Ключевой момент приближается: стратегические угрозы и возможности для Украины

Максим Михайленко

Развилка

В своей новой постмайданной истории Украина приближается к ключевому моменту. Эти решения можно было принять и раньше, но формальная украинская политическая элита – как старая, так и новая – является инфантильной, лишенной смелости и масштаба. Увы, об этом громко свидетельствуют все три эпохи, пролетевшие с момента ухода с поста Леонида Кучмы в 2005 году. Перед взором общественности промелькнула череда популистов, образованцев, мелких дельцов и откровенных гангстеров.

Что же касается двух лет, прошедших с момента победы Революции Достоинства и начала российской агрессии против Украины – то немногие позитивные изменения стали результатом жесткого давления сплоченной Нации, закаленной противостоянием коварному и жестокому врагу и организованной посредством новых технологий общения.

А отчасти – благодаря механизмам влияния, находящимся в руках США и ЕС, некоторых других западных государств.

В свою очередь, постмайданная политическая элита представляет собой варево из старых и новых элементов, и новички в ней оказались способны лишь на тактические успехи – стратегически они продолжают проигрывать более опытным в аппаратных и публичных играх явным и тайным реакционерам. Но мы не станем углубляться в эту тематику – все ее основные моменты давно известны.

Безо всякого злорадства – я не завидую президенту Порошенко. Он оказался в ситуации, в которой дилеммы наслаиваются друг на друга.

Во внутренней политике ему в ближайшие недели придется либо взять на себя ответственность за политику Кабинета министров, и/либо прекратить торг и пригрозить парламентариям тем, что он воспользуется своим правом роспуска парламента в первый же час обретения такого права согласно действующей Конституции.

На мой взгляд, досрочные выборы мало что изменят к лучшему, но в то же время парламент откровенно деградирует к контрреволюции, и если досрочные выборы прервут этот процесс – то такое действие будет лучше бездействия.

Парадоксально, однако сегодня дела внутри страны обстоят несколько лучше, чем на внешнем фронте – тем более, что во внутренней политике все прекрасно знают, что и как именно надо делать.

Поэтому перейдем непосредственно к внешней политике.

Ряд событий, шагов и публикаций последней недели очерчивают параметры того выбора, ответственность за который опять-таки во многом ложится на плечи президента и политической элиты. Отыграть назад будет уже нельзя.

Речь, разумеется, идет о попытках (оснований не доверять статье Сергея Рахманина у меня нет) Германии и Франции склонить Украину к капитуляции перед Путиным, а также о перспективах, которые вырисовываются перед нашей страной в следующие десять месяцев, в течение которых изобретатель наконец прояснившейся «доктрины Обамы» все еще будет находиться в Белом доме.

To tell a long story short, Берлин и Париж требуют от нас просто признать«выборы» в автономных образованиях, которые будут проведены Москвой и боевиками, после чего взять террористов на содержание. Качество и законность этих «выборов» европейцев не волнует, равно как и вопрос пленных, передачи границы – «это все потом, может быть, когда-нибудь».

Главное – ритуал, и немцы с французами умывают руки, объявив о своейдипломатической победе, избавившись от «украинской проблемы». В противном случае нам угрожают отменой санкций против России, а также, следует думать, замораживанием программ помощи.

Что касается Барака Обамы, то его видение международной повестки дня выглядит следующим образом: в целом, «мир лежит во зле», но Америка Обамы не намерена противодействовать этому злу больше, чем это необходимо для устранения прямых жизненных угроз себе. США настолько опередили в развитии все остальные страны, что их могущество не может быть поколеблено тем же Путиным, а американские интересы находятся в Юго-Восточной Азии.

При этом – явное противоречие – по мнению Обамы, США не могут защитить Украину, поскольку Россия всегда будет иметь возможность усилить давление, потому что Украина находится в сфере ее жизненных интересов, а не США. Хотя «в общем» Обама уже Путина победил с помощью бездействия – тот, хотя и «не совсем глуп», разрушает Россию конфликтами, архаикой и изоляцией. Как видим, there is nothing in it for us – поэтому при Обаме (с которым воюют его собственный Госдепартамент и Пентагон) нынешний уровень поддержки Украины является максимальным. Главное, чтобы и он не снижался.

