Цели Путина сирийской операции и афганская заготовка Кремля

Александр Смолянский, для "Хвилі"

Су-24 в Сирии

Российский президент Владимир Путин и бежит на Ближний Восток и в Центральную Азию от призраков «Боинга» и Донбасса

Убежать от призрака Каддафи в шкуре Джорджа Буша-младшего

Если судить по американскому и российскому сегменту Интернета, 7 октября произошли два главных события – 14-я годовщина начала американской войны в Афганистане после событий 11 сентября 2001 года и день рождения Владимира Путина.

Война в Афганистане стала самой длинной войной в американской истории, затмив по своей продолжительности вьетнамскую. О достижении большого успеха в этой войне американцам и союзникам по НАТО говорить не приходится.

Зато у Владимира Владимировича день рождения удался. Эфир всего дня был забит славословиями в адрес именинника и репортажами о подарках и праздничных акциях в адрес «любимого руководителя». Под вечер официальные российские СМИ сообщили и о праздничном фейерверке – пуске крылатых ракет с боевых кораблей ВМФ РФ в Каспийском море по целям в Сирии. Эти аналоги «Томагавков» и сейчас являются главным кормом и темником для кремлевской пропаганды. Последним эту тему попытался распиарить несравненный Дмитрий Киселев в своем воскресном эфире, перепутав наверное «Вести недели» с выставкой вооружений.

Несмотря на советскую традицию приурочивать дела «к знаменательным датам», пуски «Калибров» являются запоздалым прощальным аккордом не ко дню рождения Путина, а к его выступлению на Генеральной Ассамблее ООН.

В Нью-Йорке ему удалось заставить призабыть мировое сообщество о своих грязных делах в Украине и сбитому «Боингу». Главной темой стало участие России в войне в Сирии. Об этом чуть ниже.

Зачем же Путину Сирия? В первую очередь для того же самого, о чем сказано выше – заставить забыть о «Боинге». После блокирования Чуркиным резолюции СБ ООН о создании международного трибунала ожидалось, что этот вопрос будет вынесен на Генеральную Ассамблею ООН.

Путину удалось отвлечь внимание от этой проблемы. Но только на время. Флагман «Коалиции скорбящих» (по жертвам рейса МН17) Нидерланды перенесли публикацию отчета по расследованию на 13 октября. Кремль по этому поводу не расслабился, и на тот же день наметил обнародование собственного документа, формальным автором которого является производитель зенитных систем концерн «Алмаз-Антей».

Конечно, 13 октября ничего не закончится. Это будет длинный марафон для всех участников, как это обычно бывает при расследовании подобных трагедий. Путин изо всех сил пытается избежать повторения судьбы Муаммара Каддафи после Локерби. Каддафи полностью отвергал свою причастность к уничтожению этого американского самолета в 1988 году.

Только в 1992 году было принято решение ООН о введении жестких санкции против Ливии. И только в августе 2003 года Каддафи согласился признать свою вину за организацию теракта и выплатить компенсации семьям жертв. Главной причиной такого шага было, очевидно, вхождение американцев в Ирак и свержение Саддама Хусейна. Чтоб не пойти по стопам своего коллеги из клуба диктаторов, Муаммар Каддафи инициативно согласился также избавиться от запасов химического оружия и ядерных материалов.

План полностью сработал, и в залог восстановления дружбы с Белым домом Каддафи также присоединился к антитеррористической коалиции и начал поставлять своих сограждан в Гуантанамо. Благо, международных террористов исламистского толка в Ливии на тот момент хватало. О государственном терроризме режима Каддафи Джордж Буш и республиканцы больше не вспоминали. Точку в существовании Каддафи уже поставил Барак Обама.

Владимир Путин за дымовой завесой своей бравады и пропаганды на самом деле, как и Каддафи в свое время, ищет почву и повод для восстановления отношений с Западом. Он помнит, какой подарок ему сделал Джордж Буш — младший на день рождения в 2001 году, начав войну в Афганистане 7 октября. Белый дом мгновенно забыл и войну в Чечне, и войну на Кавказе и все остальные проделки господина Путина.

Осенью 2001 года Пентагон и ЦРУ смотрели в рот Кремлю и российским спецслужбам, прося у них любую информацию об Афганистане, включая и старые советские карты, и тем более старое оружие для боев с талибами. Россия превратилась в главный транзитный коридор грузов НАТО в Афганистан. Весь парк самолетов Ан-124 «Руслан» был зафрахтован под нужды НАТО в рамках программы SALIS.

За это время сам Путин превратился в алчную и тщеславную старуху из сказки о золотой рыбке, пока к 2014 году снова не оказался у разбитого корыта.

На Генеральной Ассамблее ООН в этом году он попытался даже залезть в шкуру Джорджа Буша — младшего после 11 сентября, который возглавил мировой крестовый поход против терроризма. Это и был каргокульт Путина.

Конечно, Владимир Владимирович, не особо надеялся на успех этого шоу, и покинул Нью-Йорк с опущенной головой, но с закатанными рукавами. На самом деле реальная цель у него одна – вернуть медовый месяц с Западом, как это было в Афганистане. В Сирии он уже пробует, но вполне возможно, что это желание доведет его и дальше на восток – до того самого Афганистана. Но об этом ниже.

