Почему Балто-Черноморский союз является иллюзией

Юрий Козик, для "Хвилі"

Балто Черноморский союз

Эксперты говорят, что с началом Российско-Грузинской войны в мир вернулась геополитика. Если после развала Советского Союза вердикт Френсиса Фукуямы о том, что история умерла, и мир стал монополярным, казался очень правдоподобным, то после 2008-ого новый многополярный мир замаячил на горизонте. В подобном контексте вопрос геополитического места Украины становится стал вновь актуальным.

Не в последнюю очередь актуальности этого вопроса мы обязаны преданному благожелателю Украины Александру Дугину который не жалея собственных сил призывал Путина вторгнутся в Украину, с исступлением повторяя, что Украина как самостоятельная единица, геополитической судьбы не имеет. Западную – полякам, восточную – России: его рецепт прост и мало кому интересен.

Иная позиция уже высказывалась на «Хвыле» — формирование геополитического блока, будь-то балтийско-черноморский союз а-ля Речь Посполитая (Польша, Украина, Беларусь, Литва) или Польша, Украина, Беларусь + страны Балтии и Турция. Подобная идея, идея “Интермариона”, или “Межморья”, союза от Балтики до Черного моря не нова. Исторически, поклонники данной идеи опираются на опыт Польско-Литовской Унии и сформированную нею Речь Посполитую.

Тем не менее, я считаю что геополитические надежды об особом месте Украины и ее важнейшей роли в создании нового геополитического блока являются иллюзорными. Мечтания о новой восточной Европе и союзе Польши и Украины просто не стоят на повестке для. Как минимум в самой Польше.

Союз без нас

Польский писатель и политический комментатор Земовит Щерек в ходе публичной дискуссии 16-ого июля в Кракове подчеркнул, что идея Интермариона не находятся в мейнстриме политического дискурса в Польше. На мой вопрос о причине подобного положения дел, он ответил, что данная идея в основном используется польскими националистами и подается как союз под главенством Польши. Данная перспектива отталкивает, например, Литву у которой с Польшей, несмотря на общую анти-российскую позицию, отношения довольно прохладные1. Щерек суммировал свою точку зрения словами что чем ближе потенциальные союзники к Польше, тем меньше они хотят объединяться с поляками.

Тарас Возняк, украинский приверженец Интермариона, указывает, что в польской политике партия «Гражданская Платформа» не высказывает сильной приверженности идеям Интермариона и в геополитике больше ориентируется на голос Берлина. Данная партия хоть и отличается практически безоговорочной поддержкой Украины, мотивацией для нее служит собственная безопасность от России, а не создание самостоятельного геополитического блока. По мнению Возняка, консерваторы из партии «Право и Справедливость» в своих геополитических ориентациях куда теплее относятся к Интермариону так как Польские правые видят в антиконтинентальний англосаксонской лиге и укреплении ее союзников в Междуморьи основную гарантию польского суверенитета2. Да, Интермарион находится в поле интересов англо-саксов в качестве противовеса Германии и Франции на континенте, с этим согласился и Щерек. Но обратите внимание на формулировку, та гарантия или выгода которую ищут польские — это польский суверенитет. Обе партии видят в Украине прежде всего буфер защиты от России, которую опасаются не только как потенциально открытого агрессора, но и просто дестабилизирующую силу в регионе.

Действительно, «Право и Справедливость» заинтересованны в укреплении геополитической роли Польши и большей независимости от Германии. Проблема для украинских последователей идеи Интермариона в том, что для «Права и Справедливости» Украина – это восточный блокпост, а не равный партнер. Польские консерваторы видят увеличение своего геополитического веса не путем сотрудничества со Востоком, их взгляд обращен на Запад. Вишеградская четверка: Польша, вместе с Чехией, Словакией и Венгрией – это перспективный союз в глазах польских правых, и именно эти страны сообща могут отстаивать свои интересы в Евросоюзе.