Узнав из публикации в The Atlantic о том, что примером для подражания для Обамы является дипломатия Брента Скоукрофта, советник по национальной безопасности Буша-старшего, отговоривший президента от свержения Хусейна после изгнания его из Кувейта, я вспомнил о том, что именно это решение привело к гибели 10 тысяч человек в восставшей против Хусейна милионной шиитской Басре, надеявшейся на приход американских войск, находившихся на расстоянии вытянутой руки. Эта позорная историявпоследствии стала основанием для глубокого недоверия иракских шиитов к США, по сути захвата ими власти в Багдаде и все более четкой ориентации организованной части Ирака на более последовательный Тегеран.

Какие выводы должна Украина сделать из этих двух обстоятельств?

С Америкой – проще. Взывать к ней о более широком вовлечении в дело нашей поддержки в ближайшее время не стоит. Нам нужно побольше улыбаться в адрес Вашингтона (все-таки он не является частью Минских соглашений) и выстоять еще 10 месяцев.
Хиллари Клинтон близка к неоконсерваторам, поскольку привержена идеям либерального интервенционизма и ее позиция по отношению к Украине и сегодня (и к постсоветскому пространству, а также России в целом) достаточно далека от взглядов Обамы и соответствует нашим целям.

Христианский фундаментализм республиканца Теда Круза ничем не мешает интересам Украины (скорее наоборот) – и его позиция по отношению к Путину ясна и понятна, а за два года, в течение которых Конгресс и Белый дом будут находиться в руках одной партии для защиты Украины вместе с нашими американскими друзьями можно будет сделать очень много.

Дональд Трамп – пока сама неизвестность. Правда, руководитель его кампании Кори Левандовски в свое время лоббировал интересы Израиля. Это несколько обнадеживает.

С Европой – труднее. Не могу не похвалить президента Порошенко – он тянет время, как может – тем более, что с некоторыми деталями, статус-квоУкраину устраивает. Однако, поле для маневра сужается. Наша элита заигралась в дипломатию, поэтому на ней уже лежит часть ответственности за сложившееся положение вещей, в котором мы позволяем давить на себяперепуганным как куропатки политикам, чья эпоха явно уходит в прошлое.

Беда в том, что серьезных альтернатив им пока нет, а те, что могут возникнуть – гораздо хуже для наших интересов. Кроме того, Украина все же втягивается в процесс европейской интеграции – но в условиях, когда будущее самого ЕС выглядит весьма смутно.

Поэтому здесь необходимо выдержать определенную линию.

Несомненно, президент понимает, что если он поддастся на шантаж европейских друзей Путина, его нынешнее первое место в рейтингах за один день превратится в последнее, а политическая карьера будет завершена. И это аксиома. Как же пройти между Сциллой и Харибдой?

Поскольку, как сказано выше, нам все равно нужно продержаться 10 месяцев, президенту необходимо пойти на вариант с референдумом («метод Ципраса») с заранее понятным результатом.

Берлин с Парижем будут недовольны – но они, собственно, сами призывают нарушить Минские соглашения, поскольку проведение местных выборов в ОРДЛО обставлено четкими предварительными и внутренними условиями, которые европейцы хотели бы проигнорировать (что вызывает справедливое возмущение Нации). Поскольку для них главное – это «сохранение лица Путина». А проведение выборов по правилам, указанных в Минских соглашениях невозможно до санации оккупированных территорий.

Поэтому европейцы, скрипя зубами, согласятся на проведение референдума – это ведь хоть какой-то «прогресс». Альтернатива – приостановка участия Украины в Минских соглашениях. К этому мы еще вернемся – признаюсь, что такой шаг и продолжение (или нет – здесь существуют оттенки) полномасштабных военных действий лично я считаю неизбежностью.

Теперь что касается экономического и политического шантажа со стороны Франции и Германии. Это, пожалуй, самый важный вопрос. Потому что украинскому руководству пора вырасти из коротких штанишек и перестать халдействовать перед канцлерами и президентами, трясущимися от одного звонка Путина.

Итак, что произойдет если встречное предложение – референдум – не будет воспринято, и/или Украина, в силу нечестной игры со стороны Берлина и Парижа будет вынуждена покинуть Минский процесс?

