Старая политическая карта Европы терпит крах

Игорь Дмитриев, для "Хвилі"

Migrant crisis Europe

Экономический кризис и волна беженцев с Ближнего Востока рушат традиционную для Европы политическую систему. Парламентские выборы в Испании, как и ранее во Франции, Польше, Греции, демонстрируют распад двухпартийной модели, которая доминировала до последнего времени в большинстве стран Запада. На авансцену выходят новые, внесистемные, радикальные правые и левые партии. Они уверенно теснят правящие уже много лет по очереди системные лево- и правоцентристские партии.

Многие десятки лет в Европе торжествовала та политическая модель, что и в США. Формально, конечно, существует множество партий. Однако на деле у власти поочерёдно сменяют друг друга лишь две. Одна, левоцентристская – за сокращение разрыва между богатыми и бедными, повышение налогов на богатых и дополнительные социальные блага для бедных. Другая, правоцентристская – за снижение налогов, рост военных расходов, духовные скрепы… В США – Демократическая и Республиканская партии, в Великобритании – лейбористы и консерваторы, в Испании – Социалистическая рабочая и Народная партии, во Франции – социалисты и республиканцы, в Германии – СДПГ и блок ХДС\ХСС, и тому подобное.

При этом с течением лет оба крыла всё меньше отличались друг от друга и своим внешним поведением, и риторикой. Глянцево-гламурные лидеры, как и прочие партийные карьеристы — бюрократы в костюмах с галстуками и гладкой речью, в которой всё труднее найти живое слово – они делали пропасть между обществом и властью всё большей. Тем более сейчас, когда нарастает экономический кризис с его ростом безработицы и массовыми банкротствами, а на Ближнем Востоке бушует война, выплёскивая в Европу волны мигрантов. Правящие в Европе партии явно не в силах предложить рецепт решения всех проблем, и отношение среднего избирателя к этим бюрократам от политики всё увереннее характеризуется одним словом: «Достали!». Возникает массовый запрос на принципиально новые, молодые, незашоренные штампами лица и речи…

Возмущённые молодые испанцы могут многое

Самый свежий пример в этом перечне – прошедшие в конце декабря парламентские выборы в Испании. Уже свыше тридцати лет этой страной правят поочерёдно Народная (НП) и Социалистическая рабочая партии (ИСРП). Никто больше на их фоне даже и не был заметен. На предыдущих выборах в 2011 году две эти партии получили в сумме 73,3% голосов избирателей, а ближайший к ним соперник – коалиция «Объединённые левые» — лишь 6,9%.

Однако в этом году произошла сенсация. Хотя формально НП и ИСРП вновь заняла два первых места (28,7% и 22%), но практически на тот же уровень поднялась созданная лишь в 2014 году левая партия «Подемос» (20%), а на подходе ещё один новичок – либеральная партия «Граждане» (13,9%). Обе последние партии – принципиального нового типа. Ставший легендарным борцом с Системой экс-сотрудник Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден поздравил Испанию с переходом к «миру, где выборы – это нечто большее, чем выбор между двумя».

Особенно очевидно это в отношении «Подемос» («Мы можем») — по сути децентрализованного анархо-социалистского движения, основанного на базе движения «Индигнадос» («Возмущённые»), испанского аналога альтерглобалистов из «ОккупайУоллстрит». Партия выступает за институты прямой демократии, феминизм, альтернативную энергетику, сокращение рабочей недели, снижение выхода на пенсию, демократическое общественное управление образованием, здравоохранением, транспортом, культурой. Против коррумпированных правящих элит, влияния церкви на государство и диктата со стороны больших стран Европы.

