Украинский Сталинград: Харьков на фото времен Второй мировой войны

Владимир Беляминов для "Хвилі"

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Улица Полтавский шлях

В четырёх битвах за Харьков и за время его двукратной оккупации СССР и Германия потеряли больше людей, чем где-либо ещё в истории Второй мировой, включая Сталинград. Городские старожилы утверждают, что Харьков не стал городом-героем потому, что Сталин считал позором для РККА освобождение Харькова лишь с третьей попытки

Сегодня  выкладываю фото от [info]varjag_2007 (большое ей спасибо за подборку редких фото, много сканированных с немецких диапозитивов). Места, которые узнал по фото, я подписал. Много редких, необычных ракурсов.

Это около Привокзальной площади, похоже на здания управления Южной железной дороги.
Привокзальная площадь, позади  здание управления Южной железной дороги.


Оккупация

Харьков был наиболее населённым на момент оккупации городом Советского Союза, побывавшим в оккупации во время Великой Отечественной войны. Население города 1 мая 1941 года составляло 901 тысячу человек, перед оккупацией в сентябре 1941 вместе с эвакуированными составляло 1 млн 500 тыс.[12] (больше, чем сейчас), после освобождения в августе 1943 г. — 180—190 тысяч человек (по данным Н. С. Хрущёва, 220 тысяч).[13]

Уличные бои в Харькове, 25 октября 1941 года.Город был оккупирован 24 октября 1941 года силами 6-йармии вермахта под командованием Вальтера фон Рейхенау, 55-мармейским корпусом Эрвина Фирова (который стал комендантом города после взрыва Георга фон Брауна). Обербургомистром был назначен немецкий полковник Петерскнотте, который, однако, вскоре передал свои полномочия А. И. Крамаренко. Последний оказался плохим администратором, не сумел справиться ни с задачами снабжения, ни бороться с советским подпольем.

Впервые в истории Великой Отечественной войны здесь при отступлении советской армией были применены радиоуправляемые мины. Самый известный взрыв радиоуправляемой мины был совершён по сигналу советского минёра Ильи Старинова из Воронежа в 3:30 ночи 14 ноября 1941 года. На воздух во время банкета взлетел германский штаб по улице Дзержинского, 17 (партийный особняк, в котором жили секретари КП(б)У: сначала Косиор, затем Хрущёв) вместе с командиром 68-йпехотной дивизии вермахта, начальником гарнизона и комендантом города генерал-лейтенантом Георгом фон Брауном, братом знаменитого ракетчика Вернера фон Брауна. Немецкие сапёры во главе с инженер-капитаном Гейденом, разминировавшие здание и обезвредившие ложную мину, заложенную под огромной кучей угля в котельной особняка, были обвинены в измене и расстреляны. В отместку за взрыв немцы повесили пятьдесят и расстреляли двести заложников-харьковчан.[14]

Разрушенный вокзал Харькова, октябрь 1941 года. В саду Шевченко аллею от Ветеринарного института до памятника Шевченко немцы превратили в воинское захоронение для высоких военных чинов. (По прусским военным традициям захоронение часто устраивается в центре города). В харьковском саду были похоронены минимум два фашистских генерала: в ноябре 1941 — взорванный Ильёй Стариновым Георг фон Браун, надгробие над могилой которого было похоже на мавзолей; и в июле 1943 — командир 6-йтанковой дивизии Вальтер фон Хунерсдорф, раненый 14 июля под Белгородом во время Курской битвы и умерший после операции в Харькове 19 июля; на его похоронах присутствовал фельдмаршал фон Манштейн.

Немцы собирались устроить на аллее сада «пантеон германской военной славы». После окончательного освобождения города, в 1943 году, оккупационное кладбище было уничтожено.[15]

Бои за город

Харьков был оккупирован 24 октября 1941 года силами 6-й армии вермахта под командованием Вальтера фон Рейхенау. Город был сдан почти без боя, из-за предшествующей катастрофы под Киевом. Бои шли в центре, на улице Университетской (основная точка обороны — Центральный Дом Красной Армии), и на Холодной Горе.

