Чем может быть доволен Порошенко: итоги местных выборов в Украине

Юрий Романенко, "Хвиля"

Порошенко_Яценюк_Гройсман

Для президента Петра Порошенко итоги выборов в целом выглядят неплохо. Хотя в БПП и были шокированы результатом в отдельных регионах, о чем я писал прошлой ночью, но этот шок был скорее следствием завышенных ожиданий. Ниже рассмотрим основные тенденции, которые проявились 25 октября.

На местных выборах Порошенко решал одну ключевую задачу — не упустить контроля над регионами в контексте готовящейся децентрализации и углубляющегося социально-экономического кризиса. Важным фактором выборов был обвал рейтинга «Народного фронта», который является сателлитом Порошенко, что ослабляет коалицию в Верховной Раде. В этих условиях для Порошенко было важно найти формулу, которая обеспечит удержание власти в условиях, когда невозможно осуществить каких-либо резких прорывов в плюс. Такой формулой стало размывание и дробление позиций оппонентов в духе «разделяй и властвуй».

1. Угроза реванша экс-регионалов

Именно в рамках такой стратегии мы увидели странные региональные пасьянсы. Например, в Харькове власть утопила Оппоблок путем недопуска до выборов, но позволив выдвинуться Кернесу, который собрал джек-пот под «Відродження» Коломойского-Хомутынника. При этом, как говорят мои источники АП, в списке “Видродження” есть люди завязанные на БПП, потому Кернес не сможет собрать большинство под себя в горсовете. Подконтрольный Коломойскому Кернес оказался для Банковой предпочтительнее, чем Добкин, идущий от ахметовского крыла Оппоблока, но который играл важную роль в планах Москвы по созданию ХНР после местных выборов.

В Днепропетровске мы видим обратную ситуацию. Там Банковая не мешает Вилкулу бороться с Коломойским, который двинул Бориса Филатова в мэры Днепра. Для Порошенко Коломойский выглядит большей опасностью, чем Ахметов с Вилкулами. Но это не мешает властям отменить выборы в Мариуполе, где в горсовете Ахметов мог получить 50+1. То есть Порошенко смотрит и на Коломойского, и на Ахметова как угрозу. Почему? Я описывал в двух статьях перед выборами: «Олигархи против Порошенко: движущие силы финального кризиса Второй Украинской Республики» и «Ренессанс Тимошенко и Ахметова как дежавю 2009 года».


Таким образом, реванша Оппозиционного блока в эпических масштабах не состоялось. А кое-где вообще не состоялось. Да, многие регионалы перебежали в БПП или в его новые сателлиты на востоке, вроде «Нашего края» или «Нов
і обличчя” в центре и в Киеве, но как целостная сила бывшая Партия регионов не смогла возродиться.

Это связано, в том числе, и с низкой явкой избирателей на востоке. Многие аналитики ожидали, что в этот раз ситуация будет похожа на выборный расклад 2004-2006. Тогда в 2006 года Партия регионов отыграла потерянные позиции на парламентских выборах в условиях деморализации оранжевого электората. В этот раз, хотя деморализация майданного сегмента электората уже наблюдается, но экс-регионалы не смогли выдвинуть новых лиц и идей. Поэтому на выборы пошли крепостные (привязанные к тем или иным предприятиям, бизнесу олигархов), купленные люмпены (скупали все кто мог), энтузиасты, которые верят в силу демократии. Интересно, что западная Украина дала большую явку (под 50% и выше), а на востоке он достигла 30%-35%-40%.

Разжижение электората бывших регионалов на примере Харьковской области хорошо показал Алексей Копытько. Приведу его текст и инфографику полностью:

«Сейчас модно сравнивать вчерашние выборы с волеизъявлением 2010 г. Вот вам картинки 2014 г.

Харьковская область итоги президентских выборов 2014

Харьковская область итоги парламентских выборов 2014

 

Поскольку нынешняя кампания во многом имела всеукраинский привкус, то картинки отражают динамику.

Что мы видим на уровне области (по предварительным данным)?
Минус коммунисты (год назад — 9,26%)
Минус «радикалы» Ляшко (год назад — 9,2%)
Минус «Народный фронт» (сейчас — за отсутствием такового, год назад — 7,7%)
Возрождение — на уровне прошлогоднего Оппоблока (год назад — 30,28%, сейчас — 33%).
БПП — на прошлогоднем уровне (порядка 15%).
Самопомощь — выросла в два раза.
Оппоблок — упал в 2,5 раза.
«Наш край» подобрал немало растерявшейся ваты.

Но самое интересное сейчас будет на двух нижних уровнях — райсоветы и сельсоветы.
Например, из 97 избранных на сейчас депутатов сельсоветов Купянского района больше половины — от БПП, почти половина — самовыдвиженцы, 2 БЮТовцы и один открытый коммунист.
Из 8 избранных глав сельсоветов — 6 от БПП, 2 самовыдвиженцы”.

