«Венгерский апперкот» поддых Украине: идеальный момент для атаки

Дмитрий Тымчук

Очередным тревожным звоночком стало интервью посла Венгрии в Украине Михаля Баера украинским СМИ, в котором он уверил, что у Будапешта нет никаких территориальных претензий к Киеву, и тут же эти самые претензии по сути выдвинул.

В частности, речь идет о заявлении посла о том, что Венгрия поддержала идею создания в Закарпатье автономии для венгерской общины. «На последнем заседании венгерское правительство предложило поддержку тем инициативам, которые исходили от легитимных политических организаций закарпатских венгров. Это инициатива одной из двух венгерских партий Закарпатья. Мы просто обеспечили свою поддержку этим инициативам, и ни о каком сепаратизме речь не идет», — сказал Баер. По его словам, по двум-трем вопросам «пока не смогли найти общую формулировку для протокола», когда найдут общий язык — подпишут протокол. Комментируя мнение, что выделение для этнических венгров Притисянского района Закарпатья может стать поводом к присоединению этой территории к Венгрии, посол заявил: «Говорить можно о чем угодно. В Крыму существует автономная республика, в Европе есть автономии…».

Прежде всего, об автономии. Посол явно лукавит, апеллируя к примеру Крыма. Здесь, как известно, создана не национальная автономия, более того — как раз наличие, жизнь в единой политической среде и просто постоянное бытовое и культурное взаимодействие, прежде всего, этнических русских, крымских татар и украинцев, делает вообще невозможными какие-либо разговоры о «национальной подноготной» Автономной республики Крым (к тому же, как известно, и сама автономия этого региона, не смотря на название, законодательно весьма условна). Примеров же национальных автономий на территории Украине и не пахнет — наоборот, заявление посла Венгрии как раз совпало с показательным событием: председатель Сойма подкарпатских русинов, протоиерей православной церкви Московского патриархата Димитрий Сидор  Апелляционным судом Закарпатской области был признан виновным в посягательстве на территориальную целостность Украины и осужден до трех лет лишения свободы с назначением испытательного срока на два года. Причина — призывы к созданию «русинской государственности».

Пример автономий в Европе также в данном случае весьма сомнителен. На фоне процессов глобализации европейское понятие национального государства все больше размывается, и здесь в сохранении этих образований все большую роль играет даже не политический, а экономический фактор. Но стоит вспомнить, что после провозглашения независимости Косово Европу принялось не на шутку лихорадить, поскольку пример косоваров буквально всколыхнул европейских сепаратистов. Региональное правительство Страны Басков — автономной области на севере Испании — увидело в решении Косово «пример для подражания». «XXI век станет веком национальной самостоятельности малых народов. Политический конфликт в Стране Басков может быть решен лишь после обретения регионом права на самоопределение», — говорилось в заявлении баскской администрации Мирен Аскарате. Депутат испанского парламента Жоан Тарда сообщил, что Каталония «пойдет по такому же пути». Корсиканская сепаратистская организация Corsica Nazione Independente встретила провозглашение независимости Косово ликованием и горячо приветствовала «братский народ косоваров» в письме премьер-министру края Хашиму Тачи. «Наше движение знает об отважной борьбе, которую ведете Вы и народ Косово против фальшивого суверенитета, навязанного вам Белградом», — говорилось в этом послании.

Но в этих примерах есть одно маленькое «но»: речь идет о национальном большинстве в отдельных регионах европейских стран, которые вообще не имеют собственной государственности. В случаях, когда это большинство поддерживается соседней державой, расклады совсем иные. Так, та же Европа прекрасно помнит о последствиях использования внешним игроком национального движения судетских немцев в межвоенной Чехословакии, которое, как известно, было использовано Германией как повод для аннексии Судетской области в 1938 году в результате Мюнхенского соглашения. Не секрет, что историки рассматривают оккупацию Судет как один из факторов, спровоцировавших в Вторую мировую войну.

Если же использовать аргументацию венгерского посла в Украине, то де-факто на данный момент можно говорить о «национально-культурной автономии» литовцев в Ирландии, поляков в Великобритании, русских в Германии, а также автономии евреев, арабов, турок, индийцев и китайцев в Европе. Но в ЕС почему-то никто не спешит поднимать и решать эти вопросы, хотя такие автономии по определению не могут ни в какой перспективе ставить вопрос о присоединении к «своим» державам по той простой причине, что география не позволяет. А вот венгерская автономия в Украине — как раз позволяет.

