Зачем Америка ломает глобализацию

Максим Михайленко, для "Хвилі"

Речь, конечно, о ныне правящей части политической элиты США – даже не о всей Республиканской партии, которая, впрочем, постепенно «ложится» под президента (правда, скандальный саммит в Хельсинки немного затормозил этот процесс). А «ложится» она потому, что в ноябре выборы, а Трамп, еще недавно актер телевидения – гений самопиара. Хотя этот метод украинцам хорошо знаком – все успехи приписываются себе, все поражения – «папередникам». Впрочем, некоторые сенаторы и конгрессмены от республиканцев заняли независимую позицию, поэтому им предстоят очень тяжелые кампании. Американцы чрезвычайно «партийны», а с момента скандальных президентских выборов – политизированы, как никогда ранее (что-то похожее происходило разве что в годы маккартизма или войны во Вьетнаме).

Поэтому необходимо подчеркнуть – агрессивная торговая политика Америки Дональда Трампа в ближайшее время явно не изменится, скорее, будет лишь усугубляться.  Ведь он более или менее выполняет свою программу – или так кажется, или так кажется ему. Он бодро управляет страной посредством твиттера, его избиратель продолжает «балдеть», а значит – все путём.  Так что не угаснет и его стремление к двусторонним и тактическим соглашениям, причем эту склонность лишь «усугубляет» фигура Джона Болтона, сторонника концепции о приоритете интересов США над любыми обязывающими коллективными пактами (но при этом люди Болтона, такие как Гаррет Маркиз, сменили в Нацбезе искренних изоляционистов, таких как Майкл Энтон). На самом деле, такая традиция в американской политической мысли есть, и называется «джексонианством» по имени 7-го президента США Эндрю Джексона – она включает в себя свободную внутреннюю экономику, интересы «простого человека» и внешнюю политику, построенную на интересах, а не ценностях или идеологической миссии. Причем на интересах конкретных и односторонних, а не коллективных.

В какой-то степени, хотя сегодня так «далеко» никто особенно не заглядывает, текущую ситуацию может смягчить или модифицировать изменение баланса сил в Конгрессе к концу года, но пока что шансы оппозиционных демократов на успех несколько призрачны.

Ведь, во-первых, дело о вмешательстве России в американские  выборы (сам факт такого вмешательства уже не оспаривается) продолжает набухать в разных направлениях, поглощая ресурсы правоохранительных ведомств и энергию либеральных СМИ, но способно ли оно «похоронить» под собой 45-е президентство – или это будет что-нибудь другое – неизвестно.

Во-вторых, зацикленность левого фланга на теме секса во всех его проявлениях – отнюдь не расширяет базу поддержки демократов, и уже вызывает изжогу и скуку, не меньшую, нежели «твиттер-выступления» самого Дональда Трампа у его противников.

Отсюда и необходимость рассчитывать на продолжительность нынешнего курса, временами напоминающего сознательный слом пока что существующего глобального порядка самими же США. Конспирологи левого и ретроиндустриального направления вещают о том, что действующая администрация инспирирует, вот всеми этими своими виражами, новый и затяжной глобальный кризис, и все ради масштабного перезапуска собственной промышленности. Что-то из этого, в общем, читается в риторике и некоторых решениях Белого Дома, но, скорее все, в таком подходе много лишнего.

В Америке и впрямь конкурируют разные хозяйственные и идеологические группировки, но все же, это соперничество не покидает границ разумного, поскольку США представляют собой средоточие многопрофильных транснациональных конгломератов, контролирующих производственные и дистрибьюторские цепочки в большинстве стран мира. При желании США (возможно, будучи единственной такой страной на земле) могут, конечно, закрыться и существовать в режиме экономической автаркии, самодостаточности. Но цена такого de-linking («самовыпиливания») будет просто неподъемной. Сегодня Великобритания столкнулась с тем, что отсутствие тарифного соглашения с ЕС автоматически заморозит ее членство в ВТО, так как если с одним из членов ВТО исчезает такой договор – то он теряет силу со всеми. Из-за чего в середине июля развалилось и правительство тори (кабинет Мэй существует теперь в условиях поддержки нескольких лейбористов – сторонников брексита).  Сам же процесс выхода из глобального рынка и системы правил займет даже не годы, а десятилетия, причем доллар в итоге потеряет, к радости или к несчастью мечтающих об этом маргиналов, статус мирового коэффициента обмена, главной резервной валюты.

Такое место пусто не бывает, так что этот статус быстро вернет себе фунт стерлингов – в конце концов, он-то может пережить и брексит, и саму Великобританию, в которой теперь бурлят центробежные тенденции. Не зря заместитель госсекретаря США по Европе и Евразии Уэс Митчелл в ставшей уже знаменитой речи в фонде «Херитедж» («Наследие») внезапно заявил о центральной роли Великобритании в политической географии Запада «и после Брексита».

А может, это будет ныне многострадальное евро, многообещающий – все еще – юань, или, чем Шива не шутит – индийская рупия? Но все это, так или иначе, на данный момент – лишь далеко идущие фантазии. Происходящая ныне своего рода глобальная смута (вызванная коррупцией и неврастенией западных элит) не отменяет одного важного факта. Его, кстати, куда красноречивее подтверждает именно украинский опыт, не говоря уже о греческом. А именно того, что Бреттон-Вудские институты, а это МВФ, Всемирный Банк и ВТО, и их сиамский близнец, Федеральный резерв США, продолжают находиться в центре мировой финансовой системы и лишь наращивают обороты, невзирая на эскапады Белого Дома и его тарифную гонку с препятствиями. Не говоря уже о заявленных президентом Франции Эммануэлем Макроном планов создания единого европейского минфина  и других конфедеративных реформ на Континенте.

Потому что при всем своем, пусть даже весьма вероятном желании – правительство США зависит от настроений Уолл-Стрит, а не наоборот. В противном случае мы говорили бы о «дирижизме» в американской внутренней политике, а это именно то, с чем трампистская часть консерваторов и сам ее вождь и кумир призывали и призывают всячески бороться.

Все вышесказанное, между тем, не означает, что Трампу, его ближайшему кругу и «ядерному» избирателю не хотелось бы сломать глобализацию, вернувшись в никогда не существовавшее «старое доброе прошлое», в годы этак то ли 50-е, то ли, в лучшем случае, 80-е (правда, Рейган, с их точки зрения, тоже был «глобалистом» и «мотом»), когда мир внутри и вовне Америки, казалось, был попроще. Такое возвращение, однако, невозможно уже чисто технически и технологически.

Это рациональной частью сознания понимает  сам американский президент, чья семья ведет дела по всему миру, и который никак не воспротивился повышению потолка заимствований, чем разочаровал правых либертарианцев (таких как Рэнд Пол), частично все еще продолжающих подыгрывать ему из конъюнктурных соображений, но уже с ноткой усталости.

В определенный момент, и это, по-видимому, если не произойдет форс-мажоров, случится поближе к выборам-2020, Трамп снизит градус кипения и объявит о том, что достиг уже «лучших» условий торговли, о которых прожужжал избирателям все уши. Ведь второй раз на «хайпе» и обвинениях (теперь уже некого корить) переизбраться, по крайней мере, в Америке, явно невозможно, разве что демократы оплошают с кандидатом.

А вот новый глобальный кризис – сегодня в этом смысле мир с тревогой следит за Италией, ее внешним долгом и банковской системой  – может, увы, и грянуть. Тогда глобальная финансовая власть вновь придет на выручку «реальному сектору», мягко отодвинув в сторону взрослых детей, любящих ломать игрушки.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.