Военный аспект войны в Сирии

Как только Россия объявила о своем участии в сирийской войне, доминирующей идеей стало то, что Россия снова влезает с ногами в Афганистан советского образца – в гнилую трясину затяжной войны на годы. В первую очередь, такая мысль возникла у арабов. И само собой, у украинцев, вместе с предвкушением, что кремлевский супостат и сгинет в той далекой стороне.

На самом деле на этот вопрос смотрят не с той стороны. Ибо есть один нюанс. И даже несколько.

У Владимира Путина нет таких ресурсов, как у Леонида Брежнева, чтобы одновременно залезть сразу во все войны на планете и вести их годами – от Вьетнама до Анголы и от Афганистана до Мозамбика и Эфиопии.

На данный момент Путин может себе позволить не войну воевать, а только кино снимать. В самом буквальном смысле. Отдать традиционный приказ делать «пушки вместо масла» он может не своему министру промышленности или экономики, а только руководству «Газпром-медиа». У Путина нет ни Альберта Шпеера, ни даже Дмитрия Устинова. У Путина есть только «эффективные менеджеры» вроде Чубайса или Рогозина, которые уже и советскую ракету не могут в космос запустить без приключений.

Во время войны в Ливии 2011 года американские силы воевали всего 10 дней, но выпустили в первые сутки 112 ракет «Томагавк», и 159 (вместе с британцами) за трое суток между 19 и 22 марта 2011 года. В 2003 году по Ираку было выпущено 802 ракеты «Томагавк».

Владимир Путин позволил себе выпустить только 26 ракет «Калибр», причем еще старой советской разработки 30 летней давности, и то только на свой день рождения. И то только для того, чтоб создать впечатление и картинку похожести своей войны именно на американскую, где ночные пуски «Томагавков» всегда были первыми кадрами CNN, возвещавшими о новой военной операции США. Начиная с «Бури в пустыне» в 1991 году, где было выпущено 288 «Томагавков».

С картинкой самолетов вообще получилась лажа. Первые кадры российского телевидения о Сирии – это не бомбардировщики-невидимки вроде «В-2» (аналогов СССР не сделал, а Путин – тем более), а советские же Су-24 с бомбами ОФАБ-250, принятые на вооружение в 1946 году. Уже потом пошли картинки Су-34 (тоже советско-ельцинский задел, переделка с Су-27), с «умными» бомбами КАБ-500, принятые на вооружение в 1976 году.

На что же похожа путинская война в Сирии, если отбросить эмоции и пропагандистскую картинку? Это смотря с какой стороны смотреть. Если смотреть с российской стороны, то она действительно похожа на афганскую. Но не советскую, а американскую. На операцию «Enduring Freedom», начатую 7 октября 2001 года на день рождения Путина.

Тогда американские наземные силы почти не участвовали в штурме позиций талибов, а только обеспечивали целеуказание американской авиации. Роль наземных ударных подразделений выполняли силы Северного Альянса, которых снабжала оружием именно Россия задолго до 11 сентября 2001 года. Тогда это вызывало резкое недовольство Белого дома, который считал, что поставки оружия в Афганистан способствуют дальнейшему разжиганию гражданской войны.

Но после 11 сентября Вашингтон поменял позицию на 180 градусов, Джордж Буш — младший посмотрел в глаза Владимиру Путину и увидел в них «честного человека», и между ними случился медовый месяц. А поставки российского оружия противникам талибов оплачивали уже сами американцы. И потом еще и сотни вертолетов у русских заказали – для афганской и иракской армии, чем вызвали очередь на Казанском вертолетном заводе за Ми-17 на 5 лет вперед.

В Сирии, по замыслу Кремля, должен случиться тот же самый формат участия России. Странно, что до сих пор никто не увидел этой очевидной параллели. Только вместо моджахедов на земле в наступление должны идти правительственные войска Башара Асада и иранцы со всеми своими шиитскими «прокси» из Ливана и, возможно, Ирака.

С иранцами уже происходит полный ад. Гибель такого количества старших командиров сравнима только с наполеоновскими войнами 200-летней давности, когда генералы и маршалы скакали впереди войска, и говорит только о том, что командный состав не смог развернуть управление как положено. И руководит непосредственно из боевых порядков на самом переднем крае, обстановку видят сами в бинокль и приказы отдают голосом, а не по радио.

Со стороны сирийских повстанцев война является полным повторением другой войны – второй ливанской 2006 года, которая тоже прошла с российским и сирийским участием. Только здесь стороны полностью поменялись ролями.

Напомню, что 12 июля 2006 года диверсионные группы террористического движения «Хизбулла» с территории Южного Ливана обстреляли и напали на блокпосты израильской армии. Израильское руководство не вспомнило тогда, что в этот день должна состояться передача иранского ядерного досье из МАГАТЭ в СБ ООН, и связать с этим нападение боевиков. И Тель-Авив клюнул на эту копеечную провокацию иранских прихлебаталей — «Хизбуллы» и послал танки и авиацию громить весь Ливан.

