Как Сталин Украину расширял: формирование современных границ Украины в 1939-1945

Сергей Удовик, для "Хвилі"

Черчилль Рузвельт Сталин

В последнее время ситуация между Украиной и Польшей начала напоминать времена националистических баталий, характерных для Европы XIX века и раннего модерна. В то время, как мир входит в метамодерн и передовые страны стремятся занять лучшие позиции в грядущей 4й индустриальной революции, застрявшие в прошлом страны Восточной Европы пытаются разрешить загнанные вглубь конфликты прошлого.

Социально активные украинцы пребывают в плену ложных мемов, концептов и исторических интерпретаций, разработанных в ходе Холодной войны Это и не позволяет стране строить эффективную внешнюю политику в контексте требований XXI в. Одно из таких драматических заблуждений – история вхождения Западной Украины в состав Украины.

Одни искренне считают, что Западная Украина присоединилась к нам благодаря Чуду, ниспосланному украинцам, поскольку они древнейшая нация Европы и центр мировой цивилизации. И ждут нового Чуда, когда к нам присоединяться земли от Лемковщины и Подляшья до Кубани и Волги. Другие уверены, будто Восточная Галиция и Волынь вошли в состав УССР по преступному Пакту Молотова-Риббентропа 1939 г. Однако тогда эта граница была признана только Германией и ее союзниками и никакого отношения к послевоенному утверждению границ не имела.

Эту границу категорически не признавало эмигрантское польское правительство в Лондоне и западные страны. Они трактовали такое присоединение как аннексию. После нападения фашистской Германии на СССР польский премьер эмигрантского правительства генерал В. Сикорский по радио заявил, что Россия упразднит пакт 1939 г. и опять вступит в силу Рижский договор. Начались переговоры между ним и Сталиным, на которых вопрос изменения границ было решено вынести за рамки договора. 30 июля 1941 г. в Лондоне премьером В. Сикорским и советским послом И. Майским был подписан советско-польский договор. Он гласил:

«1. Уряд СРСР визнає радянсько-німецькі договори 1939 року стосовно територіальних змін у Польщі за такі, що втратили силу. Польський уряд заявляє, що Польща не звязана жодною угодою з будь-якою третьою стороною, спрямованою проти Радянського Союзу».

Ст. 2 передбачала негайне відновлення дипломатичних відносин між СРСР і Польщею»1.

Польское правительство подразумевало, что после победы над Германией границы будут восстановлены по состоянию на 17 сентября 1939 г. В то же время Советский Союз выступал за воссоздание Польши в пределах ее этнической территории, т.е. в границах на 22 июня 1941 г.

США были на стороне Польши и руководствовались доктриной Стимсона, которая не признавала территориальных изменений, совершенных путем насилия. Того же мнения придерживалась и Британия, которая не поддерживала любые изменения границ, осуществленные после августа 1939 г. Этот спорный вопрос и Черчилль, и Рузвельт активно использовали в торгах со Сталиным по другим важным для них вопросам.

14 августа в Москве между СССР и Польшей были подписаны военные соглашения по созданию польской армии в СССР. Ее командующим был назначен генерал В. Андерс. 3 декабря 1941 г. состоялась напряженная встреча Сталина с премьером польского правительства Сикорским. Одним из ключевых на этой встрече был вопрос границ. Сикорский говорил откровенно:

«Багато українців були і є германофілами, нинішня війна це довела, а тому спершу ми, а потім ви мали з ними багато клопоту, навіть з тими поміж них, що прикидалися комуністами, але під час відступу радянських військ були серед перших, хто стріляв у них. <…> Кордон 1939 року не повинен ставитися під сумнів»2.

Сталин отметил, что «нам надо самим установить границы до мирной конференции» и пообещал, что не обидит поляков. На следующий день была подписана общая декларация о дружбе и взаимопомощи между СССР и Польшей в борьбе против немецких захватчиков и в послевоенный период. Поскольку границы по договору 1939 г. между СССР и Германией не были признаны мировым сообществом, Сталин повел борьбу за признание новых границ УССР (в составе СССР) по двум направлениям.

Во-первых, необходимо было заручиться одобрением новых границ с Польшей у Британии и США (т.е. признания их мировым сообществом).

Во-вторых, требовалось получить согласие на новые границы у Польши, без чего первый пункт был не выполним. Эта задача представляла неразрешимую проблему.

Польские лидеры, да и все поляки, абсолютно искренне считали Восточную Галицию и Западную Волынь исконно польскими землями, а королевский город Львов – исключительно польским городом. По переписи 1931 г. во Львове 63,5% населения составляли поляки. Под Львовом родились два польских короля – Ян III Собесский и Михаил Корибут Вишневецкий (умер во Львове), великий коронный канцлер Польши Станислав Жолкевский. Здесь находились королевские дворцы и памятные места польской истории. Даже в ситуации крайней нужды Польша не собиралась уступать эти земли, родину целой плеяды выдающихся польских государственных деятелей, политиков, писателей и ученых.

