Кремлевская эйфория после терактов в Париже

Александр Смолянский, для "Хвилі"

Владимир Путин Барак Обама

Теракты в Париже вдохнули в «сирийскую заготовку» Кремля «вторую жизнь». Подпитавшись кровью парижских терактов, команда Кремля перешла в очередное контрнаступление. Эту неделю нельзя назвать временем путинского триумфа, скорее, временем кремлевской эйфории. Москве показалось, что стратегическая цель – восстановить отношения с Западом, близка как никогда.

На следующий день после терактов Путину таки удалось затянуть Обаму на беседу на саммите G20, и не «на ногах», как предполагалось, а даже в креслах. Официально поговорили о «делах скорбных» – о Сирии и Украине. Разговор с Обамой нельзя назвать победой – позиция Белого дома по Сирии осталась неизменной: Башар Асад должен уйти. Это – американское условие победы над ИГИЛ. По Украине Путину тоже не удалось добиться никаких уступок.

Однако удар по Франции, как кажется Москве, достиг своей цели – и нынешний президент Франции Олланд и бывший – Николя Саркози заявили, что необходимо сформировать коалицию с участием России для борьбы с ИГИЛ. И вообще – Башар Асад Франции не враг.

Эту же канву с европейских просторов поддержал и бывший премьер –министр Италии Сильвио Берлускони, наверное, в благодарность за недавнее угощение прекрасным вином во временно оккупированном Крыму, где он прибывал по приглашению Путина.

Россия решила вскочить на «парижский экспресс». Это видно невооруженным глазом. Хотя идеальным вариантом для нее конечно же был «парижско – берлинский скорый поезд», но террорист –смертник подорвал себя не на стадионе «Стад де Франс», где в это время проходил товарищеский матч Франция – Германия и присутствовал практически весь политический бомонд двух стран, а возле него.

Сразу после Парижа в России официально признали, что российский аэробус А-321 над Синаем погиб от бомбы террористов, а боевики ИГИЛ в подтверждение этому сразу же запустили в Интернет фотографии этой бомбы. Хотя следы взрывчатки наверняка были найдены не позже, чем через неделю после начала обследования обломков самолета.

В свою очередь, пресс-секретарь МИДа РФ Мария Захарова запустила флэш-моб с картинкой самолета, который был очевидной калькой и очень напоминал силуэт Эйфелевой башни в черном кружке, который был выбран символом солидарности с Францией.

и

Афганское дежа-вю

На сегодняшний день «флэш-моб солидарности» передал эстафету российским бомбардировщикам, бомбящим Сирию. После штурмовиков Су-25, фронтовых бомбардировщиков Су-24 и Су-34 в дело пошла дальняя авиация РФ – Ту-22М3, Ту-160 и Ту-95. Все, как было в Афганистане.

Разница только в том, что сирийская воздушная война ведется для телевизора – на российских самолетах камер больше, чем бомб. Кроме этого, в Афганистане не запускали крылатых ракет – в этом не было необходимости. Нет такой необходимости и в Сирии – крылатые ракеты нужны для ударов по объектам с очень плотной защитой ПВО, чего у ИГИЛ нет по определению. Однако Путину и Шойгу не дает покоя культ карго и американских «Томагавков».

Судя по отсутствию официальных фото и видеоотчетов по результатам применения уже второй волны крылатых ракет (стрельба с кораблей из Каспия на день рождения Путина была первой), результаты боевого применения этого советско-ельцинского наследства действительно далеки от расчетных. И ракеты падают не там, куда были нацелены.

Еще одно дежа-вю «холодной войны» — картинка сопровождения бомбардировщиков Ту-95 перехватчиками F-14 “Tomcat.

Правда, не американскими, а иранскими. И без ракет – потому что штатные американские ракеты к этому уникальному самолету давно в Иране закончились.

Заготовки на переправе не меняют

Как говорилось почти во всех предыдущих материалах , одной из главных информационных заготовок российской пропаганды является навязывание связей между террористами ИГИЛ и Украиной. Никто не раскручивает эту тему, кроме российских СМИ. Как маргинальной блогосферы, так и официальных телеканалов.

Однако в пятницу 20 октября власти Кувейта сообщили о задержании международной группы, которая занималась сбором денег и закупкой оружия для ИГИЛ. Лидер группы, гражданин Ливана Осама Хайят, признался, что он закупал оружие и в Украине. Это произвело в Киеве эффект разорвавшейся бомбы. Если бы не одно «но», которое сразу перечеркнуло всю сенсацию.