Таким образом, Порошенко сделал ставку на союзы с региональными элитами, которым дал допуск в БПП и партии-сателлиты. На данном этапе это сработало, но в будущем такой ход будет все больше осложнять положение, поскольку старая элита не будет давать ход реформам, которые ослабят ее позиции. А без реформ невозможно улучшить положение широких слоев население, поскольку ресурсная база старой модели полностью исчерпана. Мы имеем классическую революционную ситуацию «верхи не могут, а низы не хотят», которая на данном этапе загоняется под политический ковер, который может быть разорван в любой момент.

  1. Блокирование популистов

Местные выборы показали, что Радикальная партия Ляшко сдувается. Возможно, что навсегда. Ляшко переоценил свои силы и полез играться в радикальный популизм. За это опрометчивое решение пострадал Игорь Мосийчук, которого забрали в СИЗО прямо из зала ВРУ. Кроме того, на это поле зашли УКРОП и «Батькивщина». Последняя, правильнее сказать, никуда оттуда и не уходила. Отсюда ожесточенная конкуренция на поле любви к Родине и настоящему патриотизму. Возможно, что Ляшко потерял в весе, потому что местные выборы это больше выборы местных лидеров и команда. Там часто нет возможности доносить до избирателя качественную ТВ-картинку, а феномен Ляшко, как и феномен Тимошенко, в постоянном присутствии на телеэкранах. Если на местах нет яркой картинки и ярких лидеров, то нет и результата.

Впрочем, нельзя сказать, что Юлия Тимошенко резко набрала вес на этих выборах. Скорее всего, по тем же причинам, что и Ляшко. Проблема с кадрами на местах наблюдалась у всех партий, потому развернулась настоящая война за тех, кого называют лидерами общественного мнения. Однако партий много, а лидеров мало. Поэтому, хотя Тимошенко показывала рост рейтингов перед выборами, но это был скорее ее личный рост, который оказалось трудно конвертировать на местах. Хотя яркий пример прорыва «Батькивщины» можно указать — это город Первомайский на Харьковщине, где их кандидат сенсационно обыграл местных экс-регионалов набрав 63% голосов. Обыграл после многих лет доминирования регионалов.

Дебютную кампанию УКРОПа также трудно назвать успешной. Несмотря на обилие наружной и ТВ-рекламы УКРОП вряд ли сможет порадовать хорошими результатами за пределами базовых регионов Коломойского, т. е. регионов, где у него есть административный и медийный ресурс. Таких регионов немного — Днепропетровск, Запорожье, Луцк и Харьков. Но Харьков отдали на откуп сателлиту «Видродження» во главе с Кернесом, потому УКРОП там не прошел. А в других регионах УКРОП демонстрировал не очень амбициозные результаты, как для амбициозного дебютанта. Даже в Киеве, несмотря на мощную промо-кампанию, УКРОП скорее всего, не прошел в горсовет, а Геннадий Корбан даже не попал в пятерку лидеров. УКРОП получил очень сильный удар по своим позициям на старте из-за неудачной избирательной кампании в Чернигове, где активно применял гречкосейство. Это отвернуло тот сегмент среднего класса, который ориентировался на патриотическую риторику ее лидеров. Кроме того, на данном этапе идеология УКРОПа носит невыразительный характер, а ее лидеры в лице Корбана и Филатова еще не получили нужного лоска. Плюс все тот же проклятый кадровый вопрос.

Интересен еще один момент. В БПП рассматривали УКРОП в качестве одного из главных кандидатов на выборах в Западной Украине, но там неожиданно выскочили кандидаты «Свободы».

3. «Свобода» почти умершая в 2014 году на местных выборах получила второе дыхание благодаря радикальной риторике. На правом фланге так и не появились новые партии, которые смогли бы занять эту нишу. УКРОП играл ближе к центру плюс ушел в социальный популизм. Правый сектор самоустранился из политики после событий в Мукачево в июле этого года. Потому ниша оказалась пуста и «Свобода» успешно в нее вернулась. Конечно, это не те позиции, которые она имела в 2012-первой половине 2014 года, но если «Свобода» сделает уроки из ошибок, то она вполне может претендовать на свои 5% в общеукраинском раскладе.