Понять почему вышеградские страны кажутся более перспективным для Польши чем Украина достаточно просто. В пользу вышградского сотрудничества можно привести экономический, юридический и исторический аргументы.

1) Все четыре страны испытали похожий процесс экономической трансформации в 90-ые, процесс который у нас выродился в так называемую «олигархизацию».

2) Все четыре страны являются членами НАТО и ЕС и потому существуют в поле одних и тех же юридических правил.

3) Для любителей вспоминать Речь Посполитую или Польско-Литовскую Унию замечу что Вышеградское сотрудничество берет начало в 1335 году, т.е. еще до подписания польско-литовской унии, когда венгерский король Роберт Карой держал совет с польским королем Казимиром III и чешским королем Яношем Люксембургским по поводу подписания экономических соглашений, направленных на борьбу с австрийскими торговыми конкурентами. Даже исторический аргумент интермарионцев бит.

Наша страна проигрывает вышеградским партнерам по всем направлениям. Украина экономически архаична, и ориентируется на экспорт товаров подобных польским: продуктов сельского хозяйства и ископаемого топлива, а значит Украина является потенциальным конкурентом. Да и наши «заробитчане» уже предвосхищают полякам картину тесной дружбы с Украиной.

Мартин Кендзерский, глава Ягеллонского клуба, группы интеллектуалов связанной с консервативными кругами, указывает, что из-за разногласий в позициях вышеградских стран для решения украинского кризиса предстоит пройти долгий путь3. В то же время перспектива расширения четверки вширь включает почти что кого угодно, но не Украину: “… создадим полуофициальный политический орган, состоящий из: Вышеградской четверки, Балтии, Восточных (Румыния, Болгария) и Западных Балкан4, пишет Кендзерский. Украины здесь нет.

Красивая идея Интермариона разбивается о грубую реальность. Реальность того, что Украина никому особо не интересна. Не интересна в первую очередь потому что нам нечего предложить, кроме роли блокпоста от российской угрозы. На данный момент мы и с этой задачей справляемся так себе, что и говорить о чем-то большем! Нужно четко осознать, что Украина – это бедный родственник, а с такими родственниками бизнес не строят.

Скептицизм, не пессимизм

Я согласен с выводами Юрия Романенко о том, что Украина не должна требовать от западных союзников большего чем они могут предоставить, и заботится в первую очередь о том, что Украина сама может предложить Западу и как сделать Запад заинтересованным в Украине. Если придать вопросу Интермариона кантовскую окраску, то нужно четко определить «условия возможности Интермариона» и в зависимости от них определять ту или иную стратегию развития Украины.

Я хочу предложить простое, но действенное решение. Не стоит наедятся, что вышеградские министры иностранных дел в ближайшее десятилетие подпишут с нами формирование нового геополитического блока. Не стоит наедятся на чиновников и силу их пера, но нужно самим создавать проекты с будущими партнерами. Необходимо начинать сотрудничество снизу. Поддерживающие идею Интермариона той или иной формы должны начитать взаимодействие с агентами регионального в целевых странах. Речь идет о сотрудничестве в области культуры, науки и бизнеса. Украинцы должны стать активным партнером и выработать свой локальный продукт который заинтересует не Польшу или Литву в целом, но ту или иную компанию или организацию в одной из этих странах. Я верю, что это под силу каждому: и писателю, и бизнесмену. И это единственный путь к тому чтобы Интермарион когда-то воплотился в жизнь, а не остался таким воздушным замком, каким он является сейчас.

Автор —  бакалавр философии (Университет им. Т. Шевченко), магистрант философии (Бергенский Университет, Норвегия), teaching assistant курсов по истории политической философии и современной политической теории (Бергенский Университет)

1http://visegradplus.org/opinion/polish-lithuanian-reset/

2Тарас Возняк «Геополітичний контексти війни в Україні», Незалежний культурологічний журнал «Ї», 2015 – стр. 191

3http://visegradplus.org/mission-2/

4http://visegradplus.org/opinion/let-die-think-visegrad-2-0/




Комментирование закрыто.