Как Румыния вела переговоры с Германией в 1917-1918 годах и не капитулировала

Артем Тихонов, для "Хвилі"

Romania flag

Честно говоря, Минские соглашения для Украины – это капитуляция на условиях врага, а именно создание федеративной республики. Донбасс в таком случае станет тормозом развития и якорем, который не даст Украине отчалить от России. Минские соглашения не предусматривают интеграции Донбасса в Украину, они предусматривают интеграцию Украины в Донбасс. Но, кажется, многие догадываются об этом. По крайней мере, президент и парламент ведут себя нерешительно, оттягивая реализацию соглашений до последнего. Тянуть время – один из самых оптимальных вариантов для Украины.

Подобным образом поступила Румыния в годы Первой мировой войны. После сокрушительного военного поражения в 1916 году страна два года оставалась в состоянии «ни войны, ни мира» и на сепаратных переговорах водила за нос австрийцев, болгар и немцев. В предпоследний день войны Румыния вновь объявила войну Германии и вышла победительницей.

Румынская дипломатия известна своими успехами. В 19 веке сразу же после формирования Румыния была вынуждена балансировать на грани между своими сильными соседями – Османской империей, Россией и Австро-Венгрией. Как турецкий вассал, страна показывала чудеса дипломатии: с одной стороны, она поставляла русское оружие в Сербию и предоставляла свою территорию болгарским повстанцам, с другой – успешно торговалась с Высокой Портой по поводу получения статуса «привилегированной провинции».

Приращение территории Румынии никогда не было связано с доблестью румынских войск. Армия служила лишь дополнением к дипломатическим усилиям и закрепляла результат, достигнутый в кабинетах. Так было в 1877-1878 годах, когда страна малыми силами поддержала действия российских войск на Балканском полуострове и понесла незначительные потери, а по итогам конфликта получила независимость. Так случилось и в 1913 году, во время Второй Балканской войны, когда румынские войска вообще без сопротивления заняли Южную Добруджу и дошли до пригородов Софии.

После начала Первой мировой войны Румыния долгое время не могла определиться с тем, стоит ли вмешиваться в конфликт. Король Карл Гогенцоллерн-Зигмаринген, «выписанный» депутатами румынского парламента из Германии после переворота 1866 года, настаивал на том, что нужно поддержать Германию и Австро-Венгрию. Однако после того как стало известно о нейтралитете Италии, коронный совет Румынии принял решение не вмешиваться в конфликт. А 10 октября 1914 Карл умер, что еще сильнее ослабило германофильские настроения.

В 1915 году позиция Румынии приобрела в Европе особое значение. Франция была заинтересована в открытии нового фронта на фоне своих огромных людских потерь. Россия также рассчитывала на поддержку Румынии в условиях, когда столкнулась с нехваткой боеприпасов и потерпела серию поражений. Великобритания хотела втянуть Румынию в войну потому, что боялась поставок немецкого и австрийского оружия в Турцию через румынскую территорию, что могло помешать авантюре на Галлиполи. Но правящие круги Румынии тянули время под разными предлогами, выторговали право на огромные территории в Австрии, а когда дело дошло до заключения договора с Антантой, устроили спектакль «бунт министров» и снова объявили о нейтралитете.

В 1916 году ситуация изменилась. Брусиловский прорыв показал, что Россию рано списывать со счетов. В правительстве Румынии были впечатлены военными успехами русских и пришли к выводу, что пора вступать в войну, иначе можно упустить момент. Это решение нашло поддержку во Франции и Великобритании, чьи войска в феврале принимали участие в Верденском сражении и были изрядно потрепаны.

Румыния объявила войну Австро-Венгрии 14 (27) августа. Через несколько дней Германия, Болгария и Турция объявили войну Румынии. Военная кампания началась неудачно: Великобритания и Франция не начали наступление из Салоник, как обещали румынскому правительству, а Россия не отправила две пехотные и одну кавалерийскую дивизию в Добруджу. Более того, русские войска даже не смогли заранее обеспечить давление на австрийцев в Карпатах, хотя и сдерживали неприятеля в то время, пока Румыния развертывала свои силы.

На руку Румынии сыграло то, что Австро-Венгрия понесла огромные потери, отражая наступление русских войск в Галиции и на Буковине. Румынские войска, имея огромное численное превосходство перед австрийскими, заняли Брашов и приближались к Сибиу. Но очень быстро наступление потеряло энергичность, и было свернуто уже 25 августа, на 11-й день войны. Причиной этому послужила потеря крепости Туртукай, которую заняли болгарские войска. И хотя падение Туртукая никак не повлияло на стратегическую обстановку, румынские войска из Трансильвании были отправлены на юг, к границам Болгарии.

