Будущее политических партий

Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества, для "Хвилі"

Виталий Кулик

Мир вступил в решающий этап фазового транзита, что усугубило кризис представительной демократии и партийных систем.

Важным в плане оценки глубины кризиса является доклад «Кризис демократии» Трехсторонней комиссии (авторы Мишель Крозье, Самюэль Хантингтон и Дзёдзи Ватануки), который был написан еще в 1975 году. Тогда эксперты прогнозировали, что главными вызовами представительной демократии будут усиление движения за личное участие граждан в политических процессах, а, с другой стороны, отчуждение граждан от институтов власти. Как следствие этого, кризис легетимности и отказ в доверии всей системе электоральной демократии.

В настоящий момент этот процесс фактически запущен. Партии не смогли сохранить за собой монополию на весь набор своих функций. Так российский политолог Кирил Холодковский считает, что в значительной мере утрачена партиями функция политической социализации. Медиа и независимые избирательные комитеты (в США и некоторых других странах) потеснили партии и на поприще массовой политической мобилизации. Функцию выразителя групповых интересов взяли на себя многочисленные общественные ассоциации, благодаря корпоративным механизмам взаимодействия с государством участвующие и в процессе агрегирования, взаимной «притирки» этих интересов.

Партийная жизнь закостеневает, замирает, в СМИ и группы интересов во многом уходят именно те функции (политическая социализация, артикуляция запросов общественных слоев), которые в наибольшей степени делали партии представителями гражданского общества.

Политическая сфера из арены классовой борьбы окончательно превратилась в рынок политических услуг, и значительная часть масс попросту в этих услугах не нуждается, удовлетворяя свои потребности и преследуя свои интересы на других рынках. И как говорит социолог Ральф Дарендорф, реалистических способов преодоления этого кризиса представительной демократии в странах Запада пока не найдено. Но это не значит, что их нет вовсе.

Мировые тренды и украинские партии

— Существующие в Украине партии представляют собой политические надстройки над олигархическими группами или “выносные модули” этих ФПГ. Наша политическая реальность – это неопатримониальный режим со всеми вытекающим последствиями.

В результате, как отмечает украинский исследователь Николай Назаров, партии больше не контролируют действие правительства, а наоборот – государственная власть направляет деятельность партий в нужное ей русло, превращая партии, по сути, в придаток государственного аппарата. Находясь под патронатом правительства, правящие партии в неопатримониальном обществе выполняют следующие функции: а) контролируют выдвижение руководящих кадров в государственном аппарате; б) организовывают массовую поддержку целей власти; в) идеологическая обработка масс; г) патримониальная приватизация общественно-публичной властной сферы и последующее ее распределение между членами правящей группировки. Последняя функция и есть, в действительности, реальное назначение партийного механизма.

— Политикум не выполняет свою функцию представительства интерессов, поэтому происходит быстрый рост отчуждения граждан от партий и, следовательно, от власти.

Мелкодиванчатая многопартийность не покрывает дефицита (более 300 партий). Доверие граждан к партиям как институциям — от 5 до 12%. Растет отказ голосовать и пассивность выбора.

— Герметизация партий. Во-первых, верхушки партий фактически превратились в замкнутый, самдостаточный «политический класс», в «партократию», делящую власть. Иными словами нынешние украинские партии – это своего рода закрытые акционерные общества, где есть выгодополучатели (олигархи), есть всевластный лидер или правление (где все решается). Партия же выступает машиной получение голосов. А у винтиков этой машины не может быть собственного мения. Этим обьясняется желание партийных лидеров ввести императивный мандат для своих депутатов не только в парламенте, но и для депутатов местных советов (закон о депутатах-крепостных). Кроме того, устав таких партий выписан так, чтобы не оставить никакой лазейки для внутрипартийной демократии. Во-вторых, в партиях – ЗАО не может быть и идеологической дискуссии. А, по возможности, и самой идеологии.

В основном наши партии – это популистские движения, региональные группировки или формирования персоналистского типа. Следовательно, они неадаптивны и обречены на вымирание как только произойдет новый «коперниковский переворот» — отход от неопатримониальной модели.