Однако более чем за месяц войны израильские танки не смогли продвинуться вглубь Ливана и на 20 км. Главную роль в обламывании зубов и когтей главной ударной силе израильтян – танковым клиньям, сыграли поставленные из Сирии Башаром Асадом российские ПТРК «Корнет». Уже после войны «Хизбулла» пополнила свои арсеналы этим «чудо-оружием» еще на 5000 штук. Напомню, что тогда ни Россия, ни Сирия не понесли никакой ответственности за передачу оружия террористам. И даже Израиль не очень хочет об этом напоминать. А тогда Израиль совершенно ничего не смог добиться даже с полным превосходством в воздухе.

Сейчас в Сирии происходит ровно то же самое. В полностью идентичной местности сирийские повстанцы расстреливают ПТУРами всю технику Башара Асада, которая попадает в поле зрения. При том же полном превосходстве в воздухе сирийской и российской авиации и массовом применении кассетных и иногда высокоточных бомб. Разница только в том, что сейчас сирийцы стреляют не российскими «Корнетами», а старыми американскими «ТОУ», которые имеют несколько меньшую дальность при почти тех же габаритах.

Сейчас главную важность имеют две вещи – это количество ПТУР у Свободной Сирийской Армии, и погода. Повстанцам следует додержаться до осенне-зимних дождей, которые закроют для российских летчиков и беспилотников небо, и получить максимально возможное количество новых противотанковых дальнобойных ракет.

Идут разговоры, чтоб обеспечить повстанцев и зенитными системами. Но надо иметь в виду, что сами русские и провоцируют спонсоров ССА на передачу ПЗРК. Несмотря на то, что ПЗРК не достанут до Су-24 и Су-34, которые работают с больших высот. Зато стала очевидной очередная кремлевская западня. После притянутых за уши вербовщиков ИГИЛ в Украине, уже пошла раскрутка другой темы, что Украина передает террористам ИГИЛ ПЗРК, которые могут выстрелить не обязательно по русским самолетам. По факту передать ПЗРК ИГИЛ может только сама Россия, в том числе и бывшие украинские, захваченные оккупантами на складах украинской армии в Крыму, или на Донбассе.

Помимо этого, Россия и Асад постоянно провоцируют Турцию вторжениями самолетов. Путину кровь из носу нужно разжечь еще большую заваруху и состряпать новую грандиозную провокацию с резонансом на весь мир, чтобы заставить забыть о своих украинских «хвостах», и о Башаре Асаде.

А кроме этого, Путину более всего нужно, чтоб в плен к Свободной Сирийской Армии (ССА) попал сбитый русский летчик, с которым после последних бомбардировок и гибели мирных жителей в том числе детей вряд ли поступят гуманно. Вот это будет полное «бинго» для Башара Асада и Путина, который скажет, что никакой ССА не существует, а есть один сплошной ИГИЛ и это полностью ему развяжет руки для тотальных бомбежек в интересах армии Асада.

Сейчас Западу единственное, что остается, это ломать голову, как одновременно установить и зонтик над ССА, и не спороть любого вида «горячку» в результате каждой из грубых путинских провокаций. В любом месте, начиная с беженцев в Европе и кончая провокационными бомбовыми ударами по ССА, и залетам в турецкое воздушное пространство.

Афганская заготовка Кремля

На случай неудачи с возвращением медового месяца с Белым домом в Сирии, Путин, очевидно, начал прощупывать и афганский вариант. Опять-таки, в день рождения Путина военное руководство России объявило о переброске партии военных вертолетов в Таджикистан. Цель очевидна – работа «за речкой», то есть в Афганистане.

Захват талибами Кундуза, самого близкого крупного города к границе Таджикистана, уже напряг и постсоветских руководителей Средней Азии, и Обаму с НАТО, которым все никак не дают уйти из Афганистана. И забыть одновременно и Афганистан, и Путина.

В гости к «верному пехотинцу» Путина Рамзану Кадырову приехал и несколько позабытый афганский генерал Дустум, который всегда ориентировался на Москву больше, чем на любое руководство в Кабуле, и всегда был полностью зависим только от Кремля.

Очевидно, что Путин надеется, что если в Сирии у него не получится сделать Обаме «предложение, от которого тот не сможет отказаться», то в Афганистане Владимир Владимирович точно сможет второй раз войти в ту же реку, что и с Джорджем Бушем-младшим 14 лет назад.

Оставит ли Путин в покое Украину?

Ответ простой – не оставит. Несмотря на провал предыдущих планов Кремля по Украине, Путину все равно кажется, что из Киева до него начинает доноситься сладкий запах брожения, который постоянно пытается усилить российская пропаганда.

Теперь Путин просто меняет дрожжи и закваску, которыми он хочет разорвать украинскую бочку. Вместо ограниченного контингента своих регулярных сил и сброда «моторол» на Донбассе, главными инструментами Путина по дестабилизации всей Украины станут накопившееся болевые точки украинского общества (внутриполитические, экономические, социальные), которые, по мнению Кремля, пришло время начинать разыгрывать, особенно, в преддверии местных выборов.




Комментирование закрыто.