Как Украине нужно разговаривать с Западом: мастер-класс от Токугавы Иеясу

Александр Чекалов, для "Хвилі"

Битва при Сегихара

На днях Юрий Романенко представил стратегию передачи месседжей западному обывателю. Я же, с удовольствием, напомню Вам, как такая стратегия была реализована на практике, пожалуй, одной из самых известных фигур японской истории Токугавой Иеясу, во время битвы при Секигахара.

21 октября 1600 года возле японской деревни Секигахара сошлись в решающей битве войска, так называемой, западной коалиции под командованием Исиды Мицунари и восточной коалиции под командованием Токугавы Иеясу. Но исход битвы решил генерал по имени Кобаякава Хидэаки, который вместе со своими самураями расположился на горе над полем боя. Формально, его войско было частью западной коалиции, но, до начала битвы, он тайно провел переговоры с Токугавой, заверив последнего, что в решающий момент выступит на его стороне.

Начался бой, постепенно западная коалиция перехватила инициативу, и каждая минута, казалось, приближает неотвратимую победу западников. В этот момент Исида Мицунари послал сигнал ракетой Кобаякаве Хидэаки вступить в бой, с целью смести войска Токугавы Иеясу решающим фланговым ударом. Но Кобаякава остался на месте. Также, он не спешил вступить в бой на стороне Токугавы, даже тогда, когда стало очевидно, что его участие критично для восточной коалиции. Его гамлетовские мысли в этот момент требуют некоторого пояснения.

Та гражданская война была, по сути, попыткой Токугавы Иеясу, захватить верховную власть и сместить малолетнего наследника «объединителя Японии» Тоётоми Хидэёси, Исида Мицунари же защищал его законное право наследования. Кобаякава Хидэаки был племянником и приёмным сыном Тоётоми Хидэёси, но после рождения у Хидэёси собственного сына, он был усыновлен одним из вассалов своего дяди. В двадцать лет Кобаякава командовал неудачной второй корейской компанией, за что подвергся жесточайшей критике со стороны армейского инспектора Исиды Мицунари, вследствие чего, попал в немилость к своему дяде.

В тот день на горе в его голове наверняка боролись чувство долга и личная обида, кровное родство и собственная выгода. Будущий сёгун наверняка мог бы убедить его за чашкой чая, найти нужные струны и склонить колеблющегося двадцатитрехлетнего генерала на свою сторону. Но у Токугавы не было времени на официоз, не было ни одной лишней минуты, потому он развернул свои пушки на армию Кобаякавы Хидэаки, и дал залп. В ту же минуту 15,5 тыс. самураев устремилось с горы во фланг армии Исиды Мицунари…

Не остается никаких сомнений в том, что Токугава Иеясу затерялся бы в истории как мятежник-неудачник, не найди он в тот момент быстрого и надежного способа доставить месседж: «Ты не останешься в стороне. Это и твоя битва тоже. Самое время определиться!»




Комментирование закрыто.