На данный момент в Украине сформировался «олигархический консенсус» и возник феномен «картельной партии». Под «картельной партией» (термин Р.Катца и П.Мэйра) нужно понимать субъект, действующий на основе межпартийной договоренностей (внутриуровневые связи) и взаимодействия со значимыми элементами государственного механизма (межуровневые связи) с целью создания благоприятных условий функционирования для партий – участников картеля перед конкурирующими субъектами политики. «Картельная партия» сращивается с госаппаратом и выстраивает отношения доминирования в пределах существующей партийной системы. У нас это так называемая «стратегическая семерка» и картель БПП и «Народного фронта».

— Кризис партий «хватай всех». «Размежевания» вместо персонализма или интересов элит. Партиям, чтобы выжить в электоральной борьбе, необходимо иметь стабильную поддержку части населения. Партии в новых условиях не обретут стабильности если не установят связи с глубоко укоренившимися источниками размежевания (cleavage) (по Cеймуру Липсету).

Новые общественные конфликты не носят столь постоянного и комплексного характера как конфликт между трудом и капиталом, они более локализованы и фрагментированы, а размежевание по интересам часто носит временный, ситуационный характер. Это осложняет процесс формирования стабильных конфигураций, но не отрицает их. По выражению социолога Ульриха Бека, конфигурация по типу «или — или» заменяется конфигурацией «и — и». В соответствии с этим и политика фрагментируется по темам и уровням, носит по большей части «конкретный» и «монопроблемный» характер.

— Анти-политичность и анти-истеблишментская позиция. В современной политике эти партии позиционируют себя в качестве противников существующих политических партий, политикума в целом. Первой ласточкой этого тренда был «Майдан без политиков» в начале Революции Достоинства.

Новые движения не будут устраивают идеологическая нищета современных партий, организационная громоздкость, вхождение лидеров в политический истеблишмент, отрыв от народа, коррупция элит.

Есть “мы” (граждане, которые имеют права и осознано готовы взять на себя обязательства в рамках республики (общего дела) и есть “они” (олигархи, все партии, политики, власть и СМИ – политикум или правящий класс). У каждого из этих миров собственные ценности и между ними нет принципов взаимодействия.

Сверх-идея в кризисе идеологий. Визионерские движения. В большинстве стран Фронтиры (Восточная Европа, Латинская Америка, Юго-Восточная Азия) растет востребованность некой сверх-идеи. Визионерские группы находят все больше сторонников и формируют партии нового типа. Это связанно с кризисом традиционных идеологий, которые не в состоянии объяснять мир в его многообразии. Кроме того, важной особенностью момента является запрос на «дискурс будущего». Наш Майдан сформировал запрос на образ будущего Украины, стратегию развития страны. Новое поколение хочет творить совместными усилиями собственное будущее. И вряд ли оно согласиться вручить свое будущее партийным боссам. Визионерство и поиск новой идеологической парадигмы уже привело к возникновению движения клубов.

Поиск альтернативной Системы. Существующая модель представительной демократии во всех ее модификациях не способствует революционным преобразованиям. Более того, кто бы не приходил к власти в рамках этой модели происходит самовосстановление системы. Меняются фамилии во власти, а суть самой системы и отчуждение человека и государства остается. Поэтому новые политические силы будут сориентированы на построение не представительной демократии, а такой формы, которая бы обеспечивала самореализацию человека, эмансипацию социальных групп, гармоническое сочетание интересов и недоминирование.

Типология будущих партий

Мы не претендуем на научную корректность терминов и методологии при типологизации. Однако это первая попытка краткосрочного прогнозироватия развития политических партий в Украине. В нашем случае скорее пригодится типологизация по организационному признаку, по котором можно выделить три основным типа партий будущего.

1) “Партия – орден”

— По типу религиозной общины (все члены которой — братья / сестры, добровольцы, объединенные “священной целью”).