В общем, типичные для Европы молодые леваки. Неформальный лидер «Подемос» — 37-летний Пабло Иглесиас Туррион, университетский преподаватель политологии с длинным хвостом в рубашке навыпуск. Таковы же и их избиратели – 20-30-летняя молодёжь из больших городов. Именно они, прежде игнорировавшие выборы как скучную забаву коррумпированных бюрократов, впервые массово пришли на выборы. У них появились свои партии – «Подемос» и «Граждане», и в итоге явка превысила ожидания – 73,2%. По словам Иглесиаса, «родилась новая Испания, которая проголосовала за изменение системы».

Французская птица цвета ультраМарин

То же можно сказать и о Франции. Впервые за много десятков лет в конкуренцию левоцентристских социалистов и правоцентристских республиканцев за власть уверенно вторглась третья сила. В отличие от Испании, ею стала не радикальная «Партия левых» Жан-Люка Меланшона, а радикально правый «Национальный фронт» (НФ). Выбирали во Франции глав регионов (департаментов) и делали это в два тура. Итоги первого тура были просто шокирующими. НФ лидировал в 6 регионах из 13. В среднем по стране он получил невиданные прежде 30% голосов избирателей, «Республиканцы» — 27%, а Соцпартия, в последние пять лет контролировавшая все регионы в стране, кроме Эльзаса – лишь 23%. Лидер НФ Марин Ле Пен и её 25-летняя племянница Марион Марешаль — Ле Пен набрали свыше 40% соответственно в регионах Пикардия-Кале и Прованс — Лазурный берег.

Так же, как и в Испании, главной причиной недовольства французов старыми партиями стали рост безработицы и давление бюрократической системы Евросоюза (ЕС). Только, в отличие от Испании, на эти факторы наложился ещё и эффект от недавней серии страшных терактов. Вызванный этим страх перед ближневосточными мигрантами решительно склонил чашу симпатий в пользу правых радикалов, выступающих против «общеевропейского гостеприимного дома». Так, в Кале, где сейчас скопление мигрантов, желающих попасть в Англию, НФ набрал более 50% голосов! И это при том, что традиционно там были сильны позиции коммунистов.

Лидер НФ заявила: «Что можно сделать, чтобы сделать ЕС лучше? Добиться его крушения!». Главной базой поддержки НФ стали не крупные города, как у испанской «Подемос», а мелкие города и деревни. Сельский производитель очень сильно страдает от навязываемых Европой всевозможных регламентов, норм, от запретов на поддержку местного, национального производителя. Поэтому в этой среде НФ находит себе благодарных слушателей и, более того, сторонников, которые готовы за ним пойти.

Перепуганные антиевропейскими настроениями две главные системные партии страны – социалисты и республиканцы — негласно объединились в борьбе с НФ. Против него выступали и либеральные, и консервативные лидеры, архиепископы Лилля и Марселя, руководители трёх ведущих национальных профсоюзов и общенационального объединения работодателей. Социалисты сняли своих кандидатов в пользу республиканцев – как меньшее зло — в тех регионах, где НФ добился наибольшего успеха. В итоге НФ по итогам второго тура не смог победить ни в одном из регионов. В пяти регионах победили социалисты, в семи – республиканцы, а на Корсике – местная социал-националистская партия «Вместе за Корсику».

И тем не менее считать НФ проигравшим никак нельзя. Во втором туре, несмотря на все усилия оппонентов, за партию проголосовало ещё больше избирателей, чем в первом. Тётя и племянница Ле Пен получили 42,3% и 45,2% голосов. По сравнению с предыдущими выборами 2010 года результат НФ по стране вырос втрое! 358 мандатов в региональных советах – прекрасная база для будущего успеха. Да ещё и большинству кандидатов от НФ – лишь около тридцати. Всё впереди…

