Фактор Саакашвили, битва с НАБУ и новые проблемы у украинской демократии

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Института Будущего, "Хвиля"

mihail-saakashvili

Наиболее обсуждаемой новостью сегодняшнего утра стали обыски у Михаила Саакашвили и «снятие с крыши» бывшего грузинского президента. Однако, это не единственный информационный повод – опубликовано заявление Госдепартамента США, в котором в достаточно резких выражениях говорится о политике властей страны, направленной на подрыв независимых антикоррупционных органов. Приводится и цитата господина Тилерсона, которая в переводе звучит примерно так: «Украине нет смысла бороться за своё тело на Донбассе, если она теряет душу от коррупции». На первый взгляд, не связанные между собой события, но они имеют один корень и являются частью одной последовательности ошибочных решений.

События последних дней или как можно приумножить проблемы.

В середине ноября конфликт между НАБУ и ГПУ вышел на новый виток в связи со спорами о «деньгах Онищенко». Не буду долго вдаваться в подробности той ситуации — писал достаточно объёмный текст по этому поводу – просто напомню основную канву:

  • По представлению НАБУ суд арестовывает на счетах «Ощадбанка» определённую сумму денег, которая, по мнению детективов, была связана с депутатом Онищенко
  • Парой месяцев позже другой суд, в городе Краматорск, принимает решение о конфискации средств как… связанных с В. Януковичем и переводе денег на счета казначейства. При этом первое судебное решение — об аресте счетов, запрещающие любые проводки — остаётся в силе.
  • «Ощадбанк» имея два противоречащих друг другу решения выполняет одно из них.
  • НАБУ возмущается и пытается получить документы (в том числе решение суда), на основании которого был осуществлён перевод.
  • Как выясняется, решение суда является секретным и детективы антикоррупционного бюро не могут ознакомится с ним, а единственный документ, который им предоставляют — выписку о переводе денег в казначейство.
  • Генпрокурор не видит в этом никаких проблем и считает, что всё проходит в рамках закона.

Относительно непубличная конкуренция ведомств приобретает признаки полноценной политической войны. В том числе с использованием медиа.

Проходит буквально пару недель и случается скандал с задержанием сотрудников НАБУ, работавших под прикрытием. СБУ проводит обыски в Национальном антикоррупционном бюро, по домашним адресам некоторых его сотрудников, в прессу попадают личные данные некоторых законспирированных агентов.

Генеральный прокурор заявляет буквально следующее: «Все, так называемые агенты НАБУ набраны с нарушением закона. Закон требует, чтобы всех, всех до единого сотрудников НАБУ набирать на открытом конкурсе, но десятки агентов, в том числе, те двое, которые были зафиксированы на конспиративной квартире, выбраны на каких-то закрытых процедурах, что нарушает закон».

С одной стороны действительно имеем нормы закона, с другой есть вопросы из области здравого смысла: слова «открытый конкурс» и «агент под прикрытием», по моему, как-то слабо связаны между собой, с точки зрения логики будущей работы. Да и в других странах (независимо от уровня их демократичности, личные данные таких сотрудников силовых ведомств — тайна за семью печатями). В Украине были прецеденты публикации электронных деклараций сотрудников разведки (!!!!), где в том числе есть и адреса и состав семьи.

Отмечу, что приведённое выше заявление господин Луценко сделал в эфире одного из телеканалов в воскресенье.

В это время в США под эгидой Госдепа начинается глобальный форум по возврату активов. То есть тому, о необходимости чего так громко заявляют украинские политики. На мероприятие приглашены генеральные прокуроры стран, важных для США, Великобритании, Швейцарии, но имеющих большие масштабы проблемы под названием «коррупция». В том числе Генеральный прокурор Украины. Вот фото списка приглашённых, которое было опубликовано на УП.

us_meropriyatie

Генеральный прокурор Украины принял решение не лететь за океан, а сосредоточится на работе дома. На тот момент было не ясно какие более важные дела задержали его в Киеве, но сегодня уже понятно, что Луценко остался из-за запуска процесса по Саакашвили. Генпрокурора должен был заменить его заместитель Енин, но он так же не прилетел к началу мероприятия (более поздних данных у меня нет), обвинив в накладке… посольство США, которое, по словам чиновника, «поздно выдало ему визу».

