С чего начнется возрождение России после ее развала?

Владимир Стус, для "Хвилі"

Россия апокалипсис

Давно консультирую собственников и управляющих корпораций разных стран по вопросам прогнозирования и стратегического развития. Поэтому хочу отметить существенное изменение вопросов, задаваемых россиянами. Если раньше чаще задавался традиционный вопрос «что делать?», то теперь, по мере обострения ситуации, он всё больше трансформируется в более конкретный: «что лично я могу сделать?» И это понятно, поскольку значительная часть тех, кто хотели, уже вывели большую часть своих активов из РФ. Некоторые уехали вместе с семьями. Но их интерес к России остался, как осталась и боль.

Понятно, что есть те, кого, в целом устраивает существующая ситуация и тех, кто находится во власти иллюзий, навеянных российской пропагандой. Но и первые, и вторые, к счастью, ко мне не обращаются. В основном же сейчас россияне эмоционально все больше готовы принимать личное участие, а не занимать наблюдательную позицию. Обычно человек говорит, что чувствует свой долг перед Родиной, хочет направить некоторые средства и, учитывая свои возможности, лично участвовать в кардинальных изменениях вектора развития России, но не знает, что конкретно делать. Частота таких вопросов увеличивается, поэтому пришло время ответить публично, тем более, что это представляет интерес не только для россиян.

В России сложилась интересная ситуация. С одной стороны, слово — демократия – стало ругательным. С другой стороны, в сверхдолгосрочной перспективе на значительной части территории современной РФ будет востребована демократия. Причем демократия реальная, а не декларативная. Но пока сколько-нибудь значимых демократических политических партий практически нет. Поскольку в большинстве развитых западных стран идёт обратный процесс деградации и сворачивания демократии, то политические партии западного типа не пользуются популярностью в России. Их лицемерность очевидна, а импортировать западные остатки демократии в Россию невозможно. Собственная демократия начнёт развиваться после давно прогнозируемого мною переформатирования России ближе к завершению и после Второй Тридцатилетней войны. А пока старые и новые российские политические проекты являются технологическими и просто спекулируют на демократической идее.

В этих условиях следует ориентироваться на условия, которые сложатся на российском пространстве после смены режима Путина. В любом случае это пространство будет пост российским, поскольку дальнейшее существование возрождённого Путиным варианта Российской империи с сословно-авторитарным обществом и не эффективной экономикой невозможно в складывающихся цивилизационных условиях. СССР не смог противостоять Западу. Современной России приходится противостоять не только и не столько Западу, поскольку количество и весомость не западных стран в антироссийской коалиции будет возрастать. И любые попытки сохранить Россию путём её консервации представляются заранее обреченными на провал. В то же время русской цивилизации ничего не угрожает, причем не только на территории бывшей России после её переформатирования. Русская цивилизация — это не проект, она формировалась веками в условиях очаговых поселений и адаптации к постоянно существующему фронтиру. Поэтому для неё был характерен авторитаризм вместо гуманизма и крайне медленные темпы собственного научно-технологического развития. Они-то постепенно и перестают быть актуальными, на большей части современной территории РФ. А русская способность к адаптации в сложных условиях, жизни в очаговых поселениях и освоению бескрайних просторов, которая лежит в основе русской культуры будет востребована ещё больше. В результате русская цивилизация станет более мягкой, гуманистичной, более рациональной и рыночной. Причем, это не будет следствием влияния Запада, значительная часть территорий которого эволюционирует в обратном направлении. Скорее это будет передачей цивилизационного наследства от части Запада к части современной России. Поскольку русской цивилизации ничего не угрожает, то защищать существующую Россию от неизбежного распада не имеет никакого смысла.