  1. «Самопомич» на этих выборах превратилась в общенациональную партию. Она дала хорошие показатели не только на западе и в центре, но и на востоке Украины. Это укрепляет ее позиции в среднесрочной перспективе, особенно, накануне досрочных выборов в Раду в 2016 году. Кроме того, «Самопомич» усиливает свои переговорные позиции с внешними игроками, прежде всего, американцами, которые могут поставить на нее как на системную прозападную оппозицию. Своих результатов Садовой и его соратники достигли не за счет каких-то прорывных идей, а только потому, что не совершили такого количества ошибок, как БПП и «Народный фронт» и дистанцировались от их провалов.
  2. Саакашвили и «западореформаторы». С этой точки зрения интересный альянс может нарисоваться у Садового с Саакашвили, после выборов в Одессе. В Одессе первое место взял действующий городской голова Геннадий Труханов, а ставленник Саакашвили Саша Боровик набрал под 30%. Это создавало условия для второго тура выборов, где Саакашвили мог добиться мобилизации своего электората и Боровик имел неплохие шансы на победу. На текущий момент известно, что в городском совете распространяют информацию, что второго тура не будет, потому что согласно подсчету 100% протоколов, за действующего городского голову Геннадия Труханова проголосовали 51,93% избирателей. У Саакашвили заявляют о фальсификациях в пользу Труханова, которые нивелируют второй тур. Этот конфликт ясно показывает Саакашвили, что преодолеть сопротивление местной элиты кавалерийским наскоком не получится. И для этого ему нужен союзник на общеукраинском уровне. Хотя формально таким союзником является Порошенко, но выборы показали, что президент сам лавирует между группами влияния, которые его окружают, поскольку зависит от их лояльности и ресурсной базы. Поэтому Саакашвили может потерять поддержку Банковой, а это может его толкнуть в сторону Садового, которому был бы выгоден такой союзник. Альтернативой может быть назначением премьером Саакашвили, но об этом чуть ниже. На самом деле, эта ситуация стала яркой иллюстрацией внутренней борьбы в самом БПП, где официально поддерживали Саакашвили, а неофициально Труханова, поскольку по линии Игоря Кононенко он нашел общий язык с Киевом. Эта ситуация показательная как для Саакашвили и его перспектив, так и с точки зрения понимания расклада в самом БПП, где различные группы влияния конкурируют между собой. Например, глава АП Борис Ложкин тяготеет к тому, чтобы договариваться с Коломойским. Отсюда вытекает расклад по Харькову. В свою очередь, визави Ложкина — первый замглавы фракции БПП в ВРУ Игорь Кононенко считает, что Коломойский представляет угрозу для БПП. Совокупность этих мотиваций, противоречий различных игроков создает тот многослойный пирог украинской власти, где на различных уровнях стороны могут и конфликтовать, и дружить друг против друга и против третьих сторон.

Резюме: Тактически Порошенко может записывать итоги выборов в позитив, поскольку он пока удерживает ситуацию под контролем и сохранил рычаги влияния во многих регионах. Однако ставка на старую региональную элиту может обернуться против него, как только начнется новое обострение политического кризиса и экономической ситуации. Главный вопрос на который сейчас будет отвечать президент — как переформатировать коалицию, чтобы изменить правительство исходя из нового баланса сил. Юрий Луценко уже анонсировал это. В декабре истекает иммунитет правительства и там начнутся перестановки. При этом неясно, что будет с Яценюком. Де-факто он сбитый летчик и перестал выполнять функцию громоотвода, а это значит, что весь негатив правительства начнет уходить на президента. Поэтому нужно новое правительство. Но под любого другого премьера нужно будет собрать голоса, которых может и не быть. И Саакашвили, и Яресько, и Турчинов, и Гройсман не имеют достаточно голосов. Под Саакашвили или Яресько их можно будет собрать только под жестким давлением Запада и угрозой прекратить кредитование МВФ. Кстати, что уже и происходит. Однако, Порошенко может пойти по пути Януковича и оставив Яценюка формально премьером, усилить позиции первого вице-премьера поставив туда того же Кононенко. Как известно, Янукович точно также решил проблему управляемости правительства Азарову к которому приставил Сергея Арбузова и прочих «младореформаторов». Логика и недоверие к другим группам влияния будет толкать Порошенко в этом же направлении.

Это, впрочем, не дает ответа на вопрос, который я задавал в предыдущих текстах — что делать с делегитимизацией государственных институтов. Очевидно, что спустя год Рада не имеет полученной 28 октября 2014 года легитимности. А вместе с ним и правительство. Если Порошенко не начнет ломать систему, то за очень короткое время он потеряет рейтинг как и Яценюк. Это будет сужать его пространство для маневра и усиливать зависимость от центральных и региональных элит, что будет углублять революционную ситуацию. Другие олигархи будут толкать Порошенко к перевыборам в Раду, чтобы изменить баланс сил и получить контроль над правительством. Убывающие ресурсы, конфликт интересов элит и внешних игроков, кризис инфраструктуры и растущее недовольство население, которое получило десятки тысяч единиц оружия на руки определяют радикальный характер политической повестки на 2016 год. Местные выборы не разрешили ни одно из ключевых противоречий, а, значит, она будет реализовываться в сценариях, которые были описаны мной ранее.




Комментирование закрыто.