Россия на грани хаоса

Сергей Дацюк, для "Хвилі"

Россия апокалипсис

Сегодня мы переживаем момент этапного преобразования России — от архаизации к мракобесию.

Сам термин «мракобесие» является разговорным вариантом научного термина — обскурантизм, что означает враждебное отношение к науке, просвещению и прогрессу.

Суть обскурантизма состоит не в некоторой злой воле правящего класса или элиты в целом. Суть обскурантизма состоит в ложно понятой перспективе, на которую направляется воля, которой кажется, что она действует справедливо и ответственно.

Обскурантизм возникает всякий раз, когда мышление о будущем прекращается, то есть заходит в логические тупики, будучи не в состоянии решать появляющиеся проблемы и принимать возникающие вызовы.

Воинствующий обскурантизм в России

14-го октября 2015 в Общественной плате РФ состоялось знаковое событие — российские ученые обсудили перспективы импортозамещения тех технологий, доступ к которым оказался закрыт из-за западных санкций. Это событие стало знаковым из-за выступления мало кому до тех пор известного интернет-омбудсмена при президенте РФ Дмитрия Мариничева.

Основные тезисы его выступления стали, по сути, публичным оформлением доктрины «военного обскурантизма» в России. А поскольку позиция его выступления не была никак прокомментирована властью, то по факту это можно считать также и официальной позицией.

1. Контроль высоких технологий в мире осуществляют США. Остальные страны лишь используют эти технологии. Но даже структуру этого использования и объем продукции, основанной на этих технологиях, тоже контролируют США.

2. Важное значение контроля технологий со стороны США имеет не только их финансово-экономический контроль других стран, но и их контроль при помощи военной силы. (Этот тезис реконструирован в логике Мариничева.)

3. В связи с этим импортозамещение в ситуации санкций со стороны США в России невозможно. Так как Россия не может обеспечить финансово-экономический и военный контроль в разных странах мира, то она не может обеспечить и контроль за технологиями. (Вторая часть тезиса реконструирована в логике Мариничева).

4. Можно конечно включиться в мировое разделение труда, как это сделали другие страны, но Россия не может себе этого позволить в силу исторических амбиций, знаний и возможностей. (Последняя часть тезиса реконструирована журналистом Александром Черных).

5. Россия может производить инновационные технологии лишь тогда, когда их будет покупать весь мир. «Когда не будет альтернативной возможности у других стран не брать это у нас», как говорит Мариничев.

6. Россия должна осуществлять «пассивные или активные военные действия на территориях сферы влияния» США, поскольку «победить США в мирной конкурентной борьбе за технологии невозможно». (Тезис реконструрован журналистом Александром Черных).

7. Принцип «сила организует рынок» (слова Мариничева): «сначала приходит армия, за армией приходят торговцы, и за торговцами приходит рынок. Соответственно, там, где есть сила, там присутствуете вы».

8. Производство IT-специалистов на территории РФ это вредительство, потому что эти специалисты либо будут ориентированы на США, либо будут уезжать из России.

Воинствующий обскурантизм это обскурантизм, который предполагает решение проблем знаниево-технологической конкуренции с другими странами путем войны и силового навязывания своих знаний-технологий, а также принудительного отказа от поддержки развития заимствованных технологий и знаний в собственной стране.

Собственно впервые мы можем увидеть, проанализировать и исследовать логику части российской инженерно-технической элиты, которая поддерживает войну.

Проблемы воинствующего обскурантизма

Публичным в России стал вариант выступления Мариничева, реконструированный журналистом Черных. Вокруг этого выступления, расшифровка которого здесь, возник спор об адекватности представления позиции Мариничева. Здесь находится отредактированная позиция самим Мариничевым на ФБ.

Дискуссия показывает, что Мариничев опасается публично изложенной им логики, которая его заводит в смысловые тупики. Его контраргументы — моя позиция отвечала радикальной постановке проблем другими и вырывать из этого контекста мой радикализм не очень корректно. Однако факт в том, что слова произнесены, и они представляют понятную позицию, которая собственно и подлежит анализу.

Проблемы, которые остались не освещены в логике Мариничева, возникают всякий раз при реализации воинствующего обскурантизма. Традиционно у технической интеллигенции просто не хватает гуманитарных знаний, чтобы отрефлексировать свое видение социальных, тем более цивилизационных, процессов.

