Новая стратегия национальной безопасности США как отражение новой политики администрации Трампа

Антон Шевченко, для "Хвилі"

Globe - Pions noir

В недавней статье “Плюс и минус нового миропорядка” мы писали о формировании нового направления американской геополитической мысли вокруг таких понятий, как биполярные плюс и минус. Коротко имелось ввиду, что политическая география планеты становится двухполюсной (или биполярной), где на одном полюсе расположились США и их союзники (“биполярный плюс”), а на другом – Россия, Китай и прочие (“биполярный минус”).

И вот мысли американских аналитиков обрели очертания в конкретных государственных законодательных актах. Презентованная 18 декабря 2017 года Дональдом Трампом новая Стратегия национальной безопасности США стала тем историческим документом, который номинально обозначил страны, входящие в так называемый “биполярный минус” нового миропорядка.

При этом, следует заметить, что в западных аналитических кругах уже некоторое время разгуливает мнение, что всё, о чём написано, обязательно произойдёт. Это не какая-то конспирология, речь идёт исключительно о политических событиях… Исходя из этой логики, появление такой Стратегии вполне объективно, исторически обосновано и последовательно.

США уверенно следуют принципу: “У нас нет вечных союзников и постоянных врагов – вечны и постоянны наши интересы”. И некоторые отличия внешней политики Трампа от его предшественника, кажется, не повлияли на общую стратегию. Особенно, если это касается рисков, связанных с КНДР, Ираном, ИГИЛ, Россией и Китаем. Конечно, артистическое поведение Трампа и его, иногда конвульсивные, заявления часто и резко разнятся с взвешенной риторикой Обамы, но общая концепция внешней политики Америки сохранилась. Наверное, тут играет роль хвалённая система сдержек и противовесов (“checks and balances”) власти. Но, различия между двумя (нынешней и бывшей) администрациями Белого дома существуют, и часто присутствуют не в том, как бороться с внешнеполитическими оппонентами, а вопросах их идентификации.

Барак Обама принял свою должность с твёрдыми намерениями реабилитации пошатнувшегося миротворческого образа США. Его команда считала, что влияние Америки подорвано войной в Ираке, американцы утратили былые симпатии и сочувствие, связанные с терактами 11 сентября 2001 года. И целями администрация Обамы были стремления к международной кооперации и сотрудничеству. Но, по мнению нынешней администрации Белого дома, такая политика продемонстрировала всему миру слабость США, существенно пошатнула геостратегическое положения и ухудшила внутреннюю ситуацию в стране. Администрация Трампа взяла курс на возрождение американского могущества власти в экономическом и военном отношении. Подходы довольно разные, хотя, возможно, и не совсем противоположные.

И это не уникальная картина в американской истории. Сегодняшняя ситуация отдалённо напоминает обстановку середины – конца 70-х, когда американская государственная власть значительно ослабла из-за неудач во Вьетнаме, внутренней социальной нестабильности, политического кризиса и отставки президента Ричарда Никсона. Под руководством другого президента Джимми Картера США проводили политику разрядки с Советским Союзом и стремились реабилитировать международный образ США путём сокращения вооружений. Руководство и сотрудничество рассматривались администрацией как лучшая политика сохранения американского влияния и международной безопасности, особенно с учетом социальных и экономических проблем внутри страны.
Но разрядка не была признана как истинно правильный путь. Внутри Америки и в среде их союзников по НАТО возникали голоса предупреждающие, что сокращение военных расходов не обеспечат мир, а наоборот, создадут условия, позволяющие СССР опередить США, что, в сущности частично, и произошло. Это привело к оживлению неоконсервативных движений, призывающих к возрождению военной, экономической и геополитической мощи Америки, к восстановлению её лидирующих позиций в мировой системе. Иранский кризис доказал, что Америка теряет былое могущество, что внешняя безопасность США подвергается риску и возбуждает желание международных конкурентов бросить вызов. В разведывательном сообществе США была проведена соответствующая работа и её оценки явно показали преимущества советского ядерного потенциала. Это стало тревожным сигналом для американской внешней политики, чем воспользовался Рональд Рейган, который призывал к возрождению американского величия и созданию надёжной сдерживающей ядерной программы. Разумеется, были и другие оценки показывающие, что силы Советского Союза явно переоценены, но мнения Рейгана и его неоконсервативного лагеря победили.

Переход от политики умиротворения Картера к агрессивной стратегии Рейгана ознаменовался его знаменитым заявлением, когда он назвал СССР “империей зла”. Вместо дальнейшего сокращения вооружений США увеличили расходы на оборону и развитие ядерной ракетной программы. Тогда Америка развернула свою внешнюю политику в сторону исключительного отстаивания собственных национальных интересов, иногда даже вопреки мнению НАТО и ООН. И 18 декабря 2017 года подобная история повторилась вновь, Трамп заявил, что из-за пассивности администрации Обамы Соединённые Штаты стали менее уважаемы в мире и этому пора положить конец.

Некоторые американские аналитики назвали этот поворот американской политики “эхом Рейгана”. И такая аналогия явно присутствует. Трамп произнёс те же лозунги, привёл те же смыслы и образы, что и Рейган. Это и “сделать Америку снова великой”, и призывы к увеличению военных расходов и обновлению ядерного потенциала, к контролю над российскими и китайскими оборонными программами, к переформатированию неэффективных международных институций (ООН) и почему.

Трамп окружил себя новым эшелоном неоконсерваторов, занял решительную позицию в отношении Северной Кореи и Ирана, нацелился на пересмотр торговых соглашения и экономических связей с Европой. И, вероятно, в вопросах национальной безопасности администрация Трампа во многом будет следовать заявленной стратегии.

Отдельные западные СМИ завили, что следовать объявленным концептуальным направлениям будет довольно сложно, ведь американский конгресс, да и госдеп больше руководствуются не директивными документами, а больше коллективным разумом или консенсусом мнений. В любом случае, новая Стратегия национальной безопасности США принята и публично представлена. Её влияние на дальнейшую геополитику будет однозначно.
В этой Стратегии о геополитическом или “биполярном минусе” явно не говорится, но страны, входящие в лагерь противников США обозначены явно. Это Россия, Китай, Северная Корея и Китай.

Мир уверенно шагнул в эпоху очередного противостояния и кто в нём выстоит, покажет время. Однако, основатель и директор разведывательно-аналитической кампании “Stratfor”, политолог Джордж Фридман в своей книге “Следующие сто лет. Прогноз событий ХХІ века” не скрывая, говорит, что глобальное будущее исключительно за Америкой. А по его мнению, всё, о чём написано, обязательно произойдёт.

Кто дочитал до конца, имеет возможность и желание поддержать автора: номер карты ПРИВАТБАНКА: 5168 7556 1331 6021.

Средства идут на поиск новой интересной информации, которой мы делимся с Вами.

Всем спасибо!

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook


Комментирование закрыто.