«Европейская мечта» против мечты американской

 

То, что действительно отделяет Америку от ее ранних политических экспериментов, это утраченная надежда и энтузиазм. Америка это страна возможностей, место, где постоянные улучшения являются единственным указателем, а экономический прогресс считается таким же надежным, как восход Солнца.

Американцы долго верили в свою исключительность. Вот почему мне так грустно говорить о том, что Америка это больше не великая страна. Да, она все еще обладает самой мощной экономикой в мире, сохраняя беспрецедентное военное присутствие на планете. Однако для того, чтобы быть великой страной, нужно быть хорошей страной. Это правда, что люди всего мира используют американскую культуру и товары потребления. Америке даже завидуют, но ей уже не восхищаются так, как раньше. Американская мечта, когда-то столь соблазнительная, все больше вызывает раздражение. Американский образ жизни больше не вдохновляет; скорее, он выглядит устаревшим, и, хуже того, опасным.

По сути своей, Американская мечта сводится к тому, что каждый может преуспеть, если будет много работать и развивать самодостаточность. Однако реализация этой мечты становится все труднее. Для американцев, которые все делают для успеха, но при этом все глубже опускаются вниз под ударами рыночной экономики и общества, настроенного против них, эта мечта похожа на издевательство, на пустой миф. Для тех, кто родился или приехал в Америку, еще есть какие-то шансы, но прежней вертикальной мобильности, которая была так свойственна американской жизни в начале 70-х, уже нет.

Дети американцев предаются наслаждениям и все меньше хотят работать, и вообще что-то делать. Во всех слоях общества Американская мечта утрачивает свою силу. Каждый третий житель страны говорит, что больше не верит в нее.

В то время как американский дух уходит в прошлое, на арену выходит новая мечта, движимая подъемом новой мировой суперсилы, Европейского Союза. Двадцать семь наций, представляющих 455 миллионов человек, объединились, чтобы создать «Соединенные Штаты Европы». Как и США, это огромное культурное образование имеет свои собственные основополагающие документы и свои надежды на будущее. Оно также имеет и свой вдохновляющий миф. И хотя он все еще незрел, Европейский Союз является первым транснациональным проектом с таким видением будущего, которое гораздо лучше подходит для нашего времени. Европейцы начинают принимать новое глобальное сознание, которое выходит за границы их государств, глубоко осознавая крепнущую взаимосвязь всего мира.

Сравнивая качество жизни

Американцы привыкли считать свою страну самой успешной на Земле, но им не мешало бы усвоить, что во многих отношениях это уже не так. За последние несколько десятилетий Европейский Союз расширился и стал третьим по величине политическим образованием в мире. Хотя его площадь двое меньше площади Соединенных Штатов, его 10,5 триллионный ВВП затмевает ВВП Америки, делая Евросоюз крупнейшей экономикой мира. Европейский Союз уже является мировым лидером по экспорту и обладает крупнейшим внутренним рынком. 61 из 140 крупнейших компаний мира являются европейскими, и лишь 50 – американскими.

Сравнение двух сверхдержав еще более показательно, если сравнивать качество жизни. Например, в Европейском Союзе приходится 322 врача на 100 тысяч человек, а в США всего 279. США занимают 26 место среди развитых наций по уровню детской смертности, что значительно ниже среднеевропейских показателей. Средняя продолжительность жизни среди 15 наиболее развитых стран ЕС составляет 78 лет, что превышает показатель США – 76,9 лет.

Дети в 12 странах ЕС показывают лучшие результаты по математике, чем их американские сверстники, а в 8 странах превосходят их и по научной грамотности. Что касается равномерности распределения богатства, то США занимают 24 место среди развитых стран. Все 18 наиболее развитых стран Европы имеют меньшее неравенство между богатыми и бедными. В Америке живет больше бедных людей, чем в 16 странах-членах ЕС, по которым есть данные.

Америка это также и более опасное место для жизни. Процент убийств в США в четыре раза выше, чем в ЕС. Что еще более беспокоит, процент убийств среди детей, самоубийств и убийств с применением огнестрельного оружия в Соединенных Штатах превышает показатели всех стран ЕС.

Хотя в США живет всего 4% населения мира, в стране содержится 25% мирового населения тюрем. В то время как в ЕС насчитывается в среднем 87 заключенных на 100 тысяч человек, в США этот показатель составляет 685 человек.

Европейцы часто говорят, что американцы «живут, чтобы работать», а европейцы «работают, чтобы жить». Средняя продолжительность оплачиваемого отпуска в Европе составляет шесть недель в год, Америке всего две недели. Большинство американцев также будут в шоке, когда узнают, что европейцы тратят вдвое меньше времени, чтобы добраться на работу, чем американцы.

Во всем, что приносит в жизни радость и что создает лучший образ жизни, Европа начинает превосходить Америку

Две мечты, одно прошлое

Хотя историки редко вспоминают об этом, Американская мечта это в основном европейское изобретение, перенесенное на американскую почву и замороженное во времени. Американская мечта родилась в начале современной эпохи – периода расцвета индивидуальности, развития сложных форм собственности, изобретения рыночного капитализма и создания национального государства.