— Вооруженные визией, идеологией и детально разработанной политико-экономической программой. Это важно, посколько визионерство должно быть уникальной особенностью этого типа партии. Знание иеолоических постулатов, ориентация в дискурсе, отсылка к первоисточнику, умение оперировать идеологическими конструкциями залог успешного развития “партии-ордена”.

— Кадрированная партия. Меритократический и функциональный подход при рекрутинге членов. Орденская партия не будет многочисленной. Отбор в нее следует проводить крайне тщательно, рассматривая ее как ядро новой патриотической государственной элиты, придерживаясь правил утверждения и отбора, то есть правила меритократии.

— Финансирование неоднородно.

В Украине уже есть прототипы: партия 5.10 (А.Балашов), “Спильна дия” (Т.Монтян). Однако постоянные coming out Балашова и, особенно, Монтян не способсвуют расширению их электоральной баз. Наоборот. Они сужают количество сторонников, а авторитарный стиль руковосдтва обоих лидеров превращают сторонников этих партий в политизированные секты.

В то же время, “партия – орден” далеко не исчерпала всего потенциала и может претендовать на определенный успех в случаи правильного нишевого позиционирования и учета выше названых трендов. Среди потенциально успешных проектов в этой категории можно назвать “Республіку Гідності”, объеденение Синархистов и др.

2) “Партия – коалиция”

— Коалиция разных сообществ, которых объединяет общая идеологическая рамках и внутри которого действуют единые принципы согласования интересов.

— Разделение задач политиков и партфункционеров. Партийные функционеры выполнятют менеджериальные роли, способствуя взаимодействию заинтересованных групп в такой партийной коалиции и не претендуют на участие в выборах.

— Решения принимаются через партисипативные механизмы.

— Нефиксированное членство и волонтерская сеть.

— Финансирование через личное участие сторонников (70% бюджетов)

Примерами успешных «партий – коалиций» могут служить Партия трудящихся Бразилии и греческая партия СИРИЗА.

Партия трудящихся была создана как коалиция рабочих профсоюзов, безземельных крестьян, экологических и других социальных движений, сторонников теологии освобождения, левых интеллектуалов, троцкистских и других марксистских групп. Она имела электоральный успех с 2003 по 2014 гг. На пике роста популярности ПТ эксперементировала с формами внутрипартийной организации. Например, тактические решения в партии принимались советом политических представителей (от групп – участников ПТ), а политические на стратегических сессиях в территориальных общинах. Значительную роль играли клубы, где вырабатывался идеологический дискурс и проводилось политобучение.

Со временем ПТ трансформировалась в бщественно-партийный холдинг, в который инегрировались дискуссионные клубы, аналитические структуры, общественные объединения, комьюнити и заканчивая партийными альянсами. Партийны апарат же играл роль операционного модератора процессов, не имея самостоятельного веса.

Партия СИРИЗА была институализована в 2004 году как электоральный альянс левых и леворадикальных групп (от маоистов, до зеленых и левых либертарианцев).

Платформой СИРИЗЫ является демократический и одновременно революционный социализм, который бы смог избежать подавления массовых инициатив снизу и этатизма свойственных и социал-демократии, и так называемом «реального социализма». Эту концепцию разработал греко-французский социолог-неомарксист Никос Пуланзас.

Как верно отмечает украинский эксперт Денис Пилаш, СИРИЗа системной будничной работой в социальных движениях, профсоюзах и интеллектуальной среде, которую активисты СИРИЗА вели как обычные участники, не претендуя подчинить их своему «мудрому руководству» (как этого хочет, скажем, Коммунистическая партия Греции), наоборот — уважая их автономность, но помогая им и воздействуя на них снизу и изнутри (концептуальное управление). Собственно, СИРИЗА особо и не гналась за победой на избирательных участках (не верила в нее), ибо основным полем ее деятельности были площади и улицы греческих городов.

Следует отметить, что «партии – коалиции» могут быть не только левыми. Но тут важно одно обстоятельство – это умение договариваться. Доверие в таких партиях порождается простыми принципами поочередности, сменяемости, функционального представительства, концептуального управления и наличием третейского суда из числа признанных интеллектуалов (этот принцип ярко выражен в СИРИЗЕ). Иногда используется жребий, по которому определяется тот или иной претендент на пост или позицию в партии. Институт жребия используется только в равно компетентной среде.

