Почему 2017 год хуже не будет: сеанс оптимизма для Украины

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"

2017-god

Уходящий 2016 год дал все основания ожидать в наступающем году всего самого наихудшего. К счастью, как, впрочем, и несчастью, жизнь обычно зависит от объективных факторов, а не от наших желаний и намерений. Поэтому, перед тем, как предаваться вселенской печали, стоит взглянуть на объективную картину мира.

Основным фактором является универсальная глобализация, которая связала всех и вся, экономически, культурно, социально, политически, даже лично. Поэтому все попытки сделать вид, что можно как-то от мира отделиться и устроить чудную жизнь в отдельно взятой стране, обречены на разочарование или, если за дело взяться серьезно, то и на успех в стиле северокорейского «чучхе», и то если соседи станут подкармливать. Будут, конечно, продолжаться громкие заявления и референдумы, что пора отделиться и перестать кормить других, но на деле интеграция экономик и социумов будет продвигаться, как и раньше. Просто Трампы и всякие Брекзитисты будут называть это другими словами.

Дело в том, что все проблемы человечества — дело рук самого человечества. И даже не рук, а именно слов, которыми выражаются всевозможные идеологии и религии, из-за которых весь бардак и случается. Иными словами же — общий процесс интеграции и взаимоузнавания-понимания будет идти, но люди приложат все усилия, чтобы он не слишком преуспевал.

Что мы и видим на Ближнем Востоке. Часто наблюдаю, как украинцы жалуются, что им трудно попасть в Европу, а сирийцам запросто. Отвечаю — если вы хотите попасть в Европу в качестве беженца из зоны беспощадного военного конфликта — раздолбайте Киев или Луганск на манер Алеппо — и будет вам доступ. Ведь мы заботимся о тяжело больных и умирающих, но сами не спешим ими стать.

Основной конфликт человечества на сегодняшний день — открытое столкновение суннитов и шиитов, двух основных и конкурирующих ветвей ислама, своего рода Религиозная война, наподобие европейских конфликтов 16-17 веков. Происходит она оттого, что, несмотря на внешнюю светскость местных диктаторских режимов, они не сумели, да и не могли, создать свободное общество, основой которого является индивидуум. Человек на Ближнем Востоке, за исключением, понятно, демократического Израиля, по определению принадлежит к этно-религиозной общине и без внешней помощи не в состоянии сохранить свою независимость. Этим объясняется, почему даже светские и демократические силы Сирии и Ирака без поддержки западных стран в конечном итоге начинают ассоциироваться с религиозными организациями. Командная структура ИГИЛ состоит из бывших военных армии Саддама Хусейна не потому, что они все такие истовые поклонники халифата, а из-за того, что 15 лет назад их армию разогнали, а шиитское большинство при удобном случае начинает гнобить суннитов. Это мы видим ИГ через видеокамеру, снимающую жуткие публичные казни. А на местах это зачастую единственная сила, способная защитить суннитов от притеснений и смерти. Поэтому даже малочисленные нерелигиозные противники сирийского диктатора Асада без поддержки запада, чтобы достать оружие, вынуждены отращивать бороду и совершать намаз. Или бежать, или погибнуть. Вот такой там выбор.

Запад, и, в первую очередь, США, остается в патовой ситуации, описываемой английским выражением «damned if you do, damned if you dont«, то есть, что ни делай — все равно будет плохо. Как показывает история, вмешательство в ближневосточные конфликты там на Востоке расценивается, как поддержка одной из сторон. Это президент Буш считал, что он нес в Ирак демократию. В Ираке же считали, и не без фактического основания, что он забрал власть у суннитов (меньшинства) и отдал ее шиитам (большинству). Принципиально ничего не изменилось, просто угнетатели и угнетенные поменялись местами.

Поэтому Запад долго старался не влезать в сирийскую гражданскую войну. Что, естественно, также привело к обвинениям в поддержке одной из сторон. И поскольку самоидентификация у большинства мусульман Ближнего Востока и Северной Африки идет по религиозным критериям, то вмешательство или невмешательство равно будет равно расцениваться, как враждебные действия. Террористические атаки в Европе и Америке это выбросы Религиозной войны в Азии, а не сама война.