Сталин начал политические переговоры с Британией. Пребывая в 1941 г. в тяжелейшем положении, Британия была крайне заинтересована в союзе с СССР. Министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден на декабрьских переговорах со Сталиным в Москве высказал возможность признания советских границ 1941 г. на основе линии Керзона. Однако Британия была вынуждена считаться с США, которые наотрез отказывались рассматривать переустройство границ вплоть до послевоенной мирной конференции.

США надеялись, что после войны Союз окажется совершенно ослабленным и этот вопрос решится сам собой. Этого же мнения придерживался и Черчилль, поэтому он успокаивал В. Сикорского, что границы следует признать ситуативно, а когда после войны ситуация изменится, от своих обещаний можно уклониться.

На майских переговорах Молотова в Лондоне уже был готов договор с пунктом о признании новых границ УССР, однако жесткая позиция США заставила Англию его снять. Советско-английский договор о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе был подписан 26 мая 1942 г. на 20 лет.

По-видимому, обещание второго фронта побудило Сталина отказаться от категорического требования признать Британией факт воссоединения Западноукраинских земель с Украиной. После этого Молотов вылетел в США. Коммюнике об открытии США и Англией второго фронта в 1942 г. были опубликованы 12 июня. Однако реальные военные и экономические возможности США и их геополитические интересы не давали ни малейшего шанса на открытие второго фронта в 1942 г. Рузвельт совершенно не собирался менять свои стратегические планы по установлению контроля на Тихоокеанском театре военных действий. Он посчитал, что его заявления об открытии второго фронта достаточно для моральной поддержки советского народа. Такая двуличная политика партнеров по антигитлеровской коалиции упрочила подозрительность Сталина к своим партнерам.

Не лучше обстояли дела и с переговорами с Польшей. 6 декабря 1942 года польский Национальный совет в Лондоне в заявлении о границах категорически потребовал восстановления границ по условиям Рижского договора (1921), а В. Сикорский надеялся, что «після перемоги Польща вийде з цієї війни більш сильнішою й ще більшою по розмірах»3. Обратим внимание, Сикорский надеялся увеличить размеры Польши!

Польские газеты в США и Англии были переполнены материалами о «священных правах Польши на восточные границы», т.е. на Западноукраинские земли, а также на территорию Украины вплоть до Киева и даже до Черного моря. Заявления подобного рода продолжались до марта 1943 г., когда наконец-то были упомянуты и проживающие на этих землях «украинские соотечественники», с которыми, по мнению самих поляков, у Польши были абсолютно гармоничные отношения.

В ответ на эту информационную кампанию 19 февраля 1943 г. в газете «Радянська Україна» появляется статья А. Корнейчука (перепечатанная на следующий день в газете «Правда»). В этой статье Корнейчук обвинил польское правительство в Лондоне в намерении «відірвати від Радянського Союзу західну частину України», на что эмигрантское правительство тут же отреагировало постановлением о неизменности границ на 1 сентября 1939 г.

В июне 1943 г. Сталин, получив послание Рузвельта с планом военной кампании, понял, что второй фронт и в этом году не будет открыт. В знак протеста он отозвал послов из Лондона и Вашингтона. Такой демарш остро поставил вопрос о встрече в верхах, которая состоялась в Тегеране 28 ноября 1943 г. Здесь снова был поднят вопрос о границах. На переговорах между Черчиллем и Сталиным возникла идея о компенсации территориальных потерь Польши на востоке территориями на западе за счет Германии. Черчилль предложил этот вопрос сначала согласовать между лидерами Большой тройки, а потом уже обращаться к Польше. О мнении украинцев речь и подавно не шла. С такой позицией согласился и Иден: «Те, що Польща втратить на Сході, вона може одержати на заході»4.

karta-ukrainyi-v-1939-godu

Возникла острая дискуссия о принадлежности Львова, который, по мнению англичан, должен был находиться на польской стороне. Однако точный текст ноты лорда Керзона Советскому правительству от 12 июля 1920 г. решил исход дискуссии в пользу позиции Сталина – против авторитета лорда Керзона англичанам трудно было возражать. Иден резюмировал, что если в предложениях о границах советская сторона возьмет за основу линию Керзона и линию Одера (т.е. сместит границу Польши на запад за счет Германии), то это послужит основой для урегулирования проблемы. Черчилль поддержал Идена, сказав, что не собирается поднимать шум из-за Львова. Он предложил записать такую формулу соглашения:

«Вважається у принципі, що територія польської держави і нації повинна лежати між так званою лінією Керзона і лінією Одера… Фактичне проведення кордону вимагає старанного вивчення і, можливо, переміщення частини населення у деяких пунктах»5.