В январе 1942 РККА предприняла наступление южнее города, в районе Изюма. С изюмского плацдарма командование Юго-Западного фронта намеревалось осуществить Харьковскую операцию по окружению и дальнейшему уничтожению противостоящей 6-й армии. Эта операция, начатая 12 мая 1942 г., завершилась катастрофой: в окружение и плен попали значительные силы наступавших советских войск.

В феврале 1943 г., развивая наступление Советской Армии, начатое после Сталинградской битвы, Харьков был освобожден силами Воронежского фронта под командованием генерала Ф. И. Голикова. Однако последовавшее вскоре контрнаступление немецких войск в марте 1943 года привело к повторной сдаче города (15 марта). На этот раз группе состоящей из первой и второй дивизий СС под командованием генерала П.Хауссера.

В августе 1943 город был освобожден окончательно действиями 69-й армии Воронежского фронта, 57-й армии Юго-Западного фронта и 7-й гвардейской армии Степного фронта. День освобождения Харькова, 23 августа, с тех пор становится городским праздником, в 1980-х годах названным Днём города.

23 августа 1943 немцы отступили из города на южную окраину и в район аэропорта, при этом каждый день обстреливая артиллерией центр Харькова. В ночь с 27 на 28 августа по Змиевской улице группировка генерала Кемпфа, состоящая из мотопехоты при поддержке танков после короткой артподготовки предприняла попытку отбить город.[16] Их остановили в районе нынешнего автовокзала (Левада) и отбросили обратно. Только после этого, 30 августа, был проведён митинг в честь освобождения Харькова с участием Конева, Жукова и Хрущёва.[15]

В четырёх битвах за Харьков и за время его двукратной оккупации СССР и Германия потеряли больше людей, чем где-либо ещё в истории Второй мировой, включая Сталинград. Городские старожилы утверждают, что Харьков не стал городом-героем потому, что Сталин считал позором для РККА освобождение Харькова лишь с третьей попытки.

Вскоре после освобождения, в декабре 1943 года, в Харькове состоялся первый в мировой истории открытый судебный процесс над военными преступниками.

Разрушения города в результате военных действий

Харьков в результате войны оказался одним из самых разрушенных городов в Европе. Были уничтожены десятки памятников архитектуры, вывезены в Германию многочисленные художественные ценности, в том числе картины и гравюры Рубенса, Веласкеса, Дюрера, Ван Дейка из художественного музея. Посетивший город в 1943 году «красный граф» писатель Алексей Толстой писал: «Я видел Харьков. Таким был, наверное, Рим, когда в пятом веке через него прокатились орды германских варваров. Огромное кладбище…»

Немцы при отступлении в 1943 году не смогли взорвать железобетонный Госпром — так прочно он был построен. В Доме проектов (сейчас новое здание университета) были уничтожены все перекрытия, бывшие деревянными, и полностью разрушено крыло, обращённое к зоопарку. Не подлежали восстановлению первый в мире Дворец пионеров, Центральный дом РККА, Пассаж и вся застройка спуска Халтурина, гостиница «Красная», здание КП(б)У, музей имени Сковороды, Южный вокзал и множество других. Было уничтожено полтора миллиона квадратных метров только жилья. В зоопарке перед войной жили более 5000 животных, а после освобождения в августе 1943 их осталось менее ста пятидесяти, из которых более-менее крупных всего десять (четыре медведя, пять обезьян и один волк); во время войны уничтожено пять тысяч животных.

Общий ущерб городу составил 33,5 миллиарда рублей. Западные эксперты предсказывали, что на восстановление города понадобится 50 лет..[17]

Пустыри и развалины на месте разрушенных кварталов напоминали горожанам о войне вплоть до середины 1960-хгодов. На одном из памятников в Харькове высечены слова: «Герои не умирают. Они обретают бессмертие и навсегда остаются в памяти нашей, в свершениях наших, в великих деяниях грядущих поколений. Жизнью своей потомки обязаны им».