И все это будет продолжаться довольно долго, пока Иран и Саудовская Аравия не исчерпают свои и чужие ресурсы. Россия может помочь Асаду взять Алеппо, и даже восстановить руины, но вряд ли это заставит суннитов полюбить шиитов, особенно после таких событий. США может, в принципе, разнести военную составляющую ИГИЛ, но построить мост между воюющими фракциями и они не в состоянии.

Поэтому война там будет продолжаться, производя волны беженцев и насилия, так как механизмов сосуществования различных конфессий, кроме жестокой личной диктатуры, тот регион не выработал.

Что ведет нас прямиком в Украину. Где пока что имеются и механизмы, и возможности решить все проблемы путем политических и экономических преобразований. Но для этого необходимо вырваться из парадигмы войны за советское наследство, происходящей сейчас и на позициях АТО, и на парламентских сессиях. И дать действенную альтернативу будущего для всех. Именно для всех, и поклонников Бандеры, и любителей Путина. Любому человеку нужна относительная личная свобода и относительная личная собственность. От этого и плясать.

Каждый год, когда этого не происходит, является шагом на пути к сирийскому варианту решения проблем — разделение по надуманным признакам и насилие как универсальное средство решения вопросов. И хочется напомнить украинским друзьям, что не случайно украинские дела регистрируются на карте мировых проблем где-то в пятую очередь. У вас все не так плохо. Все могло быть гораздо хуже. И не стоит впадать в отчаяние, или, тем паче, в истерику при виде имеющегося бардака. Ведь может стать и хуже, гораздо хуже. Когда я утверждаю, что происходящее в Украине есть лучший вариант развития событий, это не похвала и не радость. Сами подумайте, если это лучший, то каким будет худший. Ответ ищите на Ближнем Востоке.

Вещи начинают работать только там, где достаточное количество народу осознает, что задачей общества является не единоразовый поиск и насаждение некоего абсолютного идеала, а постоянный поиск баланса между непостоянными, многочисленными и часто неприятными элементами этого самого общества. И хотя насилием можно временно решить любую проблему, физически истребив ее носителей, создать стабильность можно только найдя общий знаменатель для любого члена общества, вне зависимости от его личной и конфессиональной принадлежности. И если в 2017 году Украина не сможет произвести новой политической альтернативы статусу-кво, сценарии развития событий могут быть любыми. Выбор лежит между нестабильной стабильностью и стабильной нестабильностью. Поэтому, когда каждые четыре года, узрев реакцию американцев на их президентские выборы, да и на любые западные выборы, мне рассказывают о закате западной цивилизации, я неизменно отвечаю — чтоб нам так всем закатывалось! Развитой мир это поиск баланса в состоянии перманентной неизвестности. Если вы хотите гарантии — покупайте страховой полис или живите в тоталитарном государстве.

Что ведет нас к России. С тех пор, как Путин стал Россией, мне за нее страшно. Потому что страна Россия будет существовать гораздо дольше человека Путина, потому, что сведя все к одному человеку, российская система создала себе большую проблему. Если один человек заменяет все институты, то что произойдет, когда этого человека не станет? Мы примерно знаем, по опыту Византийской и Оттоманской империи, и это очень неприглядная картина. Но в следующем году России это не грозит, ее лидер в отличной форме и будет продолжать заниматься блефованием на политической арене.

Дело даже не в том, что бряцание российским оружием по поводу и без повода не в состоянии скрыть общую техническую слабость ее армии, не говоря уже об ее, так сказать, флоте. Дело в том, что, в отличие от Сталина, Путин совсем не хочет завоевывать Европу, или даже Украину. Ну, посудите сами. Сталин хапал земли, чтобы насаживать там свой, коммунистический идеологический порядок. Путинский режим совсем не идеологический. Более того, он совсем не против, чтобы в России был такой порядок, как на западе. Просто он не знает, как это сделать, не отдав власть. Захватить Львов, и Берлине с Парижем, можно, но что потом? Развалить и там экономику и кормить доходами от трубы опролетаризировавшееся население? Дурных нема. Одно дело подгаживать при возможности, напоминая о себе, другое дело принять ответственность.

Короче говоря, скорее всего, единственное, что реально измениться — риторика. И если Украине будет продолжать везти, то в ней появятся новые политические силы с новой повесткой и новыми лицами. Хуже не будет. Хотя может. Но лучше, чтобы было лучше. Это уже зависит от всех нас.




Комментирование закрыто.