Особую позицию занял Рузвельт. В целом соглашаясь с достигнутым компромиссом, он сказал, что в преддверии грядущих президентских выборов в США он рассчитывает на голоса 7 млн. американских поляков, поэтому не может принимать участие в решении этого вопроса до окончания выборов в 1944 г. Таким образом, Сталин одержал на дипломатических переговорах победу, но до окончательного решения проблемы было еще далеко.

Сталин приступил к решению второго аспекта проблемы. Понимая, что получить согласие польского правительства в Лондоне даже при поддержке Черчилля невозможно, – они ни за что не уступят «исконно польский город Львов» (а также и Вильно) – Сталин начал продумывать возможность установления в Польше такой власти, которая бы согласилась с указанными границами.

В начале 1944 г. московское радио сообщило, что в Варшаве в подполье силы сопротивления по инициативе просоветской Польской рабочей партии создали Крайову Раду Народову6.Этот орган взял на себя руководство освободительной борьбой польского народа против немецких оккупантов. Главой КРН стал коммунист Б. Берут. В своей декларации (1.01 1944) КРН среди прочего заявила о проведении политики, направленной на справедливое решение проблемы польско-советских границ в соответствии с правом народов на самоопределение для того, чтобы покончить с политикой национального угнетения. Кроме того, в СССР был создан Союз польских патриотов. Тогда польское правительство в Лондоне поняло, что совершило ошибку, вынудив Сталина разрешить генералу Андерсу вывести осенью 1942 г. польские войска с кадровыми офицерами из СССР в Иран к англичанам. Советско-польские отношения были разорваны.

Заметим, что причиной этого было и созданная Сикорским 12 февраля 1942 г. Армия Крайова (АК, Armia Krajowa, букв. – Национальная армия). Ее численность в 1944 г. превышала 300 тыс. человек. АК занималась также разведывательными и диверсионными операциями. Действовала в основном в пределах довоенной территории Польши. В Украине, в первую очередь на Волыни, получила известность из-за кровопролитной борьбы с УПА, что сопровождалось зачистками польского (совершала УПА) и украинского населения (совершала АК). Так, только 11-12 июля 1943 г. УПА совершила масштабное скоординированное нападение на 167 польских поселений. В результате этих сражений 1943-1944 гг., получивших название Волынской трагедии, погибли мирные жители (включая женщин и детей) – по разным оценкам 80-100 тыс. поляков и 15-20 тыс. украинцев. Ожесточенная борьба УПА с АК помогала Сталину настаивать на линии Керзона. Ведь УПА наглядно демонстрировало, что возвращение Западной Украины в состав Польши будет сопровождаться морем крови польского и украинского гражданского населения.

Есть основание считать, что до середины 1943 г. Сталин помогал воинам УПА оружием. Между партизанами Ковпака и воинами УПА существовала негласная договоренность: друг другу не мешать, т.е. партизаны воюют с нацистами, а УПА – с поляками. Связь осуществлялась через комиссара соединения Ковпака С. Руднева. По-видимому, именно с этим фактом связано присвоение ему 9 апреля звания генерал-майора и последовавшая вскоре (4 августа 1943) загадочная смерть С. Руднева (по одной из версий – от рук агента НКВД радистки Анны Туркиной). Зверства УПА при ликвидации польских сел могли дискредитировать Сталина, если он действительно снабжал УПА оружием.

5 января 1944 г. польское правительство в Лондоне сделало заявление, что советские войска перешли границу Польши по р. Збруч (т.е. по состоянию на 17 сентября 1939 г.) и призвало к восстановлению суверенной польской администрации на освобожденных польских землях. Зашла речь о возобновлении дипломатических отношений между польским правительством в Лондоне и СССР. Со стороны Сталина главным условием установления дипломатических отношений стало признание границ по линии Керзона. Как и следовало ожидать, новый премьер Польши в эмиграции Станислав Миколайчик не согласился на предлагаемое расширение границ Польши на западе за счет потери Львова. По-видимому, поляки и так надеялись получить Померанию и Нижнюю Силезию с Вроцлавом.

12 января в ответ было опубликовано советское заявление о нерушимости западных границ СССР, установленных в результате плебисцита, проведенного среди населения Западной Украины о вхождении в состав УССР. Поляки в ответ развили кипучую дипломатическую деятельность, опираясь на неуступчивую позицию Рузвельта, который стал подумывать лишь о частичных уступках СССР без Львова, нефтеносных районов Дрогобыча и Станислава (Ивано-Франковска), обещая полякам Силезию и, возможно, Восточную Пруссию с Кенигсбергом. С этими расплывчатыми обещаниями Миколайчик в июне покинул Вашингтон. Не смотря на просьбу Рузвельта, Сталин не захотел принять Миколайчика в Москве без согласия последнего на линию Керзона.