Результатом стало очень кратное, но очень жёсткое заявление Госдепартамента США, которое, думаю, имеет смысл привести полностью:

«Recent events – including the disruption of a high-level corruption investigation, the arrest of officials from the National Anti-Corruption Bureau of Ukraine (NABU), and the seizure of sensitive NABU files – raise concerns about Ukraine’s commitment to fighting corruption. These actions appear to be part of an effort to undermine independent anti-corruption institutions that the United States and others have helped support. They undermine public trust and risk eroding international support for Ukraine.

As Secretary Tillerson has said: “It serves no purpose for Ukraine to fight for its body in Donbas if it loses its soul to corruption. Anti-corruption institutions must be supported, resourced, and defended.”

Reflecting the choice of the people of Ukraine, the United States calls on all branches of Ukraine’s government to work together cooperatively to eliminate corruption from public life. Eliminating corruption is key to achieving stability, security, and prosperity for all Ukrainians.»

Это уже даже не намёк, это сродни пинку. Ещё несколько недель назад активно обсуждались механизмы финансирования штатами реформы энергетического сектора Украины, другие программы финансовой помощи, идущей в том числе госстуктурам. После такого заявления возникает естественный вопрос: «а зачем им сейчас давать, если всё равно украдут?»

Сюда же можно добавить решение Еврокомиссии от 1 декабря 2017 года о приостановке выплаты очередного транша помощи Украине (600 млн евро) до решения ряда вопросов, среди которых основные — создание системы борьбы с коррупцией.

Проблемы нарастают как снежный ком. После синхронных заявлений, пользуясь терминологией Президента Украины «европейских партнёров» и «американских партнёров», возникают сомнения относительно перспектив привлечения инвестиций в страну и даже получения помощи МВФ – «а зачем им сейчас давать (в случае с инвесторами вкладывать), если всё равно украдут?».

И вот на этом месте, вишенкой на тортик, возникает картинка «Саакашвили, который живёт стоит на крыше». Становится понятно, какие более важные дела были у Генерального прокурора Украины, сделавшие невозможным визит чиновника в США. При этом грузина обвиняют в новых преступлениях – «в действиях, направленных на подрыв национальной безопасности». То есть вместо того, чтобы довести до конца дело с лишением гражданства (где есть вопросы по подлинности подписей под документами, и, как следствие законности предоставления гражданства и лишения оного), прорывом через государственную границу, украинские силовики добавляют ещё одну тему. Возможно, обвинения оправданы – Юрий Луценко уже заявил, что ГПУ и СБУ имеют доказательства финансирования кампании Саакашвили от структур, близких к беглому «кошельку семьи» Курченко.

Обсуждать оправданность обвинений я не берусь, поскольку полная информация, что вполне логично, есть лишь у следователей. С другой стороны, личность М. Саакашвили и его активность приходится как нельзя кстати для самых разных групп. Прорыв через границу и первые действия на украинской территории давали основания видеть в событиях «след Коломойского» — слишком много лиц, так или иначе связанных с проектами бывшего владельца Приватбанка, были замечены в тех событиях.

Однако, как показали следующие дни, сам Михаил Саакашвили явно не рассчитывал на столь лёгкий проход кордона – плана по быстрым действиям не было. Поэтому бывший грузинский президент и отдыхал во Львове, а после пытался не лично, а через посредников подать документы в Миграционную Службу Украины.

Поездки по регионам так же показали, что организационного ресурса в его распоряжение, другие структуры (в том числе связанные с упомянутым Коломойским) давать не спешат. То есть, или олигарх не поддерживал активность нового украинского политика, или решил «не складывать все яйца в одну корзину».