Партии-коалиции”, как правило, отличает значительная идейная гибкость, демократичная организация и стиль деятельности, отсутствие четких границ между членами и сочувствующими. Вместе с тем, эти партии также сталкиваются с вопросами, связанными с развитием организации и «институциализации капитала».

«Партия – сеть»

— Концепция “расширенных партийных сетей”. Не партийные организации + социальные и общественные иницицативы, а наоборот – общественные активности + партия как их участник.

— Парфункционеры и политики — агенты составляющих коалиции сильных меньшинств. Зависимость политиков от решений актива (по Мэтту Гроссманну и Кейси Домингесу).

— Он-лайн членство.

— Решения принимаются механизмами “живой демократии” или динамичным делегированием голоса более компетентным.

В качестве рабочих моделей используются совместный текстовый редактор PiratePad и платформа Liquid Feedback («Текучая Обратная связь»). Сегодня «Liquid Feedback» используется в качестве базовой платформы партиями пиратов Германии, Швеции, Швейцарии и Аргентины. В Украине это могут быть инструменты «CIVIL SOCIETY APP» (Инструменты Гражданского общества) на платформе «Гуртом.моби». Главное отличие этого инструмента от Фейсбук — он позволяет не дискутировать или комментировать высказывания, а действовать. Этот инструмент дает возможность генерировать инициативы, создавать группы их продвижение и практического осуществления, финансировать эти инициативы, оценивать их результаты.

Повышение компетентности и профессионализма через делегирование полномочий. Каждый гражданин может принять участие в государственных политических процессах с помощью интернета. Однако, всеобщее прямое ежедневное участие граждан в управлении страной должно не вступать в противоречие с принципом компетентности.

Противоречия принципов равного участия (1 голос – 1 человек) и компетентности того, кто принимает решение можно разрешить при помощи делегирования голоса более компетентному человеку. Речь не идет об очередных выборах, а о предоставлении права решать в этом конкретном случаи, человеку который является экспертом в этой отрасли. При этом, свой голос при делегировании гражданин может отозвать в любой момент, если посчитает, что делегат не отображает его позицию. Не исключено, что нормой политической ответственности станет принцип «блокчейн». Автоматический протокол в договоре между избирателем и представителем партии: не выполнил обещание к определенной дате – автоматическое выбывание из политики (лишение права быть избранным на некий строк).

— Контроль через доверие. Отзыв мандата у делегата партии, который стал депутатом совета должен быть урегулирован путем подписания договора о совместной деятельности как предмета публичного права.

— Недоминация и множество. Работают не регламенты и громоздкие уставы, а принятые в этом сообществе простые принципы. Это больше практики чем документ. Это предполагает существование в одной “партии – сети” сообществ с разными ценностями (консерваторов и либертарных левых). Главное – не доминирование одной из ценностных груп над другими и признание права других на существование. Ожнако их объединяет общая рамка – видение модели будущего (даже двумя-тремя мазками).

— Живая программа. Сотворчество активистов. Класическим примером этой позиции является Партия отчетности, компетентности и прозрачности Канады (PACT), которая ранее называлась Онлайн – партия. Это единственная федеральная политическая партия, которая позволяет любому зарегистрированному избирателю участвовать в выработке платформы партии независимо от политической принадлежности или убеждений, предоставляя своим членам право комментировать и голосовать непосредственно по каждому вопросу, а также гарантируя подотчетность избранных представителей.

— Возврат морали в политику. Только наиболее компетентные делегаты, с высоким доверием сограждан, получат возможность исполнять функции формализации решений граждан. Как отмечается в программном манифесте германской Партии пиратов «прямая демократия» есть рациональное управление плюс народный контроль, направляемый моральными рефлексами народа».

Следует отметить, что «партии – сети»это в основном не левые партии. Сложное сочетание либертарианства, либерализма, консерватизма, национализма и евроскептицизма.

