День гнева по-украински: повестка дня

Константин Матвиенко, для "Хвилі"

Теоретически такие власти можно было бы игнорировать, как специально не обращают внимания на, заигравшихся и, пытающихся втянуть взрослых в свои игры, детей, чтобы не поощрять их неуместную активность. Но, эти «дети» великовозрастны, не способны к развитию и обучению, наконец – просто опасны! Государство Украина является главной угрозой для страны Украина. Причем, это государство, которое все дороже обходится своим налогоплательщикам, одинаково опасно, как своими действиями, так и бездействием.

С действиями властей уже все более-менее понятно – воровство, разбазаривание природных и инфраструктурных, ресурсов, присвоение национального богатства, создание крайне непривлекательного образа страны в цивилизованных сообществах, что генерирует репутационные проблемы для украинцев в «приличных странах»…

Уровень внутренней и внешней безопасности в Украине один из самых низких в Европе. При этом, дефицит внешней безопасности еще худо-бедно компенсируется отсутствием, в краткосрочной перспективе, достаточно выраженного интереса к нашей стране, как к объекту открытой экспансии, а внутренней – толерантностью общества. Мы даже революцию на Майдане умудрились провести без проявления насилия.

Анализировать «державное» бездействия сложнее. В первую очередь из-за отсутствия целостной картины того, что же собой представляет Украина, как сложный объект управления. Государство почти не изучает страну. Результаты эклектичных и фрагментарных исследований, которые все же иногда проводятся, не публикуются. Даже плановую перепись населения в этом году отменили – не сумели организовать и, вместе с тем, побоялись ее реальных результатов.

С начала девяностых украинское государство последовательно и планомерно дезертирует из зон своей ответственности. Когда оно уходило, например, из кабинетов стоматологов или из ателье пошива одежды, то это можно было лишь приветствовать, но к сегодняшнему дню оно уже, в частности, оставило большую часть сферы медицинских и образовательных услуг, умудрившись кардинально увеличить их стоимость и снизить качество, благодаря массовой коррупции.

За двадцать лет независимости национальному культурному наследию нанесен не меньший урон, чем за семь десятков лет советской власти. При попустительстве или прямом содействии властей застраиваются охранные зоны многих памятников архитектуры, исторические ландшафты и берега, уничтожаются интерьеры уникальных церквей и других памятников истории, а сами они часто сгорают дотла. Воровство экспонатов в музеях, архивах и библиотеках, а также раскопки черных археологов приобрели «промышленные масштабы».

Четыре процента территории Украины находится под свалками бытовых и производственных отходов. Источники воды питьевого качества – большой дефицит. Лес вырубают, краснокнижные виды растений и животных уничтожают…

Самым успешным государственным мероприятием в современной Украине следует признать введение гривны. Она действительно стала настоящим средством платежей, впрочем, наравне с долларом и евро, применяемых в огромном теневом сегменте народного хозяйства. Платежная система страны, слава Богу, эффективна, а объем золотовалютного запаса Национального банка имеет микроскопическую тенденцию к росту, благодаря питательным инъекциям от МВФ и других кредиторов. Почему они кредитуют Украину – большая загадка. Скорее всего, это делается в расчете на грядущую приватизацию сельскохозяйственных земель.

Те украинские граждане, у которых есть такая возможность, просто бегут из страны. В десятку наиболее значительных источников поступления конвертируемой валюты в Украину входят средства, легально пересылаемые трудовыми эмигрантами своим родственникам. Количество людей работающих за границей исчисляется миллионами, но установить корректную цифру не представляется возможным из-за теневого характера их занятости.

В нарушение Закона, прямо запрещающего двойное гражданство, получение паспортов других стран, при сохранении украинского, становится массовым. Наиболее популярными в этом плане являются страны Евросоюза, а также Израиль, Россия и «банановые республики». Имеют место случаи, когда депутатами и мэрами избираются лица, тайно получившие второе гражданство

Украинское государство растворяется по факту. Хорошая новость состоит в том, что роль «растворителя» отчасти играет украинское общество. Плохая – стихийно дезинтегрируя власть, общество не работает над формированием новых систем общественных взаимоотношений в стране.

Так называемое «украинское гражданское общество», за редкими исключениями, представляет собой сборище грантоедов – особую социальную прослойку, существующую за счет симбиоза с властями на средства, выделяемые западными благотворительными фондами для поддержки «демократических процессов в Украине». Чем менее цивилизовано выглядят власти, тем лучше на этом фоне смотрятся «наемные демократы». Хотя, с ними все же лучше, чем без них. Главная, претензия к грантоедам состоит не в том, что они представляют собой секту по утилизации финансовых ресурсов зарубежных доноров, а в низком уровне профессионализма и чевоизволинской конъюнктурности. Тоже относится и к другой, афилированной с грантоедами, группировке в охвостье украинского политического класса – политологам.

