Атака Кремля на Верховную Раду провалилась

Сергей Климовский, "Хвиля"

Олег Ляшко

Выход из коалиции радикалов во главе с Ляшко, в отличие от взрыва гранаты, не случайность, но решение принимал не Ляшко. Еще весной регионалы из «Оппоблока» мечтали, а эксперты Кремля «научно» предсказывали досрочные парламентские выборы осенью. Неважно, что вся научность стояла на двух «китах»: желании заказчика и возможности их совместить с местными выборами.

Кремль работает над устранением Порошенко, но импичмент ‒ процедура сложная, долгая, требует больших денег, и нет гарантий, что хохлы деньги возьмут, а импичмент провалят. Организовать весной «народное восстание» под кодовым названием Майдан-3.0 не удалось, притом, что все старались и деньги взяли. Поэтому досрочные парламентские выборы в Кремле рассматривали как более реалистичный вариант. Но чтобы запустить этот процесс надо инициировать распад коалиции, чем 1 сентября на второй день сессии и занялся Ляшко, заявив о выходе из нее Радикальной партии.

Но с уходом Ляшко – как в поговорке «баба з возу – кобилі легше». Без него коалиция обойдется и только выиграет в имидже, получив как бонус портфель вице-премьера от радикала Вощевского. К ночи Ляшко узнал, что «Самопомощь» на его провокацию не поддалась, и в полночь уже стоял с сотоварищами под дверью у Порошенко. Формально, из-за своего побитого однопартийца Юрия Чижмаря, в прошлом советника донецко-московской власти в Киеве. Более реально, профессиональный провокатор Ляшко пришел просить мира, и чтобы его не сильно били. Но тут, что называется, «умерла, так умерла».

Попытка Кремля спровоцировать досрочные выборы не удалась. В целом она похожа на другие его тупиковые проекты вроде «Турецкого потока». Дело в том, что Верховная Рада может функционировать и при отсутствии коалиции, как это было в 2012-2013 году, когда КПУ номинально не вошла в коалицию с ПР. Рада может принимать решения и при отсутствии в ней коалиции, которая в принципе нужна лишь на старте после выборов, чтобы сформировать правительство. В таком формате Рада может функционировать до новых выборов, если она сама или президент не захотят изменить ситуацию. Поэтому даже выход «Самопомощи» и «Батькивщины» не гарантирует автоматически досрочных выборов, но позволяет поставить о них вопрос и долго его обсуждать. Однако Кремль входит в цейтнот, времени у него остается все меньше, зато растут подозрения, что все эти «оппозиционные хохлы», просто разводят его на бабки. Поэтому в Кремле нервничают и требуют активных действий. С этим связаны и масштабные поджоги 2 сентября лесов на левом берегу Киева, и взрыв в ту же ночь на Оболони, – ФСБ вышло из отпуска.

Но сейчас в досрочных выборах никто, кроме Кремля, части совсем замечтавшихся в ожидании реванша регионалов из «Оппоблока», и оказавшейся вне Рады «Свободы», не заинтересован. Новая партии УКРОП тоже не заинтересована, так как в силу даты своего рождения, раньше осени 2016 года участвовать в них не может. Но главное, выборы при нынешнем состоянии партийно-политической жизни бессмысленны, так как не ведут к революционному очищению политического ландшафта Украины. К ним не готовы ни партии, ни политические силы, ни гражданское общество, ни население.

Население сильно политически дезориентировано, по советской привычке смотрит на государство все еще не как на свою собственность, а как на оккупанта, своих в радах всех уровней не видит, и озабочено лишь вопросом: когда закончится война и кто победит? По этой причине на выборы в 2014 г. пришло 52% избирателей. Ничего ужасного, в 2012 г. на них пришло 54%, а в Швейцарии на них ходит 40-46%. В античных Афинах тех, кто не ходил на выборы, ссылаясь, что сильно занят и ничего не смыслит в политике, называли «идиотами». Полиция, набранная из скифов-рабов, палками сгоняла идиотов на выборы и собрания, приучая к мысли, что гражданин должен думать и уметь выбирать, если хочет жить в нормальной прогрессирующей стране. Коммунисты долго убеждали, что выборы – это буржуйский обман, ходить на них и думать не надо, а надо поддерживать начальника компартии, которая все знает. Поэтому половина из неходячей половины ходит только на выборы президента как начальника партии и страны.