Например, Партия свободы Нидерландов, которая создана Гертом Вилдерсом фактически, состоит из одного человека, но активно участвует в политической жизни страны, создавая себе поддержку и рекрутируя нефикcированных членов партии с использованием онлайн-технологий. Вилдерс защищает ценности европейской цивилизации (христианство, свобода, правление закона, отделение церкви от государства) от исламских ценностей, часто переходя в лагерь радикальных националистов.

Движения пяти звезд в Италии шоумэна Беппе Грилло вообще является феноменом “партии блогосферы”. Блог Беппе Грилло входит в десятку наиболее популярных политических блогов в мире, в нем участвуют пользователи из более 1000 городов, из 22 стран мира.

Движение Паликоты / Твое движение в Польше солидаризируется с либертарианскими ценностями свободы, однако включает в свой идейный багаж и социальную справедливость, солидарность и равенство.

Партия простого народа и независимых личностей Словакии вообще позиционируется как консервативная партия. Она исповедует традиционные ценности Словакии, безопасную среду проживания и воспитания детей, ответственность и уважение к свободам других, права меньшинств; она выступает против коррупции, за верховенство закона, ответственное управление без чрезмерной бюрократии.

Пиратские партии Швеции, Аргентины и Германии. Пиратские партии скорее проповедуют ультралиберальные принципы. Их целями являются защита прав человека и фундаментальных свобод в цифровой век, реформа патентных прав, поддержка информационной приватности, открытости и свободного доступа к информации

Все три типа политических партий имеют общие характерные признаки и особенности.

  • Обязательное личное гражданское участие в управленческих процессах. Особая трактовка понятия «гражданства», как осознанных прав и обязанностей.

  • Мобильность и гибридность. Эти партии проявляют значительную идеологическую гибкость, адаптивность по формам самоорганизации и восприимчивы к инновациям.

  • Отказ от громоздкого и неэффективного механизма представительной демократии и многоступенчатого механизма принятия политических решений в государстве.

  • Существование вне представительной (электоральной) демократии. Они способны выступить против парламентаризма и даже против разделения властей. Эти партии могут существовать вне представительной (электоральной) демократии. А значит они могут в своей среде создать ИНУЮ систему, которая будет в состоянии заменить представительную демократию.

  • Осознанное сотрудничество противоречий. Там нет ценностей, а есть принципы общежития. Рамочность идеологии позволяет обеспечить гармоничное сотрудничество разных ценностных групп.

ПЕРЕХОД

Партии нового типа, которые придут в ближайшее время в украинскую политику очевидно не будут рафинированными отображениями вышеприведенной классификации. Скорее это будет постепенное выдавливание традиционных форм партийной организации и отношений внутри партийной системы. Все будет происходить постепенно, но неизбежно.

1) Прорастание новых субъектов изнутри нынешней партийной системы. В существующих партиях уже используются новые элементы («Сила людей» и ДемАльянс и др).

2) Усиление анти-политических и анти-эстеблишментских настроений. При этом следует ожидать осложнение конвертация этого тренда нынешними популистами (Ляшко, Тимошенко и др)

3) Перенос центра генерирования смыслов из партий в гражданскую среду (экспертное сообщество, клубы, аналитические центры). Идейное исчерпание традиционных партий.

4) Эра клубов. Поиск альтернативы. Формирование среды, которая, по достижению критической массы, станет питательным гумусом для проростания партий будущего в Украине.

5) Сверх-идея. Визионерство и практика «нового доверия». Великая идея предполагает новый тип отношений между участниками движения и иную мотивацию. В комплексе с принципами недоминации, жребия и компетентности везионерство способно сформировать новую традицию.

6) Формирование субъекта(ов) иной системы и объединение вокруг них контрэлиты.

7) Приобретения ресурса.

8) Крах «картельной партии» и «олигархического консенсуса». Это произойдет в краткосрочной перспективе.

9) Работа в корнях общества в качестве «акушеров» новой Системы.

10) Выход на политическую арену и / или электоральный успех.

А потом начнется самой интересное.




Комментирование закрыто.