Они также являются неотъемлемой деталью ландшафта украинской демократии – призваны изображать ее в прямых эфирах теле и радиоканалов, на круглых столах и семинарах. Этой же цели служат и жаркие споры телеполитиков, которые зачастую вообще не имеют никакого отношения к настоящим процессам принятия политических решений. Самая читаемая украинская писательница современности сравнила подобных персонажей с «ярмарочными обезьянками на потеху почтеннейшей публике». Политика и власть живут в своем теле-балагане, а остальное общество «в реале». Свобода слова вырождается в свободу трепа.

При этом, общество живее политиков. На, прошедшей в конце февраля в Киеве, первой Украинской конференции политтехнологов, одной из тем, интенсивно обсуждаемых в публичных выступлениях и, с еще большим интересом в кулуарах, был вопрос о дате начала массовых выступлений населения против низкого уровня жизни, коррупции некомпетентной власти и вообще: «за все хорошее доброе и светлое». Сошлись на «высоконаучном» мнении, что день Гнева наступит скорее раньше, чем позже.

В рейтинге стран «беременных революцией», составленном недавно газетой The Wall Street Journal Украина находится на 22-м месте. (Россия, например, на 40-м). Украинская власть прибывает в пассивном ожидании развития событий. На упомянутой Конференции политтехнологов даже обсуждался вопрос о ее физической защищенности.

Что же будет после? Кризис электоральной демократии выдвигает на повестку дня формирование нового типа организации общественных взаимоотношений – информационных государств. Украинское общество постепенно созревает для такой трансформации. Неадекватная обществу власть, которая исключается и самоисключается из многих общественных процессов, – досадная, но все более мелкая помеха на этом пути.

Информационное общество генерирует, как новые способы коммуникации, так и новые сообщества – субъекты гражданского действия. Их сложно контролировать. Еще сложнее ими манипулировать. В информационной среде пробуксовывают даже обычные рекламные технологии стимулирования продаж товаров и услуг, не говоря уже о политическом маркетинге. Возникают и начинают развиваться параллельные общественные отношения, в которых нет места государствам, функционирование которых базируется на архаических формах взаимодействия с обществом. Информационные технологии дают возможность внедрить новые формы осуществления прямой демократии – интернет-голосование на выборах и референдумах, выполнение бюджетов он-лайн, публичность заседаний всех коллегиальных органов власти, которая обеспечивается скайпом, прямой доступ к базам данных органов власти и упрощения процедуры обращений для граждан.

Политики, большинство политологов и политтехнологов, избегают обсуждения новых технологических обстоятельств человеческого бытия и их влияния на трансформацию государственного устройства. В этом их фундаментальная, непреодолимая архаичность. Это хорошо, потому, что у украинского общества появляется дежурный шанс, оставив их на берегу, двинуться в плавание будущего без них. Конечно, они будут «хватать за полы», путаться под ногами, «зайцами» проскакивать на борт, но для этого существует принцип общественной люстрации. В отличии от люстрации законодательной, общественная предполагает договоренность граждан не голосовать за бывших народных депутатов, министров, глав администраций… Сама договоренность может быть осуществлена через интернет-коммуникацию, а люстрационные списки будут представлять собой простой перечень всех парламентариев, членов правительств, губернаторов и глав районов за весь «период наблюдения» – годы независимости. Формальный должностной признак включения в эти списки нужен, чтобы избежать злоупотреблений со стороны самих «люстраторов».

Моментальное, шоковое имущественное расслоение, произошедшее в Украине в очень короткий срок, создает этические предпосылки к тому, что бы возник вопрос о национализации, по крайней мере, стратегических производств – энергетики, предприятий коммунального хозяйства, транспорта. Слишком наглядно и демонстративно присваивались ликвидные активы и слишком много людей дееспособного возраста остро ощущают несправедливость этого процесса. Так же приобретет популярность идея конфискации «позорной собственности». Речь, в первую очередь, о зданиях и сооружениях, строительство которых повредило природе, памятникам истории и культуры, а также другим общественным интересам.

К сожалению, в украинскую повестку дня Гнева национализация и конфискация, будут включены непременно. «К сожалению» – потому, что это подорвет, и без того низкий уровень доверия к Украине, но то, каким образом упомянутые активы приобретались, оставляет мало шансов их нынешним владельцам удержать права на них, а тем более закрепить их за своими наследниками. Эти граждане сами долго и вдохновенно разрушали правовую систему страны, в частности, и как механизма гарантий права собственности.