Этим воспользовались австрийцы, которые получили передышку и уже в конце сентября перешли через Карпаты. Плохие коммуникации, слабое тыловое обеспечение и паника в генеральном штабе привели к тому, что румынские войска рассеялись, а их остатки отступили в Молдову. Бухарест был сдан без боя. Румыния меньше чем за 4 месяца войны потеряла две трети территории, а от ее армии осталась десятая часть. Большинство мобилизованных разбежались по домам или сдались в плен противнику.

Румынская кампания 1916 года

Схема операций в Румынии 26 ноября 1916 – 7 января 1917 и расположение Румынского фронта после провала кампании

В такой ситуации позиция правящих кругов оказалась неординарной. Власти одновременно сотрудничали и с Антантой, и с оккупантами. Из Бухареста не были эвакуированы министерства, которые по-прежнему работали под контролем румынских управляющих. Жандармерия и полиция получили распоряжение сотрудничать с оккупационной администрацией. А король Фердинанд, премьер Брэтиану и члены правительства тем временем отправились в Яссы, что оказались на неоккупированной территории. Кабинет министров занялся подготовкой новой румынской армии и требовал у России поставок продовольствия и военного снаряжения.

Все осложнялось тем, что после Февральской революции в русских войсках начались разброд и шатания. Кроме того, с апреля 1917 прекратились поставки снаряжения из России в румынскую армию. А после Октябрьского переворота фронт начал разрушаться, ведь его удерживали в основном русские войска, а не румынские. Опасная ситуация сложилась в Яссах, где большевистский мятеж удалось предотвратить только силой. Помимо своей воли, Румыния была втянута в гражданскую войну в России, ведь ради борьбы с большевиками румынское правительство оказывало вооруженную поддержку генералу Щербачеву, что командовал Румынским фронтом.

В условиях, когда Россия начала выходить из войны, 24 ноября в Фокшанах было подписано перемирие между Румынией и Центральными державами. Румынское правительство не захотело подключаться к переговорам в Брест-Литовском, как предлагала Германия.

Берлин разрешил правящим кругам Румынии проведение военных операций против большевиков в Бессарабии. В Германии рассчитывали быстро расправиться с Румынией, ведь теперь у нее появился новый враг, а полумиллионная оккупационная армия, оставленная в стране, требовалась на других направлениях. Содержать войска в чужой стране было дорогим удовольствием, так как местные запасы быстро заканчивались. Поэтому Центральные державы немедленно после подписания перемирия выдвинули Румынии ультиматум – капитуляция на условиях победителя.

Однако премьер Брэтиану никуда не спешил. Он пригласил к себе послов Великобритании, Франции, Италии и США и объявил, что Румыния собирается выйти из войны. Но предсказуемо через месяц получил отказ: союзники не дали Румынии санкций на подписание договора с Центральными державами. С юридической точки зрения, если бы страна заключила мир с противником, автоматически прекратилось бы действие соглашения с Антантой, подписанного в августе 1916, в котором сепаратный мир запрещался.

В обмен на продолжение войны премьер Франции Жорж Клемансо предложил Румынии проект сотрудничества с белогвардейцами и Центральной Радой. Однако румынскому правительству этот замысел показался подозрительным, и было решено временно отказаться от военной активности, чтобы закрепиться в Бессарабии. Германию это устраивало, Антанту не раздражало. Румынская армия быстро изгнала большевиков за Днестр, а регион перешел под формальный контроль местного органа самоуправления Сфатул Цэрий, хотя на практике всем заправляла румынская администрация.

Когда установилось состояние «ни войны, ни мира», а угроза возобновления активных военных действий исчезла, Румыния сосредоточилась на отношениях с Центральными державами. Ради успеха во внешней политике ушел в отставку премьер Ионал Брэтиану, а новое правительство возглавил генерал-майор Александру Авереску, который вел переговоры одновременно и с Центральными державами, и с большевиками. 20 февраля (5 марта) 1918 Румыния подписала в Буфте прелиминарный мирный договор, очень тяжелый для королевства: Добруджа полностью переходила под контроль Болгарии, а граница в Трансильвании «корректировалась» в пользу Австро-Венгрии. Кроме того, согласно условиям соглашения, военные миссии стран Антанты покидают Яссы, Румыния демобилизует 8 дивизий, обеспечивает свободный проход немецких и австрийских войск в Одессу через Бессарабию, а также выполняет экономические требования Центральных держав. Зато Авереску добился удержания Бессарабии и сохранения расквартированных в ней румынских войск (50 тысяч человек).