Использованы материалы источников

Нищий мальчик на улицах оккупированного Харькова в 1942 году
Нищий мальчик на улицах оккупированного Харькова в 1942 году
Одна из центральных улиц Харькова во время оккупации фашистами. Ориентировочно 1942 год

Одна из центральных улиц Харькова во время оккупации фашистами. Ориентировочно 1942 год

 

Жители оккупированного Харькова на мосту. Ориентировочно недалеко от Центрального рынка

Жители оккупированного Харькова на мосту. Ориентировочно недалеко от Центрального рынка. 1942 год

 

Портрет Адольфа Гитлера в одной из лавочек на улице Сумской в Харькове в 1942 году

Портрет Адольфа Гитлера в одной из лавочек на улице Сумской в Харькове в 1942 году

 

Харьков во время фашистской оккупации. Угол ул. Сумская и ул. Иванова. Центр, напротив театра оперы и балета им. Лысенко. И сейчас на углу в этом здании магазинчик.

Харьков во время фашистской оккупации. Угол ул. Сумская и ул. Иванова. Центр, напротив театра оперы и балета им. Лысенко. И сейчас на углу в этом здании магазинчик.

 

Антисоветские и антиеврейские плакаты на одной из центральных улиц оккупированного фашистами Харькова в 1942 году

Антисоветские и антиеврейские плакаты на одной из центральных улиц оккупированного фашистами Харькова в 1942 году

 

Харьков во время фашистской оккупации. Вид Сумскую с площади Розы Люксембург.

Это как раз на пл. Розы Люксембрг. На месте двухэтажного здания справа — большой жилой дом. В нем на первом этаже «Индэкс-банк», «Брокард», «Лига-нова». Напротив через дорогу — как и был — Центральный универмаг. Вот только там где едет машина — сейчас площадка и поворот трамвая на ул. Университетская (ее начало — справа, дом с куполом. Сохранился и сегодня.

 

Харьков во время оккупации. Британский танк Mark IV на площади Розы Люксембург

Харьков во время оккупации. Британский танк Mark IV на площади Розы Люксембург

 

Очень качественное фото пикирующего бомбардировщика Ju-88

Очень качественное фото пикирующего бомбардировщика Ju-88. Харьков. 1942 или 1943 год

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации

Около реки — здание Центрального рынка. На ул. Клочковской (идет вдоль речки под спуском) еще виден частный сектор. Сегодня там рынок «Балка» — книги, канцтовары, антиквариат, блошиный рынок.

 

Харьков во время фашистской оккупации. Набережная возле Благовещенского собора

Набережная возле Благовещенского собора в Харькове. Как видим мост был разрушен и людей перевозят на лодке.

 

Харьков во время фашистской оккупации. Госпром.

Здание Госпрома выглядит вполне сохранившимся, как и сама площадь

 

Харьков во время фашистской оккупации. Немецкие солдаты маршируют, распевая песни под гармошку по улицам Харькова
 Немецкие солдаты маршируют, распевая песни под гармошку по улицам Харькова
Немецкие пилоты на фоне Хейнкеля-111 возле Харькова в 1942

Немецкие пилоты на фоне Хейнкеля-111 возле Харькова в 1942

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Пригороды Харькова

Жители Харкова. Место неизвестно

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Улица Полтавский шлях

На заднем плане Университет. Фото сделано ориентировочно в районе улицы Полтавский шлях. Как видим, она сильно разрушена

 

Фото Харькова по время фашистской оккупации.Беженцы идут мимо гостиницы "Красная"

Беженцы идут мимо гостиницы «Красная»

 

Фото оккупированного Харькова

Вид на площадь Розы Люксембург

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Народ на Центральном рынке (Благбазе) — Благовещенский базар. Вдали Госпром и здание Университета

Народ на Центральном рынке (Благбазе) — Благовещенский базар. Вдали Госпром и здание Университета

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Начало улицы Сумская с площади Розы Люксембург

Начало улицы Сумская с площади Розы Люксембург

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Вид на площадь Свободы с самолета

Вид на площадь Свободы с самолета

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Разрушенные пригороды Харькова

Разрушенные пригороды Харькова

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Вид на площадь Дзержинского с борта немецкого самолета

Вид на площадь Дзержинского с борта немецкого самолета

 

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Соснова горка, спуск Пассионарии, выходит как раз на ул. Клочковскую. Сегодня здесь ходит трамвай

Соснова горка, спуск Пассионарии, выходит как раз на ул. Клочковскую. Сегодня здесь ходит трамвай

 

Фото Харькова во время фашистской оккупации. Пригороды Харькова

Разрушенные пригороды Харькова

 




Комментирование закрыто.