Протестантская Реформация и идеи Просвещения о науке как неустанной погоне за секретами природы возникли в Европе. Хотя европейцы со временем умерили свой религиозный пыл и свой энтузиазм в отношении рыночного капитализма, предпочтя ему компромисс в виде демократического социализма, в Америке этого не произошло. Вместо этого американцы стали самыми набожными протестантами на планете, самыми завзятыми сторонниками науки, частной собственности, капитализма и национального государства. Различие между ними хорошо заметно в различии между Американской и Европейской мечтой, которые по сути своей диаметрально противоположны в отношении идей свободы и безопасности.

Для американцев свобода четко связана с автономией. Автономная личность независима от других. Чтобы быть автономным, нужно быть богатым. Чем больше богатства, тем больше автономии, свободы и безопасности.

Новая Европейская мечта основана на противоположных соображениях. Для европейцев свобода это не автономия, а взаимосвязь с другими. Чтобы быть свободным, нужно иметь множество отношений взаимозависимости. Чем больше человек связан с обществом, тем больше он имеет возможностей для полноценной жизни. Включенность в общество приносит безопасность.

Американская мечта подчеркивает экономический рост, личное богатство и независимость. Новая Европейская мечта обращает внимание на устойчивое развитие, качество жизни и взаимозависимость. Американская мечта обращает внимание на трудовую этику. Европейская мечта более склонна к ценности отдыха и игре. Американская мечта неотделима от религиозного наследия страны и ее глубокой вере. Европейская мечта, по сути своей, светская. Американская мечта зависит от ассимиляции, благодаря которой все отбрасывают свои этнические корни и становятся свободными агентами американского «плавильного котла». Европа наоборот, стремится сохранить свою культуру в мультикультурном мире.

Американцы часто выражают свою любовь к стране и патриотизм. Европейцы напротив, более космополитичны. Американцы чаще стремятся решать вопросы военной силой. Европейцы предпочитают дипломатию, экономическую помощь и миротворческие операции для поддержания порядка.

Это не означает, что Европа внезапно стала утопией. Европейцы становятся все более враждебными к иммигрантам и беженцам. Межэтническая напряженность и религиозная нетерпимость понемногу нарастают. На подъеме антисемитизм и дискриминация мусульман.

Что наиболее важно, Европа выражает новое видение будущего, которое фундаментально отличается от американского. Эти базовые различия критически важны для понимания отношений, которые складываются в начале 21-го века между двумя мировыми суперсилами

Создание Евросоюза

В отличие от империй прошлого, которые возникли из мифов о великих победах на полях сражений, Европейский Союз является первым крупным образованием в истории, родившимся из пепла поражения. Вместо того, чтобы прославлять славное прошлое, он настаивает на том, что прошлое не должно повториться. После двух тысяч лет беспрерывных войн и резни, нации Европы, пройдя через две мировые войны, оказались в руинах. Их население было искалечено, памятники истории разрушены, их богатства растрачены, а их образ жизни сломан. Они оказались вынуждены искать политический механизм, который мог бы избавить их от древней вражды.

В серии договоров, подписанных после Второй Мировой войны европейские элиты начали болезненный процесс объединения Европы, в то же время, пытаясь установить границы власти нового Европейского Сообщества. Федералисты настаивают, что властям ЕС нужно дать больше власти. Конфедераты наоборот, пытаются оставить власть в руках стран-членов, и лишь координировать их национальные интересы. Каждое принятое решение является результатом компромисса между этими двумя подходами.

В то же время, Европейский Союз постепенно превратился не в сверхдержаву или в механизм согласования национальных интересов, а в нечто третье – форум, на котором согласовываются интересы массы игроков, среди которых государство только одно из многих. Основная роль Евросоюза – дирижерская. Европейский Союз это не столько место, сколько процесс. Его оригинальность в его неопределенности. В отличие от традиционного национального государства, чья цель – в собирании, поглощении и объединении интересов, заключенных в его границах, ЕС не имеет такой роли. Скорее наоборот, он делает противоположное. Его цель в стимулировании и регулировании потоков разнообразных интересов и видов деятельности.

Такого управляющего института, подобного ЕС, в мире еще никогда не было. Евросоюз имеет множество признаков государства. Его законам подчиняются все страны-члены. Он имеет свою валюту, свой флаг, свою штаб-квартиру. Он регулирует торговлю, энергетику, транспорт, коммуникации, и даже образование. Его граждане имеют единый паспорт. Он имеет свой парламент, который принимает законы, свой Европейский Суд, чьи решения обязательны для выполнения на всей территории ЕС. Он имеет своего президента и вооруженные силы.

Несмотря на то, что Европейский Союз во многих отношениях похож на государство, он им не является. Он не облагает граждан налогами, а его члены обладают правом вето на его решения, касающиеся применения войск. Что еще важнее, Европейский Союз является экстерриториальным институтом управления, он не имеет своей территории. Его легитимность основана исключительно на доверии и доброй воле его членов.