Ливанец заявил, что закупал в Украине китайские переносные зенитные комплексы FN-6. Одного этого было достаточно, чтобы полностью опровергнуть саму возможность такой сделки. Можно было бы поверить, что арабы искали способы раздобыть старые советские ПЗРК со складов ВСУ, или оформить партию на «липового» покупателя со стороны спецэскпортера, чтобы иметь возможность легально вывезти ракеты из страны.

Но китайские ПЗРК FN-6 в Украине – полный бред. Да, эти ракеты давно засветились в Сирии, причем во всех подробностях.

И наиболее вероятным источником их получения является, скорее всего, Судан. Но это уже не украинская проблема, а китайская – кому Китай продает ракеты и как покупатель соблюдает обязательства конечного пользователя этого оружия.

Если же Осама Хайят приезжал в Украину просто обсуждать, как достать в Судане и переправить в Сирию партию китайских ракет, то украинское государство может нести за это не большую ответственность, чем администрация гостиницы или ресторана, где происходило обсуждение этой схемы.

Кроме того, все указывает на то, что это спланированная информационная провокация Кремля, фундамент, как и общественное мнение, для которой готовили на протяжении нескольких месяцев, и просто ждали удобного момента.

Однако уже можно сказать, что эта российская подача своей цели достигла. И проблемы Украины на китайских ракетах не закончатся. Это будет иметь последствия. В зависимости от дальнейших показаний Осамы Хайяата, от Украины будут требовать провести соответствующие расследования и со своей стороны.

И это в любом случае отвлечет ресурсы украинских спецслужб с российского направления на арабское. СБУ сейчас в основном работает на сборе доказательств российской агрессии и противодействия ей. Но Запад информация о российской террористической деятельности против Украины уже интересовать не будет. Будет интересовать только конкретная информация о присутствии ИГИЛ в Украине. И СБУ действительно придется искать эту «черную кошку в темной комнате».

Украинская проблема «чистокожих»

«Чистая кожа» (Cleanskin) – название британского фильма о борьбе с террористами-смертниками. «Чистокожие» – это ранее несудимые и не привлекавшиеся к ответственности люди, которые не привлекают внимания и не значатся в базе данных полиции и спецслужб. Поэтому они являются идеальным объектом вербовки, например, для перевозки наркотиков, или же на роль смертников, как это произошло в Великобритании 10 лет назад.

В украинском контексте мы имеем потенциальную проблему. Несмотря на постоянные анонсы российской пропаганды, что ИГИЛ проникает в Европу вместе с сирийскими беженцами, теракты в Париже показали, что основную роль в подготовке терактов сыграли местные радикалы – причем граждане ЕС.

Причастность действительно сирийских беженцев к терактам пока не установлена. Беженцы вообще малопригодный материал – они не знают ни страны, ни городов, ни людей, и они ограниченны в передвижениях, особенно между станами ЕС.

Феномен Украины состоит в том, что наша страна практически вообще не предоставляет статус беженцам. Более 90% подающих документы на получение статуса беженца получают отказ. Но зато почти без проблем получают такой статус в Европе. Кроме этого, гражданам почти всех арабских и других азиатских стран предельно трудно получить украинскую визу. Поэтому с 1991 года мы не имеем оснований считать, что Украина является удобной базой для арабских экстремистов. И любые российские инсинуации на эту тему это просто перекидывание со своей больной Северным Кавказом и терроризмом головы на нашу здоровую.

Однако Украина не застрахована от проникновения террористов, имеющих гражданство ЕС и других стран, граждане которых имеют право въезжать в Украину без визы. Особенность парижских терактов состоит в том, что их планировали в основном граждане ЕС, и планировали из соседней Бельгии. Если в Европе произойдут новые теракты, то скорее всего окажется, что их планировали и готовили тоже какие-то не местные и поэтому незнакомые местной полиции экстремисты. А полиция и спецслужбы по месту жительства террориста не имеют полномочий и ресурсов продолжать слежку на территории другого государства ЕС.

В этой связи европейской полиции и антитеррористическим органам придется искать формат и налаживать обмен информацией и взаимодействие. Поскольку Украина имеет безвизовый режим для граждан ЕС, то нам тоже придется присоединиться к общеевропейской системе противодействия террористической угрозе. Иначе если у нас не будет информации по подозрительным лицам, то мы не будем иметь оснований не пустить в страну террористов с паспортами ЕС.

Конечно, Путин и Киселев будут рады, если такая публика действительно приедет и наследит в Киеве, чтоб иметь повод орать о связи между Украиной и ИГИЛ. Правда, учитывая уровень «ольгинского» контингента, следует ожидать, что главным доказательством поддержки Украиной ИГИЛ будут в основном «селфи» арабов на Майдане, взятые из Фейсбука.




Комментирование закрыто.