Водная гегемония Китая

Брахма Челлани

 

Ни одной стране прежде не удавалось получить такое неоспоримое превосходство на континенте посредством контроля верховьев множества международных рек и манипулирования их потоками. Китай, крупнейший в мире строитель плотин (обладающий немногим более половины из приблизительно 50 000 крупных плотин на планете), стремительно усиливает влияние на своих соседей, реализуя масштабные гидроинженерные проекты на международных реках.

{advert=1}

Водная карта Азии в корне изменилась после победы коммунистов в Китае в 1949 г. Большинство важных международных рек Азии берут своё начало на территориях, которые были силой присоединены к Китайской Народной Республике. Тибетское плато, например, является крупнейшим в мире хранилищем питьевой воды и источником крупнейших рек Азии, в том числе рек, являющихся «артериями» материкового Китая, а также Южной и Юго-Восточной Азии. Другие подобные китайские территории содержат верховья таких рек, как Иртыш, Или и Амур, текущих в Россию и Центральную Азию.

Это делает Китай источником потоков международных рек в большое число стран мира. Однако Китай отвергает сам принцип деления водными ресурсами и официальное сотрудничество со странами, расположенными ниже по течению.

В то время как страны Юго-Восточной и Южной Азии, являющиеся совладельцами пограничных рек, связаны друг с другом водными договорами, которые они заключили друг с другом добровольно, у Китая нет ни единого договора о водных ресурсах ни с одной из стран-совладельцев пограничных рек. Вообще, имея свой пирог, Китай является партнёром в диалоге, но не является членом Комиссии по реке Меконг, что подчёркивает его намерение не следовать правилам стран бассейна р. Меконг или принимать на себя какие-либо юридические обязательства.

{advert=2}

Хуже того, развивая принцип многосторонних отношений на мировой арене, Китай проявляет безразличие к многостороннему сотрудничеству между государствами бассейна данной реки. Страны нижнего течения р. Меконг рассматривают стратегию Китая как попытку «разделять и властвовать».

Хотя публично Китай и выказывает поддержку двусторонним инициативам по многосторонним учреждениям, занимающимся водными ресурсами, он не проявил никакого реального энтузиазма в совершении значимых двусторонних действий. В результате, вода всё очевиднее становится новой политической проблемой в отношениях данной страны с такими её соседями, как Индия, Россия, Казахстан и Непал.

Китай отвлекает внимание от своего отказа делиться водой или вступать в официальное сотрудничество по рациональному управлению общими реками, расхваливая подписанные им соглашения об обмене информацией о статистике потоков с странами-совладельцами пограничных рек. Это не соглашения о сотрудничестве в отношении общих ресурсов, а, скорее, коммерческие договора о продаже гидрологических данных, предоставляемых странам-совладельцам пограничных рек другими странами верховий рек бесплатно.

Вообще, перенеся своё лихорадочное строительство плотин с внутренних рек на международные реки, Китай теперь находится в конфликте по поводу водных ресурсов почти со всеми странами-совладельцами пограничных рек. Эти конфликты непременно будут усугубляться, учитывая новую программу Китая по возведению мега-плотин, лучше всего иллюстрируемую недавним новым проектом на р. Меконг – плотиной Сяовань мощностью 4200 МВт, по сравнению с которой парижская Эйфелева башня – сущий карлик, и проектом плотины мощностью 38 000 МВт на р. Брахмапутра в провинции Метог, вблизи от спорной границы с Индией. Плотина Метог станет в два раза больше плотины «Три ущелья» мощностью 18 300 МВт, в настоящее время являющейся крупнейшей плотиной в мире, строительство которой привело к переселению не менее 1,7 миллиона китайцев.

Кроме того, Китай объявил о площадке для ещё одной мега-плотины на р. Брахмапутра в провинции Дадиква, которая, как и плотина Метог, должна будет использовать силу воды реки, падающей с высоты более чем 3000 метров в том месте, где она делает резкий поворот на юг от хребта Гималаи в Индию, образуя самый длинный и отвесный каньон в мире. Каньон Брахмапутра, который вдвое глубже Большого каньона в США, содержит крупнейшие в Азии нетронутые водные резервы.

Страны, которые, вероятно, примут на себя главный удар подобного масштабного отклонения вод, – это страны, расположенные дальше всего вниз по течению таких рек, как Брахмапутра и Меконг: а именно, Бангладеш, само будущее которого находится под угрозой из-за изменения климата и окружающей среды, и Вьетнам – «рисовая чаша» Азии. Присвоение Китаем вод реки Или угрожает превратить казахстанское озеро Балхаш в очередное Аральское море, уменьшившееся более чем вдвое от первоначального размера.

Более того, Китай планирует создать «Великий западный путь» – третью часть проекта «Великое изменение течения вод с юга на север» – самой амбициозной программы изменения течения рек и их бассейнов из когда-либо разработанных, первые две части которого, в том числе в отношении внутренних рек этнической территории Китая Хань, планируется завершить в течение трёх лет. «Великий западный путь» с центром на Тибетском плато должен отвести воды, в том числе из международных рек, в реку Хуанхэ, также начинающуюся в Тибете, – главную реку северного Китая, испытывающего нехватку воды.

Поскольку отрасль производства гидроэнергетического оборудования Китая является доминирующей в мире, Китай также является крупнейшим иностранным строителем плотин. Начиная с провинции Кашмир, контролируемой Пакистаном, и заканчивая неспокойными штатами Качин и Шан Бирмы, Китай расширил своё строительство плотин на спорные и мятежные регионы, несмотря на местную неблагоприятную реакцию.

Например, отряды Народно-освободительной армии неспокойного района Гилгит-Балтистан (провинция Кашмир, контролируемая Пакистаном), большинство в котором составляют шииты, участвуют в строительстве плотины и в других стратегических проектах. А строительство Китаем в Бирме плотины, генерирующей электроэнергию для экспорта в китайские провинции, недавно привело к возобновлению кровопролития, положив конец 17-летнему прекращению огня между Армией независимости Качина и правительством.

{advert=3}

Как и в случае своих территориальных и морских конфликтов с Индией, Вьетнамом, Японией и другими странами, Китай стремится нарушить существующее положение касательно потоков международных рек. Попытки убедить его приостановить дальнейшее одностороннее присвоение общих вод стало, таким образом, одним из важнейших условий обеспечения мира и стабильности в Азии. В противном случае, Китай, вероятно, станет хозяином водных кранов Азии, получив, тем самым, огромное влияние на поведение своих соседей.

Автор – профессор стратегических исследований в Центре политических исследований в Нью-Дели и автор книги «Вода: новое поле боя Азии».

Источник: The Water Hegemon

Перевод с английского – Татьяна Грибова




Комментирование закрыто.