиц, которые не регистрируются (военнослужащие и другие силовики, чиновники, гастарбайтеры). Также в Крым уехало немало жителей оккупированной части Донбасса. Оккупационные власти в Крыму называли число до 200 тыс. человек, хотя на данный момент их явно меньше.

В итоге получается, что из Крыма уехало как минимум 45 тысяч украинских патриотов и приехало как минимум 72 тыс. граждан, исключительно лояльных России. Число «понаехавших» из России с учетом временно проживающих можно умножать минимум на 2, что дает порядка 150 тыс. вновь прибывших.

Т.о., за 3 года замена населения в Крыму составила порядка 8% от общей численности.  Если к этому добавить временных переселенцев с Донбасса, которые также нелояльны Украине, то получим 10+%.

Лояльные Украине люди вытесняются, высоко мотивированное пропутинское ядро (где значительную долю занимают силовики, военные пенсионеры, чиновники, а также переселенцы из регионов России, по сравнению с которыми Крым – настоящий рай) растёт. И эта тенденция будет усиливаться. Программы жилищного строительства для силовиков, разнообразные программы ипотечного кредитования будут стимулировать закрепление в Крыму «колонизаторов» из России.

Деукраинизация

Помимо количественных показателей, хотим обратить внимание на качественные. Эти цифры пока не выпячиваются российской стороной и незаслуженно выпадают из поля зрения украинских наблюдателей. Хотя именно они лучше всего иллюстрируют стратегию Путина на полуострове.

Согласно данным «переписи» населения, проведенной оккупационными властями в октябре 2014 г., в Крыму и Севастополе одномоментно «испарились» сотни тысяч этнических украинцев.

Так, согласно переписи 2001 г., в Крыму и Севастополе проживало 576,7 тыс. этнических украинцев, которые составляли 24,1% населения. А в 2014 г. украинцев «насчитали» 344,5 тыс. (15,7% населения) — меньше на 232,2 тыс. человек. Доля украинцев в структуре населения «уменьшилась» на 35%. Что интересно – также «уменьшилась» численность белорусов: с 35,2 тыс. в 2001 г. до 21,7 тыс. в 2014 г.

При этом доля «русских» выросла с 60,7% до 67,9%. Также в 3,5 раза – с 13,6 тыс. в 2001 г. до 45 тыс. в 2014 г. — выросла численность не-крымскихтатар (доля увеличилась с 0,57% до 2,05%).

Ещё нагляднее ситуация с языками.

Согласно данным переписи 2001 года, 40,4% этнических украинцев в АРК и 29,6% в Севастополе считало украинский язык родным. Т.е., в целом 223 тыс. украинцев на полуострове считало украинский родным языком (38,7% от общей численности украинцев). К этому следует добавить порядка 10 тыс. представителей других национальностей, которые считали украинский родным. Суммарно в 2001 г. 9,55% населения полуострова считало украинский язык родным – это был третий показатель после крымскотатарского (9,63%).

В 2014 г. пропорции резко изменились. На весь полуостров «нашлось» только 72,9 тыс. людей, которые назвали украинский родным. Произошло «снижение» в 3 раза. Украинский язык «оказался» на 4-м месте с долей 3,3% после русского (84,1%), крымскотатарского (7,8%) и татарского (3,7%).

Если верить «переписи», то среди этнических украинцев доля тех, кто считает украинский родным, в Крыму «снизилась» с 40,4% до 21,3%, а в Севастополе – с 29,6% до 14,2%.

Русские, русскоязычные и какие-то татары

О чём говорят эти цифры?

Российская власть пытается сымитировать массовый отказ украинцев Крыма от своего языка и национальной идентичности. Мы допускаем, что какая-то часть людей могла назваться «русскими» вместо украинцев из конъюнктурных соображений. Но их не может быть так много. Это явно искусственная мера.

Согласно данным той же «переписи», только 16% населения Крыма указало в качестве места рождения регионы материковой Украины. Кремль подводит к мысли, что практически все урожденные крымчане, которые не являются крымскими татарами, считают себя русскими и говорят по-русски.

Точно также чрезмерно резким видится рост в статистических показателях числа не-крымских татар.

В итоге формируется картинка, согласно которой в Крыму и особенно Севастополе живут только русские и русскоязычные, а также какие-то татары. Украинцы просто растворяются як роса на сонці.

Зачем это делается – очевидно. Любые попытки заговорить о возврате Крыма будут упираться в «цифры», согласно которым украинцев на полуострове практически нет. А татары – понятие растяжимое, и даже среди крымских нет единства (подтверждением чего служат разного рода коллаборанты).

И когда украинские активисты Крыма будут демонстрировать цифры мизерного количества учеников, обучающихся на украинском языке, оккупационные власти будут парировать в духе «а что вы хотите, если украинцев тут – три калеки и все считают русский родным языком?».

По факту именно украинцы в Крыму и Севастополе являются наиболее угнетаемой группой в языковом и этническом плане. Их просто вычеркивают из статистики. После чего защищать права группы становится крайне сложно.

Главная беда в том, что украинская власть сама потворствует такой ситуации.  Если проблемами крымских татар хотя бы на уровне риторики хоть кто-то озабочен, если у крымских татар на материке есть узнаваемые лидеры, есть структуры, есть специальный Уполномоченный Президента и серьезная международная поддержка, то у украинцев Крыма практически ничего этого нет.

Таким образом, задачей власти является выработка комплекса адресных мер, нацеленных на внутреннюю мобилизацию и поддержку украинцев как этнической и языковой группы в Крыму и Севастополе. Люди должны увидеть, что к ним кто-то обращается.

Пока в публичном пространстве будет доминировать позиция, что «Крым – это крымские татары плюс все остальные», говорить о каком-то «возврате» можно будет только в теории. Потому что такой подход демотивирует людей в Крыму и дезориентирует на материке.

Уже сейчас растёт доля граждан (это подтверждают разные соцопросы), готовых примириться с Россией даже в том случае, если Крым останется под оккупацией. Через год их число будет ещё больше просто потому, что они не видят разумной альтернативы.

Источник: Информационное сопротивление




Комментирование закрыто.