Так как эта половина для выборов потеряна, то партии могут рассчитывать только на ту половину, которая на выборы ходит, и потому ее можно назвать гражданским обществом. Гражданское общество сейчас тоже сильно дезориентировано, но по другим причинам. Во-первых, старое деление на хороших левых и плохих правых давно не работает, как и понятия – социализм и капитализм, а ничего внятного взамен нет.

Во-вторых, общество жаждет новых партий, но «на манеже все те же», а новые партии ведут себя совсем не так, как ожидается. Поэтому дезориентирована не только прогрессивная часть общества, но даже реакционно-консервативный электорат коммунистов устал от Симоненко, и взывает к духу Сталина на своих партийно-спиритических собраниях.

Прогрессивные политические силы – наиболее активная и деятельная часть общества, заняты волонтерством, войной, реформированием государства и производств. Времени на создание партий и идеологий почти не имеют. Реакционные политсилы ждут Путина, заняты саботажем и диверсиями. Консервативные силы просто ждут: куда все повернется, заняты исполнением служебных обязанностей, своим благополучием, и уклонением от мусорных люстраций и других атак прогрессистов. Консерваторы, подобно Кернесу, готовы вешать на себя любые ленточки, лишь бы кроме ленточек ничего не менялось. Но в период активных перемен и войны быть консерватором крайне сложно, ‒ обстоятельства относят в ту или иную сторону. Поэтому консерваторы за скорейшее окончание войны на условиях России, но предпочли бы с ней поторговаться, а с реформами не спешить.

Такое сочетание этих трех факторов не позволяет рассчитывать, что досрочные выборы весомо изменят партийные пропорции в Верховной Раде. Более того, партии из лагеря Майдана могут отменить мажоритарку и провести выборы только по партийным спискам, из-за чего «Оппоблок» потеряет половину своих депутатов. Регионалы-мажоритарщики и «старый лис» Владимир Литвин, примкнувший к партии «Воля народа» покойного Игоря Еремеева, вновь идти на выборы не хотят. Поэтому все эти регионалы из «Оппоблока», «Возрождения» и «Воли народа» сидят тихо под колпаком у Порошенко, голосуют как надо, и позволяют себе легкую фронду, когда Порошенко их мнение безразлично. Вся эта троица понимает: шансов попасть в Раду, в случае выборов по партийным спискам, у них нет. «Оппоблоку» вообще логичней назваться «Союзом за выживание в Верховной Раде».

По иронии истории у Порошенко сейчас есть более сильный инструмент давления на эту троицу, чем у Кремля, так как «Солидарность» в любой момент может инициировать пересмотр закона о выборах в Верховную Раду. Поэтому Кремль вынужден инициировать досрочные выборы только через Ляшко, которого он держит на коротком поводке, но не может подвигнуть к этому финансово независимую оппозиционную троицу, – в окна всех их выпрыгнуть не заставишь.

Неприкаянная «Самопомощь», которая никак не найдет себя в революции, если хочет сделать что-то полезное, могла бы проявить инициативу и начать продвигать законопроект об отмене мажоритарки в выборах в Верховную Раду. Но пока «Самопомощь», претендующая на почетное звание партии Майдана, заслужила в Киеве, где получила больше всего голосов, титул «разочарование года» из-за своих странных колебаний. «Батькивщина» за отмену мажоритарки не возьмется, по причине своей организационной и финансовой специфики.

В целом у партий коалиции тоже сейчас нет весомых причин совмещать досрочные и местные выборы. Вдобавок у всех сейчас кадровый голод перед местными выборами и трудности с финансами. В такой ситуации радикалы Ляшко и регионалы-реваншисты оказываются единственными в Раде, кто может требовать досрочных выборов. Но на дачу к Кивалову снова может случайно заехать бульдозер и случайно зайдут прохожие, чтобы поближе узнать о жизни лучшего счетовода страны. Поэтому проект Кремля «распад коалиции и досрочные выборы» на данном этапе такая же бессмысленная трата денег, как «Турецкий поток» и мост в Крым. Империи перед своей кончиной любят швырять деньги на ветер. Но это проблема империй. В Украине сейчас другая проблема ‒ революционная зачистка политического ландшафта на местном уровне и придание ему «человеческого лица». От того, как она будет решена, будет зависеть лицо следующей Верховной Рады и многое другое.




Комментирование закрыто.