1. Какая мотивация является источником новых знаний и новых технологий? Иначе говоря, почему ученые, инженеры и программисты будут создавать новые знания и новые технологии.

Во время СССР существовало четыре принципиально разных мотивации создания знаний и технологий

1) цивилизационная идея «коммунизма», которая, так или иначе, двигала нечувствительными к гуманитаристике умами естественнонаучной и технической интеллигенции (гуманитарная же интеллигенция пребывала в постоянном внутреннем конфликте);

2) редуцированная до конкуренции двух гегемонов (СССР-США) цивилизационная конкуренция;

3) принуждение через террор и страх вечно мечущихся интеллигентов со стороны тоталитарного государства;

4) ситуация изоляции страны («железный занавес») — некуда бежать, нужно здесь реализовывать свой талант.

Г.П.Щедровицкий попытался предложить пятую мотивацию — сотрудничество в ситуации коллективной мыследеятельности под давлением воинствующей рефлексии со стороны носителей сложных форм мышления.

Ни одна из тогдашних пяти мотиваций сегодня не присутствует в России. Грубо говоря, ничто не мотивирует сегодняшних российских интеллектуалов на создание новых знаний и технологий.

Цивилизационная идея в России отсутствует. Идея типа «Россия хочет господствовать в мире наравне с США» это хотелка. США на протяжении многих десятилетий предлагали миру научные открытия и технологические инновации, которые мир принимал отнюдь не потому, что к этому его принуждали вооруженные силы США, а потому что это были весьма перспективные знания и технологии, которые реально улучшали жизнь. Подобного у России нет и в ближайшем будущем уже не появится.

Равноправная конкуренция России с США уже невозможна и еще долго не будет возможной. Единственная сфера конкуренции России и США сегодня это ядерное оружие. Однако логика «ядерного шантажа» такова: чтобы использовать «ядерный шантаж», России необходимо постоянно держать мир на гране войны, рискующей перерасти в ядерную. Запад понял суть российской игры, и в стратегической перспективе вынужден будет разорить Россию экономически и технологически до такого уровня, когда ядерное оружие не сможет ни воспроизводиться, ни функционировать. Россия — не СССР, у нее нет ни ресурсов бывших стран СССР, ни ресурсов стран Восточной Европы.

Принуждение через страх и террор достигло в сегодняшней России своего апогея и оказалось мало эффективным именно для интеллигенции, которая в большинстве своем еще помнит, как это было в СССР. «Ватники» хороши для поддержки власти на выборах. Но ватники не могут создавать оружие. Бериевские методы принуждения технической интеллигенции сегодня не сработают, поскольку, во-первых, образование и большинство научных и технических школ просто разрушены, а «железный занавес» не закрыт и в крайнем случае можно просто уехать из России. «Железный занавес» стал представлять собой дилемму для России: если закрыть границы, давление интеллектуалов на власть взорвет страну изнутри, а если их не закрывать, то интеллектуалы просто убегут из страны.

Методологические технологии коллективной мыследеятельности оказались принципиально невоспроизводимы в индивидуализированном обществе. Это цивилизационная трагедия СМДМ — самое страшное в России, ибо методологи оставались последней ее надеждой. Принципиальная ошибка Г.П.Щедровицкого связана с упрощенным пониманием базовых условий мыследеятельности.

Оказалось, что при передаче от поколения к поколению мыследеятельность существует не в двух проекциях (онтологической и оргдеятельностной), а в трех — добавляется еще мотивационная. В этом смысле мотивации носителей сложного мышления коллективной эпохи СССР принципиально несовместимы с индивидуализированными мотивациями в России.

Эта проблема могла бы быть решена за счет простраивания клубно-сетевой мыследеятельности со специальными технологиями смыслоулавливания при корпоративном финансировании развития теории мышления плюс создание особых индивидуальных мотиваторов для каждого специфического типа мышления (теоретического, аналитического, проектного и т.д.). Однако это сделано не было. Архаичные по нынешним временам способы коллективной мыследеятельности фактически разрушили методологическое движение.

