После Путина: демократическая Малороссия или Киевская Русь?

Харун Сидоров, для "Хвилі"

Михаил Ходорковский

Дискуссии последних недель в России и Украине, казалось бы, о разном, позволяют мне предположить, что речь не идет о случайных совпадениях.

Я говорю, с одной стороны, о новых порциях откровений Ходорковского на тему продолжения курса Путина в вопросах сохранения территориальной целостности и централизованного государства в России, с другой стороны, о дискуссиях в Украине вокруг недавнего вооруженного рейда в Грозном.

Что мы видим?

С одной стороны, Ходорковского, который предлагает пойти служить к нему путинской элите и обещает бороться за «единую и неделимую Россию». С другой стороны, украинских либералов, поющих с ним в унисон, что если Украина борется против сепаратизма у себя, она не должна поддерживать сепаратизм и в России.

Какое-то время назад я уже писал, что при наличии шансов взять власть (в случае международного и российского договорняка) перед Ходорковским встанет серьезная проблема — удержать ее.

Дело в том, что путинский режим не только довел ситуацию в России до неразрешимой, но и сам на примере с Украиной наглядно показал, как мятежные регионы, элиты и группы населения могут себя вести по отношению к пост-революционной центральной власти в условиях слома прежней вертикали.

Была создана готовая технология, которая точно так же может быть применена и в России в условиях дестабилизации и прихода к власти временного правительства — «СТОРОННИКИ ФЕДЕРАЛИЗАЦИИ».

Но развивая эту параллель, следует сказать, что хотя в ряде регионов России — на том же Кавказе, в отличие от «Новороссии» есть реальное, автохтонное партизанское движение, которое может распространиться на Поволжье, успех их борьбы в такой ситуации будет в значительной степени зависеть от внешних факторов. А именно от соотношения поддержки или непротиводействия им и поддержки или непротиводействия новой российской власти.

И вот здесь надо сказать, что на западном направлении роль Украины как крупнейшего постсоветского государства после России, судьба которого неразрывно связана с судьбой России, может стать одной из ключевых в исходе этой схватки.

Если представить себе, что Украина окажет поддержку «демократической России» в борьбе с ее «Донбассом», фактически это будет означать политическое купирование «сторонников федерализации России» во многом по той же модели, по которой на Донбассе удалось купировать «сторонников федерализации Украины».

Вы скажете, что это невозможно и Украине нет ни одного резона так поступать? Очень даже возможно, если призывы не поддерживать «сепаратистов» на Кавказе звучат — причем, в самой что ни на есть промайданной среде — даже в условиях, когда Россия продолжает военное давление на Украину. Что же говорить о ситуации, когда «плохого Путина» сменят «хорошие демократы»? С учетом заявлений неожиданно расчехлившегося «русского лобби» в «Азове» о том, что на Кавказе воюют бандиты с бандитами, а Ислам это враждебная религия, в такой ситуации я даже не удивлюсь отправке украинских добровольцев на помощь «европейской России», сражающейся с «исламской угрозой».

Просто украинцы должны понимать, что будет означать победа такого сценария для их страны — ее превращение в «демократическую Малороссию» при «демократической Великой России» (под сетевым зонтом «Новой Хазарии»).

И не надо иллюзий — при таком раскладе Украину никто не будет уже отрывать от России и включать ее в ЕС, который на ладан дышит — будет просто осуществлен сценарий ограничения амбиций России на Западе и переориентации ее военной экспансии на Юг и, возможно, Восток. Максимум, что ожидает Украину при таком сценарии — это пресловутая «финляндизация», в реальности «австризация», то есть, закрепление в качестве Малороссии, пусть и политически суверенной.

В дискуссиях этих недель стала ясна и альтернатива этому сценарию, вызвавшая батхерт как у либералов, так и у некоторых «правых» — заявка на создание Антикремлевского Блока Народов, то есть, превращение Киева в союзника и модератора всех антимосковских сил центральноевразийского пространства.

Сейчас, в условиях конфронтации с Россией, на стороне этой идеи, по моим наблюдениям, было большинство комментаторов в обсуждениях, и немало уже действующих политиков — депутатов Верховной Рады, комбатов.

Но что будет в случае «демократической революции» в России? Не растают ли украинцы и не сменят ли свой антиимперский гнев на милость демократического братства? Очевидно, что подобные силы, коль скоро они голосят даже теперь, серьезно активизируются в таком случае.

Но их успех неочевиден. Потому что, теперь видно, что революция и национально-освободительная война в Украине пробудили и выявили другие силы — тех, кто больше не верит в модель Малороссии и считает, что роль Великой Руси у Москвы должен забрать себе Киев. Который в такой парадигме становится стратегическим союзником «сторонников федерализации России».

Блог автора




Комментирование закрыто.