Митинг, перед Верховной Радой, анонсированный в середине октября как очередной Майдан, ярко продемонстрировал нехватку как раз организационного и людского потенциала. Дальнейшие действия, особенно попытки спровоцировать новый виток конфликта, вполне типичны для Саакашвили. Но, кроме всего прочего могут указывать как на появление новых спонсоров политического проекта «украинского грузина», так и на активизацию старых. Теоретически, возможность появления «денег Курченко» в данном случае отбрасывать нельзя – олигарх на фоне вялотекущего расследования против него, всё активней приходит в украинскую политику, медиа и даже бизнес-схемы. Дополнительный дестабилизирующий фактор может быть выгоден и Кремлю, который уже озвучил своего рода сочувствие «киевской хунте» — заявил, что «Мы с интересом наблюдаем в целом за картиной происходящего. Конечно же, это головная боль Украины, здесь, наверное, такое и врагу не пожелаешь, я бы так сказал. Хотя не считаем, конечно, украинский народ врагом».

Тезис о том, что «украинские власти арестовывают личного врага Путина» может взорвать часть и без того обозлённого общества. Что Кремлю и надо — ради такого можно или Курченко действительно подтянуть или имитировать участие последнего в финансировании кампании Саакашвили. Что касается денег, то даже полтора миллиона долларов на такую превосходную информационную операцию Кремлю не жалко: на простых троллей тратится в разы больше.

Естественно, когда есть вмешательство внешних сил в украинскую политику, власть обязана реагировать. Но простой просчёт последствий того или иного шага, сделанного на данном промежутке времени необходим.

Неудачный выбор места, даты (даже, если, повторюсь, допустить оправданность обвинений) уже привёл к колоссальным потерям: на фоне отсутствия подвижек в более важных для «европейских партнёров» и «американских партнёров» направлениях, на фоне политической нестабильности и споров внутри правящей коалиции, действия власти выглядят, мягко говоря сомнительно. С одной стороны это указывает на неспособность расставить приоритеты в текущей работе, с другой в определённой мере играет на руку… тому же Саакашвили, придавая красок в ареол «политических преследований».

Почему так происходит?

Сегодняшние проблемы украинская власть соорудила себе сама, благодаря собственным героическим усилиям. И тут я не берусь выделять кого-то одного — такого рода решения выносятся коллегиально, можно лишь спорить о ширине круга лиц, участвующих в обсуждении.

Речь идёт об отсутствии навыков долгосрочного планирования. Это присутствует везде — начиная от экономики, заканчивая политикой. Все проекты, планы, прорабатываются в лучшем случае до следующего электорального цикла, причём после возвращения к рычагам управления (что так же бывает, есть определённая последовательность смен), старые планы не учитываются и, местами, забываются. Но даже «пятилетки», пользуясь термином СССР, это тоже весьма оптимистическая оценка.

Увы, но зачастую не хватает сил или желание просчитать, смоделировать последствия своих действий даже на ближайшую перспективу. Например, в деле Саакашвили, лишая его гражданства (в тот момент, когда сам грузинский президент находится за границей), можно было предугадать попытку возвращения. Говоря о «задержании», грозясь «карой небесной», можно было просчитать ресурсы и готовность выполнить свои угрозы. И, наконец, после прорыва можно было просчитать репутационные риски для страны, которая демонстрирует дырявость собственных границ. Это в своё время описал Ю. Романенко, выделяя три основных следствия прорыва Саакашвили в Украину. Писал и я, задаваясь несколькими достаточно простыми вопросами, касательно хода спектакля под названием «выгоним и назад не пустим». В результате закончилось всё спектаклем «Миша на крыше», хотя, если оценить логику событий и увидеть, что «протесты» превращаются в фарс, дискредитирующий самих организаторов, проще было не трогать или работать по старым обвинениям (та же граница), где возможностей для разнотолков намного меньше. Вместо этого попытались потушить костёр, подлив туда бензина.