Если вы не заметили, с тех пор как этот вымороченный процесс начался, такой вопрос даже не поднимался (по крайней мере, всерьез). Поэтому на самом деле никто доподлинно не знает, что в таком случае будет дальше.

Заморозка Минского процесса оставляет нас в выигрышном положении – непризнанные «ошметки» остаются на российском иждивении, а не переходят под наше (а террористы не получают никакого слова в наших делах). Кроме того, украинских военных перестанут сдерживать, можно будет вернуть тяжелые вооружения на линию соприкосновения (ведь европейцы лицемерно утверждают, что «нарушения режима происходят с обеих сторон» — тогда что мы теряем?) Это во-первых.

Во-вторых, с переформатированием повестки дня необходимо подождать до референдума в Нидерландах. С публичной точки зрения его результат либо усилит наши позиции в Европе, либо же, ослабив их, освободит нас от ряда обязательств, понимаемых европейцами (и да, Россией) так подозрительноузко.

Тем не менее, готовиться следует к худшему – но в чем состоит это худшее?

С одной стороны, Европа уже довольно глубоко внедрилась в Украину – воплощение угроз экономического и политического шантажа в этих условиях задача очень непростая. Тем временем, такие страны-члены как Польша и страны Балтии, благодаря механизмам принятия решений в ЕС, вполне способны саботировать разнообразные антиукраинские комбинации (такие, как отзыв санкций) – ведь они направлены и против них, а устами критиков украинского курса в сфере безопасности и обороны вещает Путин.

С другой стороны, союзная бюрократия – на нашей стороне, расширение Союза в разных формах, по понятным причинам, в ее интересах. Наконец, хотя заявление г-на Юнкера о 20 годах между Украиной, НАТО и ЕС и было конъюнктурным, поскольку он фактически успокаивал голландцев, его можно использовать в качестве свидетельства об отсутствии у Киева настолько масштабных обязательств перед Германией и Францией, чтобы воспринимать их требования, связанные с фактическим переписыванием Минских соглашений.

Замораживание финансовой помощи? Она пока совсем невелика. Приостановка действия ЗСТ? Это практически невозможно – ведь нужен консенсус всего ЕС (а его не будет). Кампания громких заявлений, обвинений и угроз оказавшихся в ловушке собственного вранья и тайного путинизма германских и французских дипломатов? О, это можно стерпеть с саркастической улыбкой. Ведь речь идет о наших национальных, жизненных интересах – к примеру (пусть и не лучшему), все эти вопли годами никак не впечатляют ни венгерского премьера Виктора Орбана, ни польского президента Дуду.

Представляется, что в Берлине и Париже должны придумать что-то посильнее – почему бы, в таком случае, Франции и Германии не покинуть ряды НАТО и не вступить в ОДКБ, в составе которого они смогут насладиться любовью Путина напрямую и невозбранно? Кстати, Обаме будет абсолютно все равно – его доктрина особенно акцентирует на нетерпимости к free-loaders, «халявщикам» в сфере безопасности.

Иными словами, европейские друзья Путина на самом деле не могут причинить нам слишком сильного вреда – в особенности с учетом условий, в которых и без того находится наша страна (и не в последнюю очередь благодаря политике умиротворения агрессора, которую проводили эти столицы на протяжении вот уже полутора лет). Да еще и в том раздрызганном состоянии, в котором находится сам ЕС – чья восточная часть, кстати говоря, в жесткой форме отказалась превращаться в колонии новоявленного Халифата.

Однако, фиксируя все вышесказанное, необходимо сказать и о том, как может меняться украинская внешняя политика в случае (это техническое – я не сомневаюсь, что Нация скорее быстро снесет политическую верхушку, чем допустит предательство, которое Украине пытаются навязать в Берлине) отказа от предложений признать оккупацию Путиным украинских территорий и ввести Путина в состав нашего правительства.
На самом деле эта политика меняется уже – хотя общество, загипнотизированное минской демагогией пока не замечает этих спокойных перемен (вопрос в том, конечно, хватит ли Порошенко – или его преемнику – ловкости и выдержки закрепить достигнутые успехи такого курса).