6 июня 1944 г. союзники наконец-то открыли второй фронт. А 23 июня Сталин начал крупнейшую операцию в Белоруссии по разгрому группы армий «Центр». В вопросе признания границ он опирался на достигнутое могущество Красной Армии, при этом не упускал ни малейших деталей. Сталин поддерживал подготовку ориентированного на СССР польского подполья в Варшаве, и когда 22 июля Советские войска заняли первый крупный город на территории Польши – Хелм (укр. Холм), московское радио передало польский гимн, а в Хелме вышла первая легальная польская газета на территории Польши – «Rzeczpospolita». В ней было опубликовано ряд декретов КРН, принятых в оккупированной немцами Варшаве 21 июля 1944 г. (даже такой нюанс Сталин предусмотрел!). В них провозглашалось создание Польского Комитета национального освобождения (PKWN, ПКНО), фактически, в качестве Временного правительства Польши.

КРН из АЛ7 и польской армии в СССР создала Войско Польское и подчинила его себе. В качестве временной столицы был избран город Люблин. Размещение столицы в древнем руськом (украинском) городе Хелме могло вызвать дополнительные дипломатические осложнения. Напомним, что Хелм был основан руським кн. Данилой Галицким, здесь же он и похоронен (1264). Хелм – родина М. Грушевского.

В сентябре в Люблине УССР выступила как субъект международного права и в лице главы Правительства УССР Н. Хрущёва подписала договор с главой ПКНО Э. Осубкой-Моравским о переселении на территорию УССР всех украинцев, проживавших в Закерзонье8, а на территорию Польши – всех поляков и евреев, которые были гражданами Польши по состоянию на 17 сентября 1939 г. Переселение объявлялось сугубо добровольным и должно было проходить с 15 октября 1944 г. до 1 февраля 1945 г.; этот срок мог быть продлен. Любопытно, что в июне 1944 г. Н. Хрущёв предлагал Сталину создать Хелмскую область (с районами Хелм, Грубешув, Замостье, Томашев, Ярослав и др.) для «выправления границ» с последующим включением ее в состав УССР. Говорят, Сталин в ответ постучал трубкой по лбу Хрущёва.

К октябрю 1946 г. с Украины в Польшу было переселено 812 688 человек, а из Польши в УССР к марту 1947 г. – 472 635 человек9. Параллельно в ходе наступления Красной Армии осуществлялась масштабная депортация немцев с территорий, которые Большая тройка планировала забрать у Германии и передать Чехии (Судеты), Польше и СССР. Всего было переселено около 13 млн. немцев10.

Эмигрантское правительство в Лондоне рассчитывало с помощью 300-тысячной АК перехватить власть в Польше и 7 июля 1944 г. послало из Лондона директиву – при приближении Красной Армии занимать населенные пункты довоенной Польши и демонстрировать, кто освобождает страну и кому принадлежит польская земля.

В развитие этой директивы польское правительство в Лондоне инициировало не подготовленное в Варшаве восстание. Большие надежды оно возлагало на помощь англичан, которые с началом восстания высадят парашютные бригады, захватят аэродромы и помогут польскому правительству в Лондоне получить власть в Польше и Восточной Пруссии, которую поляки также хотели присоединить к Польше. Успех восстания укрепил бы и позиции эмигрантского правительства в Лондоне в требовании вернуть Польше западноукраинские земли. Однако Лондон отказался участвовать в этой авантюре, о чем сообщил 29 июля. Этот факт польское правительство скрыло от варшавян.

Восставшие должны были освободить Варшаву и провозгласить власть эмигрантского правительства. Вошедшая же в город Красная Армия в этом случае вынуждена будет подчиниться законно провозглашенному в столице правительству. 3 августа Миколайчик встретился со Сталиным и предложил передать управление освобожденными территориями лондонскому правительству, пообещав ввести туда представителей ПКНО. Он затронул и вопрос границ, заявив:

«Якщо Польща буде позбавлена своїх великих національних розташувань на сході, центрів її культури та історичних традицій, Львова та Вільна, таких плеканих кожним поляком, то це породить почуття глибокої кривди»11.

На что Сталин возразил, что не хочет обижать польский народ, но не намерен обижать украинский и литовский народы. Тогда Миколайчик привел аргумент, который ныне выглядит шокирующе:

«Росія має величезну територію, і земля їй не потрібна… ми не хочемо тримати в межах Польщі національні меншини, котрі цього не хочуть. Можна все влаштувати шляхом обміну населення» (ibid). Привел Миколайчик и «экономический» аргумент: «Є також і економічні міркування. Коли б кордон було проведено за лінією Керзона, Польща втратила б єдине джерело нафти на її території та поклади нітратів, абсолютно необхідних для її сільского господарства»12.