Сегодня две трети людей, живущих на территории ЕС, ощущают себя европейцами. Шесть из десяти граждан ЕС говорят, что ощущают себя «очень привязанными» к Европе, а треть молодых европейцев ощущают себя «скорее европейцами, чем гражданами своей страны». И хотя сущность ЕС все еще трудно определить, все эти очень резкие изменения того, кем население Европы ощущает себя, произошли менее чем за 50 лет

Новая Конституция как суть Европейской мечты

Хотя многие предложения 265-страничной европейской Конституции списаны с американской Декларации независимости и Билля о правах, в ней содержатся и другие идеи, которые настолько чужды современной американской душе, что могут вызвать подозрения и даже мысли о том, что европейцы «слегка чокнуты».

Начнем с того, что там нет ни единого упоминания о Боге, и есть лишь туманные упоминания «религиозного наследия» Европы. Для континента, где на каждом шагу стоят кафедральные соборы и церкви, это странно. Многие европейцы больше не верят в Бога. 82% американцев считают, что Бог для них очень важен, в то время как в Европе таких людей всего 20%.

«Пострадал» от невнимания не только Бог. В Конституции есть всего одно упоминание о частной собственности, да и оно скрыто далеко в глубине документа, как и краткое упоминание свободных рынков и торговли.

Не менее впечатляет и то, что Конституция подчеркивает. ЕС выражает четкую приверженность идее «устойчивого развития… основанного на сбалансированном экономическом росте», «социальной рыночной экономике», и «защите и улучшении качества окружающей среды». Конституция также отстаивает «защиту мира» и «борьбу с социальным отторжением и дискриминацией», «защиту социальной справедливости, равноправия мужчин и женщин, солидарности поколений, защиту прав детей».

Глава евроконституции о фундаментальных правах идет гораздо дальше американского Билля о правах со всеми его поправками. Например, она обещает каждому превентивное здравоохранение, право на ежедневный и еженедельный отдых, оплачиваемый отпуск, отпуск по уходу за детьми, социальную защиту и помощь в приобретении жилья, защиту окружающей среды.

Конституция ЕС – это нечто новое в истории человечества. Хотя ее нельзя сравнить с французской и американской конституциями, это первый конституционный документ, вышедший на уровень глобального мышления. Весь язык Конституции пронизан универсализмом, обращая внимание не на народ, или территорию, или нацию, а скорее на весь человеческий род и населенную им планету.

Отделяя человеческие права от территории, Европейский Союз выходит на новый, неведомый ранее, политический уровень, причем с далеко идущими последствиями для всего человечества. Европейская конституция, отстаивая человеческое разнообразие, включение людей в общество, права человека и природы, качество жизни, устойчивое развитие, свободу духа, мир и глобальное мышление выражает тем самым суть Европейской мечты.

Эта новая мечта угрожает войти в противоречие с Соединенными Штатами в ряде сфер. Например, Европейский Союз запретил смертную казнь даже в отношении террористов, или лиц, осуществлявших геноцид – все они обладают «внутренне присущим и неотъемлемым достоинством». Неприятие смертной казни находится в самом сердце Европейской мечты, и европейцы стремятся убедить всех в своей правоте.

Другой пример – разное отношение к генетически модифицированным продуктам. Американское правительство дало им «зеленый свет» в середине 1990-х. Европа ведет себя совершенно иначе. Мощная оппозиция к генетически модифицированным продуктам привела к их фактическому запрещению.

Хотя еще рано говорить, насколько успешными в дальнейшем будут Соединенные Штаты и Европа, ясно, что ни одна страна не может в одиночку решить все свои проблемы – они слишком взаимосвязаны. Европейцы первыми поняли это и стали действовать в соответствии с реалиями глобально взаимосвязанного мира. За ними последуют и другие.

Будущее Европейской мечты

Хотя я активный сторонник нового европейского эксперимента, я не вполне уверен в устойчивости Европейской мечты. Смогут ли мирные устремления европейцев устоять перед актами терроризма? Устоит ли приверженность европейцев устойчивому развитию, когда мировая экономика вошла в спираль кризиса, а возможно, и мировой депрессии?

Всякая мечта требует оптимизма. Американцам вообще свойственен оптимизм, но европейцам – гораздо меньше, и его может оказаться недостаточно. Преодоление глубоко въевшегося в души цинизма может оказаться для европейцев такой же трудной задачей, как для американцев – преодоление своего наивного оптимизма.

Мы живем в смутное время. Европейская мечта, это луч надежды в тревожном мире. Он указывает нам путь в новую эпоху человечности, разнообразия, качества жизни, прав человека и природы, мира на земле.

Американская мечта заслуживает смерти, Европейская мечта – жизни.

Дж.Рифкин, Utne

Перевод Андрея Маклакова, Диалоги




Комментирование закрыто.