Не прошло и месяца, как правительство Александру Авереску уходит в отставку, и по рекомендации Ионала Брэтиану король Фердинанд назначает новое правительство, на этот раз во главе с германофилом Маргиломаном. Переговоры по мирному договору возобновляются. Поскольку Маргиломан с 1916 года находился в оккупированном Бухаресте, он обзавелся обширными неформальными связями с оккупационной администрацией. Но это не помогло ему смягчить условия сепаратного мира.

В соответствии с новым договором, подписанным в Бухаресте 24 апреля (7 мая), Румыния уступает 6 тысяч квадратных километров Австрии, так что открывает себя для военного вторжения из-за Карпат, подтверждает отказ от Добруджи и гарантирует свободу австрийского и немецкого судоходства по Дунаю. Более того, Румыния заключила несколько экономических соглашений, которые превратили ее в сырьевой придаток Центральных держав. Армия сокращается до 32,2 тысяч человек, но это не касается тех сил, что расположены в Бессарабии: хотя в отношении этих войск тоже были введены ограничения, благодаря дипломатическим уловкам Румыния сохранила мобилизованными 200 тысяч человек. Чтобы сохранить армию, ее достаточно было перевести в Бессарабию.

Румыния не спешила выполнять условия договора с Центральными державами. К тому времени значительная часть оккупационных войск покинула территорию страны, а на переговорах с большевиками удалось добиться перемирия, хотя время от времени на Днестре происходили стычки с «красными». Маргиломана обвиняли в предательстве. Оппозиция была крайне возмущена его германофильскими настроениями. К несчастью, у Александра Маргиломана имелся полностью подконтрольный парламент. Поэтому в июне 1918 мир с Центральными державами был ратифицирован.

Дело оставалось за малым – подпись Фердинанда, но король медлил. После вступления США в войну стало очевидным, что Центральные державы обречены на поражение. В начале осени 1918 мирный договор все еще оставался без королевской подписи, а Австро-Венгрия уже трещала по швам. Румыния сохраняла свои войска в Бессарабии и была готова к возврату в войну. Германия увязла в России и Франции. Таким образом, Маргиломан свою миссию выполнил – он выторговал передышку на полгода.

В начале октября в Яссы тайно прибыл посол Румынии в Париже. Клемансо поручил ему передать румынскому правительству сообщение о том, что пришло время выступать. Маргиломан был против. 23 октября (5 ноября) такое же сообщение поступило от президента Соединенных Штатов, на этот раз открыто. А уже на следующий день Фердинанд отправил Александра Маргиломана в отставку под предлогом, что Антанта не доверяет его правительству. К этому времени из войны успели выйти Австро-Венгрия, Болгария и Турция, а Германия отправила своим противникам телеграммы с предложением о мире.

27 октября (9 ноября) румынское правительство выдвинуло немецкой оккупационной администрации заведомо невыполнимое требование в течение 24 часов вывести войска с территории Румынии. 28 октября (10 ноября) срок действия ультиматума истек, и Румыния вновь формально оказалась в состоянии войны с Германией. 29 октября (11 ноября) война закончилась.

Участие Румынии в Первой мировой – яркий пример того, как можно тянуть время с пользой. Румыния «воевала» 27 месяцев, из них 4 месяца ушло на поражение в Румынской кампании, 11 месяцев – на восстановление армии и 12 месяцев – на сепаратные переговоры с Центральными державами. Во время переговоров 3 месяца прошло между подписанием и ратификацией мирного договора, еще почти 5 месяцев король никак не мог поставить свою подпись под этим соглашением.

Сепаратных договоров было два, из них второй – на более тяжелых условиях, чем первый, хотя это не имело значения. Ведь с самого начала никто ничего выполнять не собирался: король и правительство поставили спектакль перед военными миссиями Антанты и оккупационной администрацией, сменив три правительства и угрожая выйти из войны. Хитрость Авереску позволила сохранить румынскую армию, ведь количество войск в Бессарабии не регулировалось, и туда просто перебрасывали всех мобилизованных. Но мудрее всех поступил Брэтиану: он добровольно ушел в отставку после поражения Румынии, порекомендовал королю германофила Маргиломана, и вновь стал премьером после окончания войны – в то время, когда Румыния начала расширение территории за счет проигравшей Австрии. Это была победа со вкусом поражения и позора.




Комментирование закрыто.