Еще двумя пунктами «гневной повестки» должны стать новые принципы экономической и социальной политики. В экономике стержневым вопросом остается проблема продовольственной безопасности. Ее решение в стимулировании теневого рынка продуктов питания. Бабушки, продающие с асфальта, произведенные в частных хозяйствах тяжелым ручным трудом, овощи, мясо и молоко, осуществляют миссию предохранителя от голодных бунтов. Поддержка малых хозяйств важнейшая задача общества сегодня и будущего государства – завтра. Это не понравится Всемирной Торговой Организации и Европейскому Союзу – пусть. Зато гарантирует населению доступность традиционных продуктов. Много для такой поддержки не требуется. Прежде всего: законодательно закрепить право торговли «где попало», что, на самом деле, и так имеете место, но при этом торгующие подвергаются поборам и вынуждены включать эту коррупционную составляющую в цену своих продуктов. Во-вторых, следует развернуть доступную сеть лабораторий, чтобы покупатель мог быстро и недорого удостовериться в безопасности продуктов. На самом деле, государство уже исключено из товарно-денежных взаимоотношений, (т.е. не получает легальных платежей), при приобретении практически всех видов овощей и примерно половины мяса. Следует расширять эту номенклатуру продовольственных товаров и нарастить объемы их продаж.

О стратегических производствах говорилось выше, но есть еще одна жизненно важная отрасль народного хозяйства – электроника и программирование. Даже сегодня, например, Львов входит в тридцатку ведущих IT-центров мира. Программисты, живущие в Украине и продающие свои продукты за рубеж, совокупно зарабатывают уже порядка миллиарда долларов в год – четвертый или пятый показатель в градации источников конвертируемой валюты, без учета кредитов. Но, дело не в этом. IT-отрасль сегодня принципиально меняет технологии общественного взаимодействия.

Электронные паспорта – реальность ближайших лет. Паспорт будет представлять собой надежное электронное устройство, которое не только зафиксирует персональные данные, включая биометрические, но и «поработает» трудовой книжкой, пенсионным удостоверением, водительскими правами, страховым полисом… Он сможет служить пожизненным устройством двусторонней связи со всеми государственными службами. Такой паспорт и программное обеспечение его функционирования следует изготовлять в Украине.

Кстати говоря, вручать паспорта целесообразно уже в четырнадцать лет, а возрастной ценз участия в голосовании, вполне можно снизить до шестнадцати лет. При этом, право быть избранным должно реализовываться только при наличии среднего образования. Строк же бесплатного обучения в школе необходимо увеличить, включив в его программу первичную профессиональную подготовку. Эти новации станут важными элементами новой социальной политики.

Сейчас в Украине остро стоит проблема «закрытия» десятков городов и тысячи сел. Проживание там все более усложняется из-за развала инфраструктуры, старения населения и, как следствие, отсутствия денег в бюджетах. Прежде, чем ликвидировать такое количество территориальных общин, придется построить минимум четыре города – в четырех климатических зонах страны, куда переселить людей из стагнирующих населенных пунктов. Для этого нужно создать целую индустрию, частью которой станет и конвейер демонтажа, выше помянутой, «позорной собственности», а также ветхих и опасных строений.

Проектирование таких поселений, которые будут комбинировать собственно городской и сельский тип застройки, должно вестись с учетом перспектив развития новых производств и сервисов, которые будут привлекать туда молодежь.

Расширение прав местного самоуправления должно включить в себя не только гарантии для территориальных общин самостоятельно распоряжаться местными бюджетами, землей и другой коммунальной собственностью. Им следует предоставить возможность самостоятельно принимать решения относительно, например, таких сложных в этическом плане, на сегодня, проблем, как легализация легких наркотиков, эвтаназии или предоставления права гражданам создавать семьи-корпорациии из более, чем двух членов. Это отнюдь не призыв узаконить упомянутые явления, а предложение перенести уровень решения этих проблем непосредственно в территориальную общину. В случае, если государство пойдет на легализацию, например, проституции у общины будет возможность остаться свободной от нее.

Субъектами самоуправления – партнерами государства, кроме территориальных, должны стать и сетевые общины – сообщества граждан, объединенных общими проблемами и интересами. От традиционных общественных организаций они отличаются тем, что их члены имеют право по собственному усмотрению направлять часть уплачиваемого ими налога на доходы физических лиц на нужды этих сетевых общин. При вступлении в такую общину юридического лица, оно получает право таким же образом поступать с частью налога с прибыли. Примерами сетевых общин могут быть сообщества, включающие в себя лиц с особыми потребностями, религиозные, спортивные, молодежные, природоведческие организации, а так же – автомобилисты, велосипедисты, туристы… . Во скольких бы сетевых общинах не числилось бы членом то или иное лицо, процент налога, направляемый им по собственному усмотрению не увеличивается.

Украина стоит перед дилеммой: либо трансформация в информационное, сетевое государство доверия, как прообраза нового типа цивилизации; либо растворение в других цивилизациях.

Очередным признаком возможности такого развития событий являются события, происходящие сегодня в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Рано или поздно образованные и энергичные оппозиционеры в этих странах осознают возможность объединения в Третий Халифат – сетевой. Они сообща начнут трансформировать и развивать, сначала территориальное ядро этой новой сетевой цивилизации, но вскоре их общины будут все более притягательными для жителей других стран, независимо от национальной принадлежности. Это уже происходит во многих странах, и в Украине, в частности.

Сокращенный вариант этого текста был опубликован в московской «Независимой газете»




Комментирование закрыто.