Сергей Дацюк: Революция в Китае неизбежна

Сергей Дацюк, для "Хвилі"

Китай

Обвал китайского фондового рынка это лишь вершина айсберга тех проблем, которые нависли сегодня над Китаем.

А поскольку Китай до последнего времени был самой экономически сильной страной в мире, то эти проблемы нависли над всем миром.

Мировые аналитики на протяжении последних месяцев с экономической точки зрения давали оценки, показывающие неизбежность кризиса в Китае — этому способствовала сильная интеграция Китая в мировую экономику. Однако экономические проблемы Китая имеют, прежде всего, неэкономические причины.

Проблемы Китая очень похожи на проблемы Украины и России — огромное, мощное и сильно коррумпированное государство, близкие к власти олигархи, ворующие и превышающие власть чиновники, ограничение прав и свобод граждан, потеря доверия населения к власти.

Истоки всех этих экономических проблем кроются глубже — не просто в политике, а в самом цивилизационном устремлении Китая — в качестве его элиты и транслируемых ей мотивациях для остального общества.

Эти проблемы — не просто следствие коммунистического режима, боровшегося за власть с 1921 года и установленного в Китае в 1949 году.

Эти проблемы — следствие своеобразного китайского пути, который начался с момента советской перестройки в 1986 году.

Китайская коммунистическая партия не желала реформирования своей страны по образцу СССР — уничтожение компартии и распад страны. КПК решила постепенно переходить от социализма к капитализму, пытаясь сохранить компартию и целостность страны и постепенно вводя капитализм.

В экономическом плане частная собственность была официально разрешена в Китае в 2007-ом году. Однако частная собственность реально существовала в стране уже в 90-е годы ХХ века.

Именно частная собственность и возникшие первые китайские олигархи вошли в противоречие с идеологией китайской компартии.

Здесь прослеживаются явные параллели с Украиной по времени. «Девять комментариев о коммунистической партии», преследующие цель разрушения коммунистической идеологии и подрыва легитимности КПК, опубликованы в 2004-ом году.

Газета «Великая эпоха» инициировала движение «Туйдан», то есть движение за выход из коммунистической партии. С 2004-го года по 2011 год газета «Великая эпоха» собрала более 100 миллионов заявлений о выходе из компартии, хотя многие из них и подписаны псевдонимами. Насколько можно доверять этому неизвестно, поскольку официальное количество членов КПК на 2014-ый год — около 87 млн. чел.. В этом смысле Китай — дело еще более тонкое, чем Восток.

Однако к настоящему времени процесс стал необратимым и фактически публичным. Например, за несколько дней до 94-й годовщины китайской компартии, пролетарии с фабрики в родной провинции Мао решили массово покинуть коммунистические ряды.

При этом стать коммунистом в Китае по-прежнему означает получить возможность для карьерного роста. Вступление в компартию стало формальным шагом карьеры, а не шагом принятия коммунистической идеологии.

Власть коммунистической партии с 2004-го можно рассматривать как постепенно увядающую, в то время как власть олигархов становится все более влиятельно в Китае.

Среди членов Всекитайского собрания народных представителей 31 долларовый миллиардер. 52 долларовых миллиардера входят в Народный политический консультативный совет Китая — совещательный орган при руководстве КНР.

Иначе говоря, коммунисты Китая допустили инволюцию компартии, то есть ее постепенное увядание, схлопывание

Генеральный секретарь Политбюро КПК Си Цзиньпин на недавно прошедшем заседании Политбюро констатировал, что компартия стоит на грани гибели. Однако при этом он давал не идеологическую оценку ситуации, а собственно анализировал изменение состояния компартии и мотиваций китайской элиты: компартия утратила идею и ориентиры, оргструктуры компартии парализованы, коррупция в компартии привела к потере доверия в обществе, «находясь в среде мира и материального благополучия, чиновники полностью обнажили свою лень, распущенность, упадничество, дряхлость и испорченность», «масштабное злоупотребление чиновниками властью, превышение полномочий, использование власти в личных целях, торговля должностями, в том числе и за сексуальные услуги», распространение в обществе атмосферы ненависти к чиновникам.

Глядя на такое вырождение компартии Китая, нельзя сказать, кто был более прав — советские коммунисты в 1991, пошедшие на беспрецедентный шаг отказа от управления обществом компартией, или китайские коммунисты, попытавшиеся реставрировать капитализм без утраты управляющей роли компартии.

Китайская компартия умерла, прежде всего, в идеологическом плане. Ее организационная и политическая смерть будет являться неизбежным следствием ее идеологической смерти.

Обреченность китайской компартии на поражение и понимание ее членами этого обстоятельства не дает однако ответа на вопрос — кто придет к власти в Китае и возьмет под политический контроль самую большую экономику мира.

Ситуация осложняется тем, что в Китае прийти к власти другой партии чрезвычайно сложно, потому как компартия очень сильно вмонтирована в политическую систему Китая. Подобное было в СССР.

Есть два кандидата на роль новой партии власти в Китае — революционный комитет Гоминьдана (остатки старейшей партии Китая Гоминьдан, с которой боролись до прихода к власти коммунисты, официально разрешенная и вторая по значимости в стране после коммунистов) и Демократическая партия Китая (создана в 1998 г. активистами-демократами и бывшими лидерами студенческого движения с митинга на площади Тяньаньмэнь в 1989 г.)

Кроме того теряющая власть компартия пока что не позаботилась о своем политическом преемнике.

Такая противоречивая и явно взрывоопасная ситуация означает, что Китай находится накануне революции, где у политических оппонентов компартии пока нет внятной позитивной программы реформы политической системы и программы экономических реформ.

Если экономические проблемы Китая неизбежно отразятся на уровне жизни страны, то политические проблемы могут привести к гражданской войне и даже распаду Китая, когда разные его части окажутся под властью различных политических групп.

В Украине олигархов около десятка и то страна оказалась на гране распада при игре на их интересах России. С китайскими олигархами будут играть США, Европа и та же Россия. И это создаст в Китае ситуацию ничуть не лучше украинской ситуации.

Если программу экономических реформ для Китая напишут МВФ, размер всекитайского кризиса никому в мире малым не покажется. Понимание МВФ ситуации в Китае намного хуже, нежели понимание ситуации в Украине.

В этом смысле украинцы — лучшие друзья китайцев. Хоть мы пока друзья по несчастью, но лиха беда начало.

У Украины уже есть что предложить китайцам. Нет, нашего Саакашвили мы им не отдадим, но опытом люстрации, деолигархизации и может быть даже децентрализации сможем поделиться. А если еще экономические реформы у нас получаться, то мы свой опыт будем просто в Китай экспортировать в обмен на китайские инвестиции.

Конечно же, это выглядит пока очень идеалистически. Однако Украине прийти на помощь Китаю в деле реформ нужно. Китай хорошо усваивает и умеет использовать негативный опыт других, как это было с перестройкой в СССР. Тут Украина ему и пригодится — как позитивным, так и негативным опытом.




Комментирование закрыто.