Наука в России фактически уничтожена, особенно гуманитарная наука, которая доведена до зомби-скотского состояния. Ситуация в гуманитарной науке в России находится за гранью возможности исправления. Она чем-то похожа на украинскую судебную систему — реформе принципиально не подлежит. Инженерные школы разрушены, а в ситуации санкций не могут быть восстановлены, потому что элементарно не хватает мощной системы фундаментального образования, которое тоже разрушалось десятилетиями.

Но самое главное — в России отсутствует среда индивидуальное свободы, позитивной конкуренции и очевидной состязательности публичных результатов. Это приводит к колоссальному оттоку интеллекта за рубеж. Антизападная истерия уничтожает последние возможности для российской науки, потому что любые западные научные образцы не воспринимаются как позитивные. А для создания своих научных образцов, нужна новая гуманитарная теория, которая не может быть создана по причине полного разрушения гуманитаристики. То есть замкнутый круг проблем.

2. Почему для России не годится путь «азиатских тигров» и Китая, когда осуществляется вхождение на рынок высоких технологий (даже иногда путем воровства, на которое США закрывали глаза, как это делал Китай) и постепенно осуществляется завоевание рынка и собственное развитие технологий?

Не может, дескать, Россия некоторое время находится в вассальной зависимости от Запада с тем, чтобы в честной работе и конкуренции выбороть себе лидерские позиции в некоторых сферах высоких технологий. Путь «азиатских тигров» не годится для России в силу ее раздутой гиперидентичности. Однако гиперидентчность является здесь не причиной, а следствием.

Властно-олигархическая элита России зарабатывает деньги на продаже энергоносителей и принципиально не заинтересована в производстве новых знаний и технологий. Именно властно-олигархическая элита России создала через политику и телевидение гиперидентичность, которая теперь иначе, нежели как через войну, реализоваться не может.

Россия не готова смириться с тем обстоятельством, что она больше не империя. Чтобы это осознать, ей придется пережить войны в том или ином виде со всем своими бывшими республиками по СССР. Даже Беларусь и Казахстан после войны в Украине не выглядят больше надежными партнерами, что России еще предстоит осознать.

Гиперидентичность россиян сильно сужает пространство стратегических решений, потому что она накладывает требования — использовать лишь стратегии «чуда», то есть когда сверхдостижения происходят быстро и при минимальных затратах. Стратегии «чуда» случаются, однако они возможны в условиях свободной среды мышления и творчества, что как раз и блокируется гиперидентичностью и охотой на ведьм.

3. Рынок в условиях холодной войны или любого военного противостояния не является гарантией развития технологий, потому что для развития технологий нужны мотивации цивилизационного уровня, личная свобода и наличие позитивной перспективы.

СССР вынуждал социалистические страны Европы покупать технологии лишь у него. Но это не вело к развитию знаний и технологий, потому как зарабатываемые деньги просто тупо проедались. Без наличия конкурентного поля в условиях личной свободы, прорывные знания и технологии не могут производиться.

Именно «хрущевская оттепель» произвела все богатство новых знаний и новых технологий в 60-х и начале 70-х годов ХХ века. Как только оттепель закончилась, новые знания и технологии в СССР перестали производиться.

Все, чем сегодня гордятся ностальгирующие по СССР, было произведено в короткий период отступления от авторитаризма-тоталитаризма.

Ориентированная на зарабатывание прибыли на энергоносителях российская бизнес-элита принципиально не способна понимать важность научных открытий и технологических инноваций. При этом государство в сфере науки и инженерии гораздо менее эффективно, нежели частные корпорации.

4. Принцип «сила организует рынок» является имперским. Нельзя строить долгосрочную перспективу на столь примитивных представлениях. США доказали всему миру, что «мягкая сила» знаний и технологий более эффективна, нежели грубая военная сила России.

Рынок организуют новые знания и инновационные технологии. Никакая военная сила не может противостоять знаниям и технологиям.

Война создает новые знания и технологии, если государство до этого кропотливо формировало современное образование, научные и инженерные школы, продвигало фундаментальную науку и т.д. Война в условиях разрушенной науки и инженерии ничего создать не может.

Кроме того, Россия в принципе не может повторить колониальное завоевание Восточной Европы или даже стран бывшего СССР. Кроме сопротивления бывших колоний, она также будет сталкиваться с сопротивлением Запада. Империи не возвращаются. Распад империй можно лишь замедлить.

