Кремль и база НАТО в Ульяновске: Медведев уходит, чудеса продолжаются

Дмитрий Тымчук

Прямо так и сказал, комментируя в своем интервью журналистам российских телеканалов «Первый», «Россия», НТВ, «Дождь» и РЕН ТВ ситуацию вокруг военной базы в Ульяновске. Более того, Медведев заявил, что Россия поддерживает миротворческую операцию, а сама база в Ульяновске — лишь «площадка для подскока». «Конечно, это именно «площадка для подскока», — сказал Дмитрий Медведев. — Это всего-навсего лишь возможность помочь в выполнении миротворческим контингентом той миссии, которая проводится в Афганистане. Мы все заинтересованы в том, чтобы Афганистан был мирным, чтобы оттуда не исходила угроза, чтобы терроризма там было меньше. Поэтому это наша открытая позиция».

Странно слышать подобные заявления от президента, при котором Кремль сделал операцию НАТО в Афганистане отличной темой для бесчисленных спекуляций. Сама эта операция — тема отдельная, и трудно возражать, что многие из упреков и возражений со стороны в адрес Брюсселя относительно данной темы лишены оснований. Но куда больше за время президентства Медведева мы услышали явного неприятия и жесткой критики, балансирующей на грани демагогии, а то и откровенно сваливающейся в ее пропасть. И особенно такая неадекватность лилась рекой в моменты, когда у Дмитрия Анатольевича и его команды что-то не получалось на западном направлении.

Вот и сейчас, то ли Медведев не успел скоординировать свои действия с другими участниками банкета, то ли последние положили на складывающего полномочия лидера большой и с прибором, но на лицо — явный разнобой. За считанные дни до интервью Медведева министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что прежде чем начать вывод международных сил из Афганистана, участники военной операции в этой стране должны отчитаться перед Советом Безопасности ООН о выполнении выданного им мандата. Дескать, в Кремле считают: мандат ООН, выданный НАТО на урегулирование афганской проблемы, не выполнен. Завалили бравые западные вояки эту благородную миссию. «Пока террористическая угроза не становится меньше, а наркотическая угроза возрастает и усиливается» — указал г-н Лавров.

А перед этим глава Федеральной службы по контролю за наркотиками (ФСКН) России Виктор Иванов и вовсе, решив не цацкаться с западными «друзьями-миротворцами», заявил, что страны Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) подадут судебные иски в международные инстанции в связи с невыполнением НАТО миссии в Афганистане по мандату СБ ООН. Как уточнил Иванов на пресс-конференции, объемы производства наркотиков в Афганистане с начала операции НАТО возросли в 40 раз. Иванов уверен, что санкционированное Советом безопасности ООН международное вмешательство под предводительством США и НАТО привело не к улучшению, а к ухудшению ситуации и поэтому вполне логично будет потребовать от стран, чьи воинские контингенты находятся на территории Афганистана, неких компенсаций за ущерб.

В Госдуме вторят Иванову: таки да, за операцию НАТО в Афганистане надо судить. «Проблема в том, что операция, которую НАТО выполняла в этой стране, привела к тому, что количество производимых в ней наркотиков увеличилось в 44 раза. Это, кстати, не российские цифры, это расчёты экспертов всё той же ООН. От такой массированной наркоэкспансии страдают прежде всего страны ШОС, граничащие с Афганистаном. Поэтому подобный иск имеет перспективу на то, чтобы, по крайней мере, получить общественный резонанс. Вряд ли удастся из стран НАТО выжать какие-то денежные штрафы или иного рода компенсации. Но всё равно, мне кажется, это надо сделать — предложение правильное, — говорит заместитель председателя Госдумы по международным делам Леонид Калашников.

Конечно, мандат ООН странам НАТО на Афганистан выдавался уж никак не на то, чтобы прижать к ногтю афганских наркоторговцев, а на борьбу с талибами (стало быть, мандат ООН сюда приплести проблематично), но кого это интересует? В Госдуме уже высказывают предположения, что судить НАТО будет «какой-то международный суд, вроде суда в Гааге». Мол, о юридических подробностях говорить пока рано, но, в любом случае, надо подготовить грамотный иск, в котором будет подсчитано увеличение смертности в странах ШОС из-за резкого роста наркотрафика из Афганистана, а также экономические и другие потери. И пусть НАТО покарает рука международного правосудия за те гадости, что творятся в Афганистане.

Общий смысл таков: НАТО полезло туда, куда не просили, натворило делов, чуть ли не заставляет талибов наращивать наркотрафик, раздуло террористическую угрозу вблизи границ России, и вообще провалило операцию, только усугубив и прежде не блестящую ситуацию в Афганистане — и в плане безопасности и стабильности, и в плане наркотрафика — во многие разы.

Может, и так. Но возникает вопрос: а на кой тогда Кремлю понадобилось столь яро поддерживать эту операцию? Откуда такое безудержное стремление господина Медведева «помочь в выполнении миротворческим контингентом той миссии, которая проводится в Афганистане»?

И ведь это он ляпнул не просто смеха ради, понимая, что спросу с него сейчас никакого. При всей критике действий НАТО в Афганистане Медведев и прежде не на словах, а на деле вносил свой неоценимый вклад в «ненужную» и «дестабилизирующую» операцию. Вот свеженький рапорт заместителя госсекретаря США Филиппа Гордона: по его словам, к концу 2011 года США транспортировали в Афганистан и обратно через воздушное пространство России более 280 тысяч военнослужащих. Более четверти миллиона американских солдатушек, спешащих «дестабилизировать ситуацию» и «помочь» увеличить афганский наркотрафик.

Понятно, что Россия оказалась в случае с операцией НАТО в Афганистане в не самой простой ситуации. С одной стороны, российские же эксперты отмечают, что ситуация в Афганистане серьезно влияет на общую ситуацию в Центральной Азии, где у России традиционные интересы. При этом речь идет как о каспийской нефти и туркменском газе, так и об угрозе исламского фундаментализма, который несет в себе очевидное возвращение к власти талибов после ухода НАТО из Афганистана.

С другой стороны, американское присутствие в этой стране для Москвы также не лучший подарок. За время проведения операции было достаточно поводов убедиться: американцы настроены обосноваться в регионе всерьез и надолго — отсюда и «окучивание» Киргизии, большие игры с другими странами региона. Но это присутствие несет в себе серьезный геополитический оттенок, и явно не в плюс России.

Но Кремлю явно стоит наконец определиться. А то Медведев уходит, но непонятки вокруг отношений России с НАТО остаются: то ли нежная дружба и любовь до гроба, то ли непримиримость оппонентов, жесткое неприятие и ревностная критика. Попробуй пойми.




Комментирование закрыто.