Переговоры были долгими, тяжелыми и безрезультатными. Неожиданно для поляков, немцы не только оказали сопротивление восстанию, но и повели масштабное наступление на восставших. Германия собиралась прочно закрепиться на рубеже Вислы, для чего подтянула в район Варшавы свежие дивизии СС. 2 октября восставшие капитулировали.

9 октября в Москву вместе с Черчиллем прибыл Миколайчик. Опять начались тяжелые переговоры по послевоенным границам. Миколайчик привел еще один аргумент, что на этой территории проживает 5 млн. поляков. Но общее население составляет 11 млн. – ответил Сталин13. Неуступчивость Миколайчика стала раздражать и Черчилля, который после Тегеранской конференции считал вопрос решенным, и его больше интересовало формирование польского правительства, лояльного к Англии. Он заверил Миколайчика, что компенсация территорий Польши за счет Германии предусмотрена, но не разглашается, чтобы не усиливать сопротивление немцев на фронтах. Его слова подтвердил Иден:

«Новая польская граница на западе будет простираться в направлении Одера так [далеко], как этого пожелают поляки»14.

В ответ на возражение Миколайчика касательно польского Львова, Черчилль отметил, что Данциг (вольный город Гданьск не принадлежал Польше) значит для Польши не меньше Львова, а Сталин добавил: «росіяни говорять про включення до Польщі не лише Данцига, але й Штеттіна також»15. Кроме того, Сталин твердо добавил: «Ми не користуємося українською землею як засобом обміну». Тогда Миколайчик спросил: «Лінія Керзону є однаковою з демаркаційною лінією [між СРСР і Німеччиною] 1939 р.?». «Ні в якому разі, – відповів Сталін. – Лінія Керзона дає вам Білосток, Ломжу і Перемишль» (ibid). Но Миколайчик был непреклонен, чем привело Черчилля в отчаяние:

«У своїй впертості ви навіть не розумієте всього того, що його доля зараз вирішується… Якщо ви не погодитеся з кордоном, ви назавжди вибуваєте з гри». Черчилль стукнув кулаком по столу й вибіг з кімнати, грюкнувши дверима»16.

Переговоры зашли в тупик и Миколайчик обратился за поддержкой к Рузвельту. Последний, чтобы не возбуждать протесты американских поляков, ответил очень обтекаемо, но пообещал походатайствовать перед Сталиным отдать Львов с окрестностями. Однако эмигрантское правительство не хотело даже слышать о линии Керзона, рассматривая ее как предательство национальных интересов, и Миколайчик ушел в отставку, чем вызвал кризис в среде польской эмиграции.

В это время Сталин ускорил формирование лояльного к СССР польского правительства. 31 декабря 1944 г. КРН преобразовала ПКНО во Временное правительство Польской республики. Его главой был назначен Эдвард Осубка-Моравский. 6 января 1945 г. ТАСС опубликовало сообщение о признании Советским Союзом Временного правительства Польской республики.

4-11 февраля 1945 г. в Ялте состоялась знаменитая конференция Большой тройки по решению вопросов послевоенного устройства Европы. Одним из важнейших был вопрос границ. Соглашаясь с линией Керзона, американцы под влиянием поляков собирались вычленить из УССР Львовскую, Дрогобычскую и Ивано-Франковскую области. Здесь Сталин напомнил, что авторами линии Керзона были Керзон, Клемансо и американцы, которые принимали участие в Парижской конференции 1919 г. Россию туда не пригласили.

«Лінія Керзона була прийнята проти волі Росії на підставі етнографічних даних. Ленін з нею не погоджувався. Він не хотів віддавати Польщі Білосток і Білостоцьку область. Ми вже відступилися від позиції Леніна», – сказал Сталин. – «Що скажуть українці, якщо ми приймемо вашу пропозицію? Вони скажуть, що Сталін і Молотов виявилися менш надійними захисниками росіян і українців, ніж Керзон і Клемансо»17.

Эксперты подготовили для Рузвельта карты с несколькими вариантами отчленения территорий Украины. На западе американцы собирались передать Польше только Верхнюю Силезию, часть Восточной Пруссии и кусочек Померании. Сталин тоже хорошо подготовился. Сохранились карты, где рукой генералиссимуса первоначально граница Польши проходила по линии рек Одер – Ныса-Клодзка. Но затем он отдал предпочтение рубежу реки Ныса-Лужицка, расположенной в 200 км к западу, так что Польше переходила и Нижняя Силезия. Черчилль выступил против. По сравнению с 1943 г. ситуация изменилась и приращение полагалось Польше, подконтрольной Советскому Союзу, а не Лондону. Он образно возразил: «Едва ли было бы целесообразно, чтобы польский гусь был в такой степени начинен немецкими яствами, чтобы он скончался от несварения желудка». Но Сталину удалось настоять на принципе этнических территорий. Так судьба Польши была решена на Ялтинской конференции без участия поляков.