О Боже! – какой ужас, скажет находящийся под влиянием путинской пропаганды. Ведь Россия это священная наша Держава и т.д. Поэтому поясню. Существуют две крайности в оценке перспектив традиционных государств. Одни считают, что государства уступают место современному сетевому глобальному саморегулируемому сообществу. По их представлению в будущем государства отомрут и их место займут сетевые структуры преимущественно горизонтальных связей. Другие считают государства незыблемыми и постоянными. Отсюда и прогнозирование, например, через столько десятилетий Китай или Индия по тому или иному показателю обгонят США. При этом возможность того, что к тому времени не будут существовать эти страны вообще не допускается. Понятно, что первую точку зрения продвигают независимые интеллектуалы, а вторую, те, кто получает бюджетное финансирование. Поэтому истина лежит между этими крайностями. С одной стороны, мы не знаем исторические примеры массового отмирания государств. Если это происходит в наше время, то мы наблюдаем уникальный процесс. А наука не может изучать уникальные процессы. С другой стороны вся мега история земной цивилизации демонстрирует смену одних государств другими. Застой, дряхление и распад государств являются такими же объективными процессами, как и зарождение и расцвет. Этот распад можно изучать и прогнозировать, но ему невозможно противостоять. Да, в истории неоднократно были фазы, когда функции государств ослабевают. Одни государства уже не могут эффективно выполнять свои функции, накануне своего неизбежного распада, а на смену им ещё не пришли другие, которые будут формироваться на других принципах, советующим циклу развития технологической цивилизации и уровню благоприятности внешних условий. Эти фазы называются Смутами – системными кризисами и очаговыми войнами всех со всеми длящимися примерно одно поколение. Более детально это описывается принципом цивилизационной относительности. Постсоветское пространство давно находится в этой фазе, а остальные страны накануне её. Т.е. в ближайшие десятилетия распадётся значительная часть стран и геополитических центров. Но распадутся далеко не все, и это не является процессом всеобщего упадка государств. Пройдёт время и на осколках распавшихся государств возникнут новые, сформированные на новых принципах. Соответственно уцелеют те государства, принципы организации которых будут эффективными и в новых условиях. Этот процесс можно изучать и прогнозировать на естественно научной методологической базе. В своё время были напечатаны мои прогнозы распада некоторых стран, в т.ч. и России. На самом деле, во время большой Смуты, которую я назвал Второй Тридцатилетней войной распадутся десятки, если не сотни стран. Например, почти все страны южной Европы, включая континентальные части Франции, Италии и Испании. Этот процесс предотвратить невозможно. Как и процесс распада современной России. Кто не согласен, то может смело идти защищать свою «священную державу» и лично пасть смертью храбрых, но глупых, в этой заранее обреченной на провал попытке отменить неизбежное. Остальным рекомендую не горевать по безвременно почившим в бозе России, СССР, Российской Империи, Великому княжеству Московскому, Золотой Орде и т.д. вглубь веков. Ведь русской цивилизации по-прежнему ничего не угрожает.

Вместе с тем, распад РФ будет существенно отличаться от распада СССР. Основное отличие от начала 90-х будет в том, что тогда развитые страны ещё не осознавали необратимости замедления скорости научно-технологического и культурного развития, и рассчитывали за счет советских технологий, доступа к дешевым ресурсам, квалифицированным кадрам и расширению рынка сбыта дождаться иллюзорного, но так сильно ожидаемого нового технологического скачка или технологического уклада, который обеспечит высокие темпы развития на многие десятилетия. Об этом мы с соавтором писали в своём прогнозе системного кризиса, опубликованного весной 2008 года. В этой схеме постсоветскому пространству отводилась роль сырьевого придатка развитых экономик. Поэтому Запад не сопротивлялся формированию в России современного сословно-авторитарного общества, поэтому не остановил Путина в первые годы его правления.

Сейчас ситуация изменилась кардинально. В условиях постепенно разворачивающейся мировой смуты, похоже, почти до всех власть предержащих уже дошло понимание сверхдолгосрочного замедления темпов НТР. В этих условиях существует единственный и очевидный путь частичной компенсации завершившегося интенсивного развития за счет быстрых темпов НТР. Этот путь заключается в переходе с быстрого интенсивного развития в более пусть замедленное, но всё равно, при этом, достаточно быстрое экстенсивное развитие за счет освоения и старых, и новых пространств на достигнутом, к началу замедления, технологическом уровне. Для цивилизации это путь традиционный – в предыдущий раз по нему пошла западная Европа после Тридцатилетней войны. В сравнение с 17 веком сейчас возможности для расширения и колонизации неосвоенных пространств значительно ниже. Поэтому их значимость резко возрастает. Аналогично тому, как биологический вид стремится заполнить всю доступную экологическую нишу, так и технологическая цивилизация стремится освоить на достигнутом технологическом уровне всё доступное пространство. И если система управления, традиции и культура какой-либо части доступного для освоения пространства будут мешать, то они будут трансформированы для обеспечения необходимого освоения. Что и будет происходить с территорией современной России. Также как пионеры и Дикий Запад постепенно отошёл в прошлое после выхода европейских поселенцев к Тихому океану и началу массового строительства железных дорог в США, так и в России с исчезновением фронтира и доступностью для освоения на достигнутом технологическом уровне перестанет быть эффективной традиционная для Орды, Московии, Российской империи, позднего СССР и РФ сословно авторитарная форма континентальной империи. Поэтому Россию неизбежно ожидает трансформация, как процесс подготовки к масштабному освоению. Эта трансформация проявляется в смуте, которая в России снова обостряется. Теоретически, по времени, она может продолжаться до середины века, но ряд наиболее благополучных регионов выйдет из неё раньше, в то время как ряд неблагополучных пост российских регионов завязнут в смуте и раздробленности на весь следующий XXII век. В свою очередь, начало массового освоения благополучных российских просторов, впрочем, и украинских тоже, может существенно смягчить смуту в ряде пока ещё развитых и развивающихся стран. Поэтому вместо депопуляции и развала инфраструктуры периода распада СССР, распад России после завершения фазы её переформатирования приведёт к грандиозным добывающим, перерабатывающим и инфраструктурным проектам, а также к массовой миграции на пост российские просторы. К концу века население увеличится в разы, а может и на порядок, на фоне стабилизации, а затем и сокращения населения ряда крупнейших стран. Следующим отличием будет то, что СССР распался сравнительно быстро и безболезненно. Переформатирование России будет гораздо более драматическим и длительным. Скорее всего, оно будет происходить в несколько этапов и полностью завершиться не ранее 50-х годов. Это не считая наиболее неблагополучных регионов.