Теперь по США. Естественно, что митинги, марши в центре Киева несколько напрягают власть, понятно, что в условиях конфликта по линии Порошенко-Аваков, использовать МВД для «прессования» оппонента (замечу, что само «прессование» так же вызывает сомнения с точки зрения логичности действий) достаточно трудно. В действие вступили ГПУ и СБУ, как структуры, близкие к Банковой. Допустим, что Генпрокурор во время такой «важной операции», посчитал за лучшее остаться дома и следить за процессом. Но соотнести события и подумать как воспримут в США отказ от приезда на профильное мероприятие под эгидой госдепа можно было бы попытаться. Более чем уверен, что господин Луценко, как действительно талантливый политик, мог предотвратить появление столь резкого документа.

Но «маємо те що маеємо» – американские чиновники восприняли отказ от приезда украинских коллег как плевок в лицо. И ладно бы от хотя бы относительно равного по уровню влияния партнёра… о восприятии Украины может свидетельствовать список других генпрокуроров, участвовавших в форуме. Результат не заставил себя ждать — Киеву достаточно жёстко указали на место. Причём, в заявлении прямым текстом связывается проблема Донбасса и коррупция в Украине.

Естественно, что США продолжат дипломатические усилия по разрешению кризисов, в число которых входит и война на Донбассе. Но есть нюансы: одно дело, когда вырабатывается компромисс где кроме «не стрелять» присутствует успех важного для защиты своих интересов партнёра. Совсем другое дело, когда вместо «важного партнёра» разговор идёт о территории, в успехе которой США сомневаются и есть желание лишь сохранить данную страну от дальнейшей дезинтеграции — ведь иметь вместо двух, полтора десятка «народных республик», способных продать другим за умеренный откат (взятку и т. д.) всё что угодно.

Увы, но мы сами подталкиваем Вашингтон, как и Брюссель, воспринимать Украину в качестве «чемодана без ручки».

Второй аспект проблемы, касается уже внутренней политики. Внешние партнёры страны готовы поддерживать существующую власть пока та демонстрирует определённый прогресс и логику поведения, воспринимаемую как «нормальную».

Я допускаю, что внутриполитическая борьба, наличие в том числе в силовых структурах, представителей различных групп влияния склоняет к формату ручного управления силовиками, где позиция генпрокурора является едва ли не ключевой. Но использование ГПУ для решения тактических задач без просчёта последствий предпринятых шагов делает фигуру Генерального Прокурора всё более токсичной в глазах тех, от кого зависит помощь Украине. Луценко, без сомнения, хороший политик, который может найти компромиссы, договориться даже с оппонентами — находка для президентской политической силы. Потенциал его как политика на посту Генпрокурора мог лишь вырасти даже в условиях торможения реформирования силового блока, но при наличии грамотно выстроенной логичной последовательности действий. Вместо этого европейские и американские политики видят в нём всё больше и больше общего с известным Генпрокурором Шокиным. Если так дальше пойдёт, то уже вскоре мы можем стать свидетелем повторения требований «уберите прокурора» и очередной игры «он подал в отставку, ой нет он в отпуске».

И, наконец, главное, так же связанное с навыками (или желанием) планировать. Попробуйте поискать информацию о событиях в Украине, которая исходит из Киева, то чаще всего видим тезисы «голодомор», «майдан», «война», «коррупция». С этим наша страна пытается найти помощь. Слов «возможности», «будущее» практически нет. Как нет и чёткого представления (которое озвучивается партнёрам) чем Украина может быть полезна для ЕС, США, других государств, в чём «функционал» страны, на чём можно зарабатывать и развиваться тут.

Я более, чем уверен, что даже простая формулировка концепции сосуществования, функций, которые может взять на себя Украина будет серьёзным рывком в вопросах дипломатической поддержки и даже финансовой помощи. Ведь одно дело ввязываться в кризис, где не понимаешь мотиваций сторон и другое дело защищать в кризисе свои интересы, представителем которой является одна сторона конфликта. Это, как говорят в Одессе, таки две большие разницы.

Такой подход тоже требует навыков планирования не «до выборов», а как минимум на 10-15 лет вперёд. А это, вновь воспользуюсь одесским крылатым выражением, «это вам не кибитки красить».

Подписывайтесь на  канал «Хвилі» в Телеграмстраницу «Хвилі» в Facebook




Ответить