Берлинская конференция (июль-август 1945 г.) лидеров стран Большой тройки подтвердила эту границу условно (как немецкие территории, которые находятся под управлением Польши). Таким образом Польша получала от Германии 105 тыс. кв. км в счет компенсации изъятых у нее 180 тыс. кв. км. Однако эти немецкие земли были намного богаче природными ресурсами (месторождения свинца, цинка, меди, железной руды и др.), чем изъятые у Польши, к тому же Польша получала два крупных порта – Гданьск и Щецин.

Рузвельт надеялся на поддержку Сталиным его предстоящей кампании против Японии. Британия, истощенная войной, не собиралась портить отношения со Сталиным из-за польских интересов. К тому же Черчилля больше интересовала Греция и позиции Британии в послевоенном мире, и поддержка Сталина в этом вопросе была важна. Союзники согласились ликвидировать лондонское правительство Польши. Это открыло для Сталина путь признания люблинско-варшавского правительства.

По предложенному советской делегацией проекту было принято постановление Ялтинской конференции «О Польше». В нем фиксировалось окончательное соглашение Большой тройки по границам Польши. Постановление гласило, что во Временное правительство должны быть включены демократические деятели из Польши и из-за границы. А принимать участие в выборах имеют право все антинацистские и демократические партии. Это была окончательная победа Сталина в вопросе границ, т.к. ни при каких обстоятельствах эмигрантское правительство не согласилось бы на присоединение Восточной Галиции к Украине. Ведь для юридически чистого изменения границ даже при благожелательном отношении США и Англии требовалось одобрение польского правительства.

Граница Польши с СССР была определена договором о дружбе и границах от 16 августа 1945 года. ГДР признала границу с Польшей по линии рек Одер – Ныса-Лужицка в 1950 г., а Западная Германия – как окончательную – только в 1990 г., что было условием объединения Германии.

Так благодаря Сталину, который предусмотрел все юридические и дипломатические нюансы, Украине были возвращены ее исконные земли, хотя надо отметить, что в этой многолетней борьбе за украинские границы Сталин руководствовался не интересами украинского национализма, а интересами СССР в целом, основываясь на интернациональных подходах. Активным сторонником увеличения территории Украины являлся первый секретарь ЦК КП(б)У Н. Хрущёв. Он практически организовывал в 1939 г. волеизъявление украинцев Западной Украины о вхождении их в состав УССР и обеспечил оперативное принятие Западной Украины в состав республики.

Хрущёв сыграл определяющую роль и в добровольном присоединении к Советской Украины Подкарпатской Руси. Именно он разработал процедуру этого присоединения и обратился к Сталину за помощью в его практической реализации. 26 ноября 1944 г. на съезде народных комитетов края в присутствии представителей политорганов Советской армии была создана независимая Закарпатская Украина. Съезд избрал высший орган власти – Народную раду Закарпатской Украины (НРЗУ). Благодаря проведенной Хрущёвым агитации среди закарпатских коммунистов делегаты высказались за воссоединение провозглашенной республики с украинскими землями в составе УССР.

Отметим, что 12 января 1945 г. НРЗУ приняла гимн и государственный флаг ЗУ. 29 июня 1945 г. между СССР и ЧСР был заключен договор о Закарпатской Украине, согласно которому она воссоединялась с другими украинскими землями в составе УССР. Он был ратифицирован в ЧСР 22 ноября 1945 г., а Президиумом ВС СССР – 27 ноября 1945 г. Указом Президиума ВС СССР от 22 января 1946 г. в составе УССР была создана Закарпатская обл., в которой только с 25 января 1946 г. начало действовать законодательство УССР. После этого началась «насильственная украинизация» региона, что вызвало массовый протест населения и жалобы в Москву18. После этого Сталину пришлось дать указание Хрущёву исправить ситуацию.

Дело в том, что Подкарпатская Русь с древнейших времен была мультикультурным регионом. Здесь проживали кельты, галлы, готы, славяне, хорваты, румыны, венгры и др. Здесь также сохранилось много русинов, тех хранителей княжеской Руси, которые не захотели под давлением Австро-Венгрии становиться украинцами. Хрущёв, агитируя за воссоединение с Советской Украиной, обещал равноправие наций. В этом вопросе сталинский коммунизм четко стоял на интернациональных позициях в отличие от украинских национал-коммунистов и социал-националистов. Вот почему местное население встретило насильственную украинизацию в штыки.