Отсутствие адекватной оценки участия СССР во Второй мировой войне, которое ошибочно рассматривается как «победа в Великой Отечественной войне», сыграло с Россией злую шутку.

России нужно переосмыслить свое участие во Второй мировой войне как войну за колониальное порабощение стран Восточной Европы и за подавление антиколониальной войны в Украине.

5. В сфере IT-технологий у России принципиально отсутствует позитивное мышление. Отказ от воспроизводства заимствованных знаний и технологий не сопровождается никакой позитивной программой.

Проблема негативного мышления в том, что из него трудно выйти самостоятельно.

Спасти Россию от хаоса

Если чисто теоретически спросить — а можно сейчас остановить скатывание России в хаос? Можно ли сейчас каким-либо невероятным сверхусилием переключить Россию на позитивное цивилизационное развитие?

Ответ может быть вполне реалистичным. Никогда не поздно остановиться, как бы близко к пропасти не была бы остановка.

Вопросы по Донбассу и Крыму Россия с Украиной может решить очень быстро, если не будет упорствовать в своих глупых имперских амбициях. Добиться отмены западных санкций России можно будет в течение месяцев, если Украина ее поддержит.

Нужно сказать прямо и начистоту — есть нечто посильнее ядерного оружия, что Россия вполне может создать, если переориентирует ресурсы с войны на новые перспективы.

Есть несколько сфер цивилизационного уровня, где Россия все еще может осуществить прорыв. Поскольку я постоянно над этим думаю и работаю, то прошу потерпеть мою нескромность в ссылках.

1. Это колонизация Марса. Если даже сейчас Россия свернет все военные действия, а всю активность массового сознания через телевидение направит на эту сферу, то россияне могут первыми заняться колонизацией Марса. У России есть все возможности для этого. Создать позитивную марсистику для всего человечества можно задолго до полета на Марс. Об этом я размышляю в готовящейся к выходу работе «За фронтиром».

2. Это создание искусственного интеллекта. Мой подход «АВ»-моделирования в моей работе «Теория виртуальности» в совокупности с виртуальным исчислением в моей работе «Теория пореграфов» делает искусственный интеллект принципиально возможным. Для осуществления этого проекта нужны принципиально иные микропроцессоры. Не нужно копировать сегодняшние микропроцессоры для персональных компьютеров. Новые процессоры будут построены на иных принципах. Если направить деньги, которые вкладываются сегодня в войну, то через 5-10 лет Россия сможет иметь прототипы искусственного интеллекта, которые не смогут даже приблизительно повторить на Западе.

3. Это создание нанотехнологий под совершенно иные цели и в совершенно ином видении их способов применения. Такую возможность показывает моя работа «Теория структурных уровней». Мало кто в мире вообще понимает, что такое нанотехнологии и настолько мощный и обширный мир возможностей они открывают. Фейнман и Дрекслер даже приблизительно не понимали, что они открыли. Чтобы осуществить прорыв в нантехнологиях, нужно иное видение, иные представления, иной язык, нежели те, что есть сегодня. Нанотехнологии нано-зеро — совсем не то, что нанотехнологии зеро-нано. Собственно понять это и выразить в технологии практически означает осуществить прорыв.

4. Это социальные технологии сетевых сообществ, разрабатывающиеся сегодня в Украине, где происходит постепенный отказ от государства во имя самодостаточных сообществ. Если Россия договорится с Украиной по Крыму и Донбассу, она вполне сможет вместе с Украиной осуществить импорт этих социальных технологий. Именно эти социальные технологии вполне способны удержать Россию от распада.

Все эти прорывы являются закрывающими технологиями и в случае их осуществления Россией фактически подрывают монопольное могущество Запада.

Россия балансирует сегодня на грани хаоса.

Но ничего еще не потеряно для России.

Все еще можно изменить.

Однако для этого нужны интеллектуальные усилия отчаявшихся российских интеллектуалов, другой режим власти и переориентация агрессивных «ватников» на позитивные программы.

Иначе вслед за превращением архаизации в воинствующий обскурантизм в России наступит хаос.




Комментирование закрыто.