Итак:

— за последний год в настоящий рост, достигая грани подлинного стратегического партнерства пошли отношения между Украиной и Турецкой Республикой, причем во всех экономически значимых сферах; если Китай, по мнению Обамы – это будущее всего мира, то в нашем регионе будущее – это Турция.

— отношения с королевством Саудовская Аравия достигли уровня строительства шейхами специального завода для «Антонова», кроме того, турецко-украинский проект космодрома в саудовской пустыне начал обретать очертания;

— вот тут бывший первый заместитель министра финансов Игорь Уманскийрассказывает, сколько миллиардов долларов китайского кредита лежит поканеиспользованными; впрочем, о Китае можно еще много рассказать применительно к общим интересам;

Вместе с этим, все теснее становится и северная часть наконец появившейсяБалто-Черноморской дуги, в которую кроме Турции и Украины, входят Болгария, Румыния, Польша и страны Балтии. Конечно, в первую очередь ряд упомянутых стран являются членами ЕС и НАТО. Однако оба этих союза переживают не лучшие времена в связи с долговременным уклонением их крупных членов от создавшей Запад протестантской рабочей этики во внутренней политике и неоконсервативного внешнеполитического планирования.

Выбор, перед которым стоят эти союзы, очевиден: это либо возвращение к здоровой капиталистической экономике и осознанию глобальной цивилизационной миссии Запада, либо исчезновение под ударами ислама, с одной стороны, и возглавляемой Путиным международной организованной преступности – с другой. Tertium non datur. В таком сумеречном мире – тут Обама прав – лучом света в темном царстве останется руководимый здравым смыслом Китай.

Поэтому Украине следует поступать исходя из своих собственных интересов –а не из стремления заслужить похвалу Меркель или Олланда, бессильных как перед бандитами Путина, так и перед внутренними проблемами своих стран, главные из которых – иждивенчество и моральный релятивизм.

Во-первых, избавиться от страхов перед путинской ордой – ее не боитсяНадежда Савченко, обещающая скрутить Россию (страну третьего мира во главе с ненормальным диктатором) в бараний рог.

Почему мы должны бояться вымирающую от алкоголизма страну, в которой Путину сегодня доложили о полном провале оборонного заказа в силу отсутствия украинских и других импортных комплектующих?

Украинцы – многомиллионная Нация патриотов уже доказавшая свою способность разрушать планы своих недоброжелателей – и которая еще не раз уничтожит любого агрессора. Задумайтесь о том, почему Путин остановился, застряв в «ошметках» ОРДЛО, и какими последствиями обернется для дохленькой России полномасштабная война.

Но если он хочет попробовать – пусть. Барак Обама же дал ясный сигнал – он Путина остановить не может, поскольку глобально уже его победил (well,whatever).

Во-вторых, мечта о принадлежности к Западу не зависит от некоторой  модификации приоритетов – в эту мечту верят очень многие влиятельные и обычные наши друзья в десятках западных стран. Так ведь и работать надо с ними (к счастью, это начало делаться), и меньше внимания уделять мелочным политикам с сердцами куропаток, которых в любом случае смоет очередной волной вызовов, порождаемых глобализацией.

Запад нуждается в обновлении, и в первую очередь за счет  новых стран, вливающихся в него.

Одной из таких крупных стран становится Украина, но ей необходимоповзрослеть – выбить себе люкс на этом круизном лайнере сможет лишьздоровое капиталистическое государство, обладающее уверенной интеллектуальной военной мощью. Украине либо предстоит стать таким государством в ускоренном режиме – либо исчезнуть в «постсоветском сумраке», как варваризацию постсоветского пространства назвал в 2013 году Брюс Джексон.

В-третьих и последних, соучастие в обновлении и оздоровлении Запада и рецивилизации постсоветской Евразии и станет той глобальной миссией, вокруг которой, во многом неизбежно – и будет строиться новая, пассионарная и «неоконсервативная» по духу внешняя политика Украины.

Если наша Нация решится покончить с малоуважаемой ролью «страны-клиента» и пойти дорогой здравомыслящего лидерства, сообразуясь в первую очередь с собственными интересами.

Большинство ныне передовых стран тоже начинали свой путь наверх с самого дна угнетения и унижения, среди дымящихся развалин недавнего прошлого , которое так больше никогда и не вернулось.

Источник: newssky.com.ua




Комментирование закрыто.