Ретроспективно мы можем оценить, какую огромную услугу будущей независимой Украине в данном случае оказали Сталин и Хрущёв. Аналогично и юридически чисто они обеспечили вхождение в состав УССР территорий Северной Буковины и Бессарабии, возвращенных от Румынии19.

Ялтинская конференция определила новую политическую картину мира вплоть до 1989 г. и подготовила образование ООН. Именно в Ливадийском дворце под давлением Сталина Большая тройка признала право Украинской ССР стать одной из стран-основательниц ООН. Именно этим фактом УССР подтверждалась в статусе полноценного государства, а не фантома типа УНР.

На этом примере определения границ Украины мы смогли заглянуть за кулисы большой политики и увидеть, как решаются мировые проблемы ведущими странами и какая роль в принятии решений отводится второстепенным странам. Такая же технология принятия решений странами-лидерами сохраняется и сегодня. Важнейшую роль в них играют двусторонние встречи лидеров, особенно встречи «без галстуков». А потом «демократическим», а иногда и недемократическим образом с решениями знакомятся страны, не входящие в группу лидеров. Нередко эти страны используются в качестве «разменной монеты» в Большой политике, особенно если они экономически слабы, а их лидеры никчемны. Но даже маленькая страна с сильным лидером может многого добиться, как показал пример Кубы и Северной Кореи.

Исторические параллели

Не трудно догадаться, что ангажированные читатели с возмущением обвинят автора в дифирамбах Сталину. Инфантильному украинскому массовому сознанию неведомо понятие Realpolitik. В сложившейся сегодня ситуации с западными соседями Украины следует четко понимать – нет хороших и плохих соседей и политиков, есть хорошие и плохие результаты. Поэтому украинцы должны перестать жить мифами и для себя определиться – если Сталин злодей во всех отношениях, то и отторжение земель у западных соседей было его злодейским актом. Поэтому низвержение Сталина автоматически приводит к пересмотру итогов Ялтинской конференции и границ. Не трудно догадаться, в чьих целях и на чьи гранты ангажированные украинские политики расшатывают и раскалывают Украину.

Если же мы настаиваем на нерушимости наших границ и выступаем за мультикультурную Соборную Украину, то должны не только признать роль в ее формировании Сталина и Екатерины II, но и, не стесняясь, защищать их внешнеполитические достижения.

В этом плане можно привести пример старейшей демократии – Британии.

У нас хорошо известен Оливер Кромвель – лидер Английской революции, «народный» политик, лорд-протектор Англии, Шотландии и Ирландии. Он жестоко подавил восстание в Ирландии, буквально вырезав треть ее населения, а затем с огнем и мечом прошел по Шотландии. Он впервые создал революционную армию под названием «Новая модель», которую повторили большевики. В народе она получила название «Красная армия», а королевская – «Белая армия». В 1653 г. Кромвель с группой мушкетёров разогнал парламент и стал править страной единолично. Он обескровил Англию, в которой после его смерти начался хаос и руина, так что следующий король Англии Карл II (1660-1685) пользовался ежегодным пенсионом французского короля Людовика. По его приказу тело Кромвеля вырыли из могилы и вздёрнули на виселице – как государственного изменника, а затем его четвертовали и выставили отрезанную голову на всеобщее обозрение. Так она простояла целых 25 лет.

Тем не менее, потомки установили Кромвелю памятник перед Вестминстерским дворцом. Он вошел в первую десятку 100 Greatest Britons. Почему? – Потому что стратегически Кромвель, не смотря на ужасы правления (Сталин отдыхает), заложил основы Новой Британии. Именно Кромвель выступил против авторитаризма и бесконтрольности королевской власти. Он осуществил ряд реформ и разгромил Голландию – главного морского соперника Англии, что намного позже позволило Англии выйти на качественно новый путь развития.

Выводы

Во-первых, ни при каких условиях украинские националисты, раздираемые противоречиями, не смогли бы достичь того, что сделал для создания Соборной Украины Сталин. Такие вопросы мог решить только политик высшей весовой политической категории, за которым стояла реальная военно-экономическая мощь страны из высшей лиги политических акторов. Сталину пришлось решить массу юридических вопросов и добиться политического согласия других сверхдержав – Британии и США. Именно Сталин заложил все юридическо-правовые и политические основы полноценного государства Украина, чем мы сегодня и пользуемся. Ни одному из прославляемых национальных лидеров – М. Грушевскому, С. Петлюре, С. Бандере, Р. Шухевичу эта задача была попросту не по плечу. Их политический уровень серьезно не воспринимался геополитическими акторами. Они, скорее, даже тормозили становление Украины.

Во-вторых, для формирования политической нации и полноценного государства необходимы ментальные изменения основной массы населения, которые достигаются только при наличии границ, государственных символов и общего экономического пространства. Эти границы впервые четко были очерчены в рамках УССР. Чем больше территория государства, тем более продолжительный срок требуется для формирования общего экономического рынка, общего самосознания и собственной элиты. Как мы видим, 26 лет независимости Украины из-за ущербной политики порождают скорее центробежные тенденции, в отличие от 70-летнего периода формирования политической нации в рамках границ УССР.