«Сепаратистские» процессы на украинской территории Венгрия пытается форсировать на протяжении последних двух лет, используя удачность момента — и речь не только о нынешней политической ситуации в Украине. В прошлом году украинская власть пыталась заигрывать с Венгрией по всем возможным направлениям по той просто причине, что в 2011 году эта страна приняла председательство в ЕС. В Киеве явно рассчитывали, что, «прогнувшись» под венгров, Украина получит дивиденды от Евросоюза и, прежде всего, решит долгожданный вопрос введения безвизового режима с ЕС.

Именно на этой волне в прошлом году прозвучали преисполненные дружелюбия заявления начальника Генштаба ВС Украины (тогда — генерал-полковник Григорий Педченко), который, находясь с визитом в Венгрии и рассказывая об огромных перспективах украино-венгерского военного и военно-технического сотрудничества, заявил: «Между Венгрией и Украиной нет никаких проблем, которые бы мешали развитию двусторонних отношений». Эти и им подобные заявления украинских должностных лиц последовали в контексте аналогичных заверений конца 2010 года, прозвучавших во время различных встреч президента Украины Виктора Януковича, украинского премьера Николая Азарова и главы Верховной Рады Украины Владимира Литвина с высшим венгерским руководством — президентом и премьером страны, а также главой Государственного Собрания Венгерской Республики.

Это представляется странным, если учесть, что еще 2 года назад было очевидным: нынешняя политика Венгрии в отношении соседних стран и, в частности, Украины, едва ли способствует стабильности в регионе и, скажем так, не особо согласуется с украинскими национальными интересами. В частности, уже в 2010 году Венгрия не скрывала свой курс на поддержку соотечественников в соседних странах, вплоть до инициации вопроса автономии мест их компактного проживания.

Показательным в этом плане являлось принятие 26 мая 2010 года изменений в закон Венгерской Республики о венгерском гражданстве. Этим законом Венгрия предложила зарубежным соотечественникам принимать вместе с нынешним гражданством также и венгерское гражданство (что для жителей Украины, как и в случае с румынским гражданством, является пропуском для свободного перемещения по ЕС). При этом венгерские власти фактически провозгласили курс на поддержку борьбы венгров в соседних державах за автономию и противодействию ассимиляции, а также провозгласили активизацию культурной экспансии в Карпатском регионе. При этом на подобную деятельность Венгрия в 2011 году значительно увеличила финансирование из госбюджета.

Тут уже всякому понятно, что такая политика является прямой угрозой национальной безопасности Украины, учитывая количество проживающих на ее территории этнических венгров, в частности, в Закарпатской области (порядка 155 тыс чел, что составляет не более 12 % населения области).

При этом непонятно, о какой нужде в автономии вообще можно говорить. Так, в местах компактного проживания венгров в Закарпатье (а это Береговской, Виноградовский, Ужгородский и Мукачевский районы) для них созданы все условия — на 2006 год в Закарпатье насчитывалось 99 школ с преподаванием на венгерском языке (из них 63 общеобразовательных, 4 лицея, 1 гимназия, 29 смешанных венгерско-украинских, 2 смешанных венгерско-русских), выходило 4 газеты и 7 журналов на венгерском языке, в Береговском педагогическом институте, в Ужгородском национальном университете и Мукачевском педагогическом институте можно даже получить высшее образование на венгерском языке, есть и свой Венгерский национальный театр им. Д. Ийеша. Активно работают и национальные венгерские организации, причем некоторые из них также совершенно открыто выдвигают политические требования создания венгерской автономии.

Интересно, что иные страны-соседи Венгрии, обладающие куда меньшим военно-политическим потенциалом, чем Украина, не боятся адекватно реагировать на эту угрозу. Например, Словакия, при всех намерениях нынешней словацкой власти нормализовать отношения с Венгрией, с принятием указанных изменений в венгерский закон в 2010 году, экстренно собрала свой парламент и приняла закон Словацкой Республики «О государственном гражданстве», направленный на противодействие венгерской экспансии.

Украина же явную угрозу просто игнорирует. Более того: в попытке «подмазаться» к ЕС, Киев вместо хоть какой-то озабоченности твердит о большой дружбе с Венгрией и «отсутствии проблем, которые бы мешали развитию двусторонних отношений».

Автор — руководитель Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.