На этом фоне можно сделать несколько достаточно общих рекомендаций:

  • Россия состоит из трех частей, описанных в статье «О перспективах России». Если Вы проживаете в неблагополучной её части, а это северный Кавказ, а также возможно Калмыкия и часть Ставропольского и Краснодарского края, то однозначно выводите оттуда свои активы и выезжайте лично. Лучше, это делать планово, но не затягивая во времени, поскольку чем позже, тем сложнее и с большими убытками это можно будет сделать.
  • С учетом большой вероятности военного противостояния и репрессий по религиозно-культурному признаку было бы целесообразно представителям религиозно-культурных меньшинств покинуть неблагоприятные регионы заранее
  • Регионов современной России, откуда однозначно не стоит уезжать сравнительно немного. Это приграничные регионы, граничащие с Польшей, Финляндией, Эстонией и Латвией, а также возможно Сахалин и Курилы.
  • В условиях разворачивающейся регионализации, как процесса обратного глобализации мировая смута или, по-другому говоря, Вторая Тридцатилетняя война, в большей мере ударит по жителям крупных мегаполисов, и в меньшей мере по жителям районных центров.
  • В целом ряде стран, в т.ч. пока ещё благополучных, мировая смута будет гораздо более острой и продолжительной, чем на территории современной России. Например, переезд из РФ в Германию, Францию, США или Израиль стратегически равносилен прыжку «из огня да в пламя». Если Вы решили уехать или вывести капитал, то лучше всего в «тихие гавани» грядущей смуты. Таких стран немного. Часть из них давно известна и их потенциальная ёмкость быстро заполнится. Другая часть перспективных «тихих гаваней» сейчас большинством не рассматриваются в качестве таковых. Их преимущественное положение станет очевидно уже после выхода мирового кризиса за преимущественно экономические рамки.
  • Накануне Второй Мировой войны Испания рассматривалась как один из наиболее вероятных театров боевых действий. А оказалось, эта страна стала «тихой гаванью». Аналогично тихой гаванью станут некоторые ещё недавние горячие точки, куда сейчас самое время инвестировать.
  • Переждать грядущую 30 летнюю большую смуту на одном из тропических островов представляется не самой лучшей идеей, ни по времени, ни по содержанию. После массового сокращения внешнего туризма, авиационных перевозок и введения морских блокад большая часть тропических островов станет резко депрессивными.
  • Приняв решение покинуть Россию, не следует выводить из неё все свои активы. Имеет смысл оставить активы по добыче и производству возобновляемых ресурсов и их переработке, если она технологически возможна с низким уровнем монополизма. Более того, на мой взгляд, с изменением основного критерия долгосрочной конкурентоспособности, имеет смысл инвестировать в российскую землю с/х назначения, расположенную и в сбалансированной и в недостаточно неосвоенной части России даже сейчас, несмотря на грядущее её переформатирование.

Кого поддерживать в России

В заключение необходимо ответить на вопрос, кому в России помогать и кого поддерживать. Речь идет не о благотворительной помощи, а поддержке тех, кто в перспективе сможет изменить процесс переформатирования России в интересах большинства граждан, а не в интересах высшего сословия современного российского сословно-авторитарного общества и не в интересах внешних центров управления, которые появятся после смены режима Путина.

В условиях, когда только начали складываться первые объективные предпосылки для формирования собственной российской демократии, по поему мнению, финансировать демократические партии ещё слишком рано. Существующие партии, называющие себя демократическими, не являются таковыми на самом деле. Это всё не имеющие перспективы технологические проекты либо Запада, либо власть предержащих, либо местных олигархов. Реальная российская демократия начнёт формироваться снизу. Вот эти первые ростки в виде местных, зачастую стихийных, форм самоорганизации граждан и следует поддерживать настоящим российским патриотам. Окажите им помощь до того, как новые формы самоорганизации дискредитирует власть, до того как репрессирует, запугает или купит их неформальных лидеров. Кроме того, следует адресно поддерживать российских интеллектуалов. Тех, кто независим ни от властного режима, ни от зарубежных грантов, ни от российских олигархов. (исключение можно сделать для грантов из тех западных стран где будет оставаться эффективным и капитализм, и демократия, и классический либерализм, и социальное государство, но таких стран на Западе, к сожалению, останется явное меньшинство). Таких людей немало, как в России, так и в эмиграции. И в России, и на Западе их оттеснили из информационного пространства и многих поставили на черту бедности. Поэтому не поленитесь и проведите поиск независимых интеллектуалов и помогите им ведь, это та соль земли российской (или пост российской, кому как больше нравится) с которой начнётся её возрождение.




Комментирование закрыто.