Бороться за власть будут крайне-левые и крайне-правые

Испания и Франция – не единственные ласточки краха европейской двухпартийной системы. Скорее уж их целая стая! В Греции дважды — и в январе, и в сентябре — на парламентских выборах победила коалиция радикальных левых (анархистов, социалистов, коммунистов и т.д.) СИРИЗА. Примерно такая же коалиция, что и испанская «Подемос», с аналогичной идеологической платформой. Лидер СИРИЗА Алексис Ципрас тоже не носит галстук и вообще дружит с Иглесиасом Туррионом из «Подемос». После победы своих друзей в Испании он заявил: «Режим экономии в Испании теперь тоже политически повергнут. Наши усилия не напрасны. Европа меняется!». До этого года в Греции много лет, как и в других западных странах, у власти в Греции сменяли друг друга две умеренные партии: левоцентристская ПАСОК и правоцентристская «Новая демократия». Теперь же ПАСОК заняла лишь четвёртое место, уступив и ультраправой партии «Хриси Авги» («Золотая заря»), которая набрала 7%. Её платформа — тот же евроскептицизм, что и у леваков из СИРИЗА, плюс ещё борьба с мигрантами…

Рухнула в этом году прежняя двухпартийная система и в Дании, состоявшая традиционно из борьбы за власть между блоком «Социал-демократы» (СД) и праволиберальной «Венстрё». На первый взгляд, их благополучию как раз здесь ничего не угрожало. Экономика растёт, уровень безработицы неуклонно снижается. По этому показателю Дания находится в числе наиболее благополучных стран Европы, лишь 6,6% трудоспособного населения лишены работы. Дания с её социальными стандартами и высоким уровнем жизни — одна из самых процветающих стран Старого Света. В 2014-м именно в Дании был зафиксирован максимальный в Европе средний уровень почасовой оплаты труда — более 40 евро. Тем не менее и в этой вполне благополучной стране произошло политическое землетрясение. Хотя СД выиграли с 26,3%, на второе место, оттолкнув локтями праволибералов из «Венстрё», вспрыгнула радикально правая Датская народная партия (ДНП) с более чем 21% голосов. Успех ДНП объясняется их жёсткой антииммигрантской риторикой и критикой ЕС. Депутат от ДНП заявляет: «Дания не является страной иммиграции и никогда ею не была… Датчане сыты по горло указаниями из Брюсселя о том, как мы должны управлять нашим государством».

В Финляндии за власть традиционно боролись не две, а три партии: левоцентристская Социал-демократическая партия, правоцентристская «Национальная коалиция» и находящийся между ними «Финляндский центр». Ещё на предыдущих выборах 2011 года в эту тройку вторглась новая, радикально правая партия «Истинные финны». Тогда они были третьими, на нынешних выборах, в апреле 2015-го, уже вторыми. Как и их коллеги в других европейских странах, они выступают за ограничение миграции и против членства Финляндии в ЕС и НАТО.

Резко набрали на выборах в этом году радикальные партии в Польше и Португалии. В Польше сразу на третье место вспрыгнула правопопулистская партия «Кукис15». Её кандидаты подписывали специальный «государственный контракт», в котором обязывались требовать ужесточения иммиграционной политики, содействовать «сохранению культурной и этнической сплоченности нации», а также «стремиться к независимости Польши от ЕС». В Португалии ещё большего успеха добился «Левый блок», фактически удвоивший свой результат по сравнению с прошлым голосованием – до 10%.

Набирают вес выступающие против евробрократов политические организации и в других странах: британская «Партия независимости», немецкие «Пиратская партия», PEGIDA, движение «Альтернатива для Германии», «Пять звёзд» Беппе Грилло в Италии, «Шведские демократы», австрийская и голландская «Партии свободы», норвежская «Партия прогресса», получившая на выборах более 17% голосов…

Традиционные партии Европы мало что могут противопоставить новым альтернативным движениям. Старые лидеры неспособны ответить на вызовы сегодняшнего дня, среди которых — глобальный финансовый кризис и беспрецедентные миграционные потоки. Публицист, политолог Владимир Плотников считает: «По мере нарастания глобальной реакции останутся только крайне-левые и крайне-правые, борьба которых и решит судьбу человечества. Во время Второй мировой примерно так и было, а сейчас тенденция ещё более чёткая»…




Комментирование закрыто.