В-третьих, если бы события развивались в ожидаемом лидерами ОУН-УПА направлении и Германия разгромила бы СССР, то Гитлер ни при каких условиях не создал бы даже автономию «Украина». В его планах «нового порядка» украинцам-«недочеловекам» отводилась почетная роль обслуживающего персонала «высшей расы». Максимум, что могли достичь украинцы – это представительство в местных структурах власти для облегчения управления немецкой администрацией «низшей расой».

В-четвертых, если бы после победы СССР вышел совершенно обескровленным и истощенным, то его политическая роль резко снизилась бы. И в новой картине мира с его мнением союзники – Британия и США – считались бы лишь для видимости. Для них резко возросла бы роль надежного союзника Британии и США – Польши. Для противовеса Германии и СССР они восстановили бы ее в границах 1772 г. Поскольку ОУН-УПА поддерживали Германию, Польше передали бы карт-бланш на зачистку ее территории от враждебного элемента УПА. Поляки вернулись бы во Львов и другие города и выбросила из своих квартир украинцев.

В-пятых, отторжение Украиной Восточной Галиции от Польши означает для нее в символическом плане потерю намного большую, чем отторжение Россией от Украины Крыма, притом, что мотивация в обоих случаях аналогична – этническая принадлежность населения. Заметим, в случае Польши отторжение произошло за ее спиной, что оставило глубокую травму, которая сейчас и всплывает из глубин бессознательного.

Поэтому глубоко ошибаются те, кто считает, что ПиС опирается на маргиналов. Практически у всех поляков есть память о границах 1772 и 1939 годов. Массовые экскурсии поляков – взрослых и детей – по Восточной Галиции – это экскурсии по их территории, по их истории, по их памятникам культуры. Вот почему они не жалеют ресурсов на их восстановление.

Что же противопоставляет Украина этому богатому наследию? – Улицы, названные в честь героев ОУН-УПА, и памятники им, таблички, где совершались теракты против поляков, схроны (криївки) повстанцев УПА, пещеры и камни Довбуша и тому подобные достопримечательности. Очевидно, что это только поляризует культурную дистанцию между поляками и галичанами и усиливает польскую досаду на несправедливые разделы Польши за ее спиной.

Понравился текст? Автора можно отблагодарить на карту Приват 5167 9856 9004 1074 Удовик Сергей

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

Ссылки:

1 Політична історія України. XX ст.: У 6 т., т.4. – К.: Ґенеза, 2003. – C. 450.

2 Ibid. – С. 458-459.

3 Ibid … – С. 486.

4 Ibid. – С. 492.

5 Ibid. – С. 494.

6 KRN, КРН – Национальная Рада Польши или Всепольский Народный Совет.

7 АЛ – Армия Людова – букв. Народная Армия, созданная в начале 1944 г. на базе Народной гвардии.

8 Так назывались польские земли, лежавшие западнее линии Керзона.

9 Війни і мир або «українці – поляки: брати/вороги, сусіди» – К.: Українська прес-група, 2004. – С. 454.

10 В этом контексте нужно упомянуть и операцию «Висла», когда Польское правительство в 1947 г. насильственно вывезло на присоединенные немецкие земли 150 тыс. русинов и украинцев – лемков, бойков и др. Они были рассеяны небольшими группами для быстрейшей ассимиляции с поляками. Поводом стала вооруженная борьба УПА, которую поддерживали лемки и бойки, с органами польской администрации. Таким образом, этнический состав населения был подогнан под новые границы для предотвращения возможных в будущем взаимных притязаний. С такой политикой были согласны Британия и США. В результате этнический состав населения на Волыни и в Галиции стал преимущественно украинским, хотя до войны количество украинцев в городах не превышало 20%.

11 Політична історія України… – С. 518.

12 Ibid. – С. 519.

13 Ibid. – С. 524.

14 Ibid. – С. 528.

15 Ibid. – С. 529.

16 Ibid. – С. 531.

17 Ibid. – С. 538-539; Черчилль Уинстон. Вторая мировая война. Сокр. пер. с англ. – Кн. 3. – М.: Воениздат, 1991. – С. 526.

18 Таубман Уильям. Хрущев. Пер. с англ. – М.: Молодая гвардия, 2008. – С. 206.

19 В отличие от Сталина, независимая Украина позорно отдала Румынии половину подводного шельфа о. Змеиный, богатого нефтью. Этот маленький остров выпал из поля зрения Сталина, и он не закрепил юридически грамотно